Баннер
СРОЧНО!

Домой Добавить в закладки Twitter RSS Карта сайта

Боевое братство Печать
01.08.2019 00:00

Жизнь - это череда отдельных автономных плаваний. Любую свою задумку - продолжительностью в год или в отдельный день, большое дело или разовое мероприятие - рассматривайте как автономное плавание. Сначала продумывайте его, потом готовьтесь к нему и, наконец, неспешно и упорно совершайте.

- В 1971 году, после окончания Севастопольского высшего военно-морского инженерного училища, я, инженер-лейтенант Харченко Юрий Григорьевич, был направлен на Крайний Север, в посёлок Гремиха (Островная) Мурманской области для дальнейшего прохождения службы на краснознаменную атомную подводную лодку проекта 627А «К-181» в качестве командира электротехнической группы Боевой части 5.

Но самое первое знакомство с подводной лодкой у меня произошло по окончании второго курса училища, в 1968 году, на практике в городе Лиепая в соединении дизельных подводных лодок. Шли учения «Север», и наша дизельная подводная лодка, к которой я был приписан, по боевой тревоге вышла в Балтийское море. В одну из ночей лодка шла под перископом, используя РДП (подача воздуха к работающим дизелям под водой). Боцман на горизонтальных рулях «провалил глубину», клапан на мачте РДП не сработал, и в дизельный отсек начала поступать забортная вода. Подводная лодка получила дифферент на корму и начала быстро погружаться!

 

Ощущения, я вам скажу, были еще те, хотя и не понимал, что происходит! Но центральный пост подводной лодки моментально отреагировал, закрыл шахту РДП, продул главный балласт, пустил главный осушительный насос, переложил горизонтальные рули на всплытие и дал полный ход электромоторами. Только после аварийного всплытия лодки в надводное положение моряки мне все разъяснили. Легкое чувство оцепенения не проходило до возвращения подводной лодки на базу.

Первые шаги на атомной подводной лодке в занимаемой должности, сдача на самостоятельное управление, вливание в мой первый экипаж корабля, первое самостоятельное дежурство по кораблю и первый выход в море очень четко сохранились в памяти.

С тех пор потекла череда долгих, трудных и увлекательных лет службы на атомных подводных лодках, в том числе на легендарной первой атомной подводной лодке «К-3» «Ленинский комсомол» в должности командира электротехнического дивизиона БЧ-5.

На Крайнем Севере в 1973 году я нашел свою вторую половинку - Ольгу Ивановну, с которой мы вместе прошли через все невзгоды, воспитали дочку Эльвиру. Встречи и расставания с семьёй, родной землёй чередовались с периодами напряжённой ежедневной боевой учёбы, учениями и боевыми походами в автономном плавании.

Когда в отсеках АПЛ раздается команда по громкоговорящей связи «Задраен верхний рубочный люк. Приготовиться к погружению», понимаешь, что внешний мир отрезан от тебя прочным корпусом подводной лодки. И ты остаешься в замкнутом гудящем пространстве. Вначале это вызывало в глубине сознания беспокойство. Но строгое расписание боевой службы сразу затягивало в водоворот событий, боевые и учебные тревоги, несение вахты чередовались между собой. И от тебя, и от каждого члена экипажа теперь зависела твоя жизнь. Вот тогда и только тогда на подводной лодке я и познал, что такое боевое братство.

За время службы на АПЛ было все - и поступления забортной воды в отсек, и возгорания в отсеке. Но, слава Богу, заканчивалось все без жертв.

Так прошла тяжёлая, но интересная служба на атомных подводных лодках (10лет), которая окончательно воспитала во мне понятия: долг, честь и совесть.

Вторая (18 лет) часть моей служебной деятельности прошла на судоремонтных заводах Военно-Морского флота Министерства обороны РФ. В 1981 году судьба определила меня на 10 судоремонтный завод Военно-Морского флота России в г. Полярный Мурманской области, где я трудился в должности заместителя главного строителя атомных подводных лодок (АПЛ). На заводе производился комплексный ремонт АПЛ с проведением ходовых испытаний в море.

АПЛ вставала на ремонт к причалу завода, в прочном корпусе вырезались съемные листы, выгружалось оборудование в цеха для производства ремонта. На корабле происходил ремонт прочного и легкого корпусов с длительным ремонтом АПЛ в большом плавучем доке. Затем отремонтированное оборудование загружалось в прочный корпус, монтировалось. А далее были «горячие» швартовные испытания всех систем с вводом атомных реакторов у причала.

Апофеозом всего был выход в море АПЛ с экипажем и сдаточной заводской командой для проверки работы всех систем по программе ходовых испытаний, в том числе с глубоководными погружениями. При этом коллектив судоремонтного завода совместно с экипажем АПЛ решал задачи со множеством неизвестных в процессе испытаний корабля в установленные командованием ВМФ сроки. От завода руководителем таких испытаний (ответственным сдатчиком) был главный строитель военных кораблей.

Здесь я прошёл тернистый путь, познавая основы судоремонта, азов экономики, от должностей главного строителя военных кораблей, начальника производства, заместителя директора по производству, главного инженера до директора судоремонтного завода.

В один из дней 1985 года я в составе группы товарищей участвовал в ликвидации течи первого контура на одной из атомных лодок, за что и был принят в ряды ветеранов подразделений особого риска.

Вторая часть моей службы была не менее интересной и привлекательной. Объёмы и широта поставленных командованием ВМФ задач перед коллективом судоремонтного завода в период с 1981 по 1990 год впечатляли. Северный флот очень сильно развивался. Вместе с флотом бурно развивались и производственные мощности. 10 СРЗ ВМФ был плотно загружен заказами. В год на 10 СРЗ ВМФ сдавалась из ремонта как минимум одна АПЛ из среднего ремонта и две АПЛ из текущего ремонта.

На годы моей директорской деятельности, с 1994 по 1998 год, пришелся, к большому сожалению, период распада СССР. Невозможно описать все, что пришлось пережить судоремонтникам в период крушения государства. ВМФ не оплачивал по выставленным счетам за выполненные ремонтные работы. Других платежеспособных заказчиков найти не удавалось. Долг завода за потребленную электроэнергию, топливо, материалы, сырье, комплектующие изделия возрастал в геометрической прогрессии по штрафам и пени. Долг заказчика (ВМФ) оставался несоизмеримым с долгом завода. Заказы ВМФ на средний и текущий ремонт были отменены. Финансирование завода было уменьшено в разы. Задолженность по зарплате многотысячному коллективу завода за сданные заказы составляла более года.

Тяжелейшее положение, в которое был поставлен заводской коллектив, боль многих тысяч заводчан, заставляли меня принимать нестандартные, скорее, оригинальные, решения по очень широкому кругу вопросов. Начиная с «выбивания» денежных средств за выполненные работы с Министерства обороны РФ, проработки и заключения новых договоров по судоремонту, в том числе и по ремонту гражданских судов, и заканчивая содержанием солидного заводского жилого фонда в городе Полярный (многоквартирные жилые дома, ясли, детские сады, учреждения культуры).

Начали производить доковые ремонты надводных кораблей, гражданских рыбопромысловых судов, работы на выезде по месту базирования АПЛ.

Когда положение с невыплатой зарплаты коллективу завода стало критическим, я вместе с губернатором Мурманской области Ю.А. Евдокимовым, через головы моих прямых начальников, попал в Москве к первому заместителю, статс-секретарю министра обороны А.А. Кокошину. Результат – погашение задолженности коллективу завода сразу за 5 месяцев!

В 1995 году мною с коллективом заводских энтузиастов с привлечением проектного института впервые в Военно-Морском флоте России была рассчитана возможность вырезки реакторного отсека АПЛ и разделки ее концевых частей на металлолом в заводском плавучем доке ПД-63. До нас указанные работы выполнялись только в сухих доках на берегу. Убедив начальника Главного технического управления ВМФ России в возможности и безопасности такой операции, мы в начале 1996 года по контракту с Главным техническим управлением ВМФ России в установленные сроки разделали первую списанную АПЛ на металлолом с выводом в отстой реакторного отсека, тем самым получив серию перспективных заказов для загрузки производственных мощностей завода в это очень непростое время!

Опорой моей служебной деятельности, моим крепким тылом была моя семья - и во время службы в далекой Гремихе, где постоянные ураганные ветра на границе Баренцева и Белого морей, куда теплоход из Мурманска ходил всего два раза в неделю, и в период службы на судоремонтном заводе, когда отдохнуть в кругу семьи удавалось довольно редко.

Ю.Г.ХАРЧЕНКО, капитан 1 ранга

 

Наша справка

3 июля 1958 года начались государственные испытания первой в советском ВМФ подводной лодки с ядерной энергетической установкой.

Русский атомный подводный флот был обладателем внушительного числа атомных подводных лодок. За время наиболее активного развития этого вида вооружений в нашей стране, то есть за время существования Советского Союза, были построены 243 ядерные подлодки разных классов и различного назначения, от подводных крейсеров - носителей баллистических ядерных ракет до торпедных, охотившихся за субмаринами противника. Но в любом деле всегда есть кто-то первый - и атомный подводный флот России не исключение. Первенцем была подлодка К-3, носившая имя «Ленинский комсомол». А ее государственные испытания, по итогам которых лодка была принята в эксплуатацию, начались 3 июля 1958 года в Северодвинске.

 
 
< Августа 2019 >
П В С Ч П С В
      2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  

Простая математика
Данные с ЦБР временно не доступны. Приносим свои извинения за неудобство.
Встреча, Газета , Ооо