Баннер
СРОЧНО!

Домой Добавить в закладки Twitter RSS Карта сайта

Дубна-Псков: с честью нести звание "десантник" Печать
08.08.2013 08:04

…Полдень 27 июля. Псков. На плацу воинской части торжественное построение, вот-­вот начнется присяга.  452 новобранца вливаются в строй 234-­го гвардейского десантно-­штурмового полка – одного из самых прославленных полков Вооруженных сил Российской Федерации. В их числе четверо дубненских ребят ­ Алексей Иванов, Александр Дрыжаков, Максим Хомяков и Павел Барабанов. Представителям дубненского отделения Всероссийской общественной организации «Союз десантников России», специально приехавшим в Псков по случаю этого события, слышать слова военной присяги из уст своих земляков особенно волнительно. Чуть больше месяца назад они вместе со своими товарищами из этой общественной организации провожали мальчишек от ворот горвоенкомата. Сейчас за плечами пацанов  начальная  десантная подготовка: подготовка к прыжкам  и строевая, стрельбы и уже по одному прыжку с парашютом...

Это не первый случай, когда дубненские парни попадают служить в Псковскую дивизию. Там же, в Пскове, в 76-­й десантно-­штурмовой дивизии, служили уволенные в запас в ноябре 2012 года Антон Рогалев, Сергей Кононов и Роман Соловей, еще раньше там же в роте десантного обеспечения проходил службу дубненец Иван Рыбаков…Службу каждого из них в «Союзе десантников России» старались отследить – таков закон десантного братства: даже в мирное время уметь вовремя подставить надежное плечо, если нужна поддержка и помощь.

Приятным моментом этой патриотической работы стал приезд на присягу членов этой общественной организации Степана Агапова и Эдуарда Клименко: они не только пообщались с самими мальчишками, между прочим, всего за какой­-то месяц службы успевшими обрести военную выправку, но и обсудить с командованием дивизии и полка нюансы дальнейшего сотрудничества по линии подготовки будущих новобранцев и службы их в Пскове, чтобы отобранные заранее в воздушно-­десантные войска мальчишки попадали туда напрямую, минуя сложные этапы распределения через сборные пункты.

Исполняющий обязанности командира 234-­го полка подполковник Армен Людвигович Гиносян, говоря об особенностях нынешнего призыва, подчеркнул, что два-­три призыва наметилась тенденция к приходу более сильного и подготовленного пополнения,  и происходит это во многом благодаря усилению патриотической работы на местах:

­ Что касается сотрудничества с военкоматами конкретных городов, то оно нам, безусловно, выгодно, мы заинтересованы в нем. Ребят надо готовить посредством агитационной работы: в каждом населенном пункте, в каждом муниципалитете должны быть клубы патриотической направленности для того, чтобы воспитывать не только моральный дух, но и физическую составляющую парней. Воин должен прибыть в армию уже окрепшим, тем более если ему предстоит служить в воздушно-­десантных войсках.

Сегодня приводится к военной присяге молодое пополнение призыва 1­13. Это событие, которое случается один раз в жизни у каждого молодого человека, проходящего службу в рядах Вооруженных сил. Молодое пополнение в количестве 452 человек вливается в строй 234-­го гвардейского десантно-­штурмового полка. В нашем полку в годы Великой Отечественной войны звания героя Советского Союза были удостоены 33 военнослужащих, с 1994 по 2008 год – еще 8 военнослужащих. Полк наш боевой, подготовленный, хоть если сравнивать нынешнюю армию по уровню подготовки, с советской армией, то она,  конечно, несколько ниже. За год службы военнослужащий не до конца успевает освоить все те задачи, которые ставились перед нами раньше. Тем не менее, согласно нынешним программам боевой подготовки, ребята проходят необходимые этапы обучения, сдают экзамены и показывают хорошие результаты.

Заместитель командира дивизии по воспитательной работе Валентин Иванович Гудыменко отмечает, что очень тесное взаимодействие у полка сложилось с московскими и санкт-­петербургскими отделениями Союза десантников России. «Благодаря их работе, ­ подчеркнул Валентин Иванович, ­ мы призываем ребят, которые готовы к службе в ВДВ – они хотят служить и верят в воздушно-­десантные войска, и это главное. Всему остальному их научат во время службы…»

О работе патриотической направленности беседуем с членом дубненского отделения ВОО «Союз десантников России» Степаном Агаповым, за плечами которого и  служба в Афганистане, и пребывание на учебных сборах перед призывом: раньше государство обеспечивало будущим новобранцам такую подготовку:

­ Зимой 1986 года мне и еще примерно 15 ребятам пришла повестка из горвоенкомата ­ мы были направлены в Протвино, где располагалась учебная база, на сборы по воздушно-­десантной подготовке. Подход был достаточно серьезный – нас сразу же переодели в зимнюю форму одежды – ватные штаны, валенки, теплые куртки… К тому времени нами уже была пройдена приписная комиссия, но я не был еще приписан к войскам ВДВ, был всего лишь годен к службе в ВДВ по состоянию здоровья. Вопрос служить или не служить тогда в общем­-то не стоял, поэтому вместе с другими ребятами мы спокойно отправились на эти сборы. Курс включал теорию – нам рассказали об устройстве парашюта, научили производить укладку основного парашюта (запасной укладывали спортсмены), после чего началась предпрыжковая подготовка – прыжки с вышки и общий курс воздушно-­десантной подготовки ­ действия при сближении в небе и т.д. Как сейчас помню: многие ребята укладывали парашюты не стараясь, но как только сказали, что один из нас будет с этим уложенным парашютом прыгать, появились и серьезность, и ответственность... Дальше пошли прыжки. Из нас, кто прыгал тогда из Дубны, в ВДВ попали семь человек. К моменту призыва мы уже представляли, что такое прыжок, знали укладку парашюта. Это был очень большой плюс.

Призывался я в 1987 году после окончания 67-­го училища. Вместе со мной на призывной пункт отправлялись еще шестеро ребят. В личном деле каждого (нам дал их почитать сопровождающий) было написано: по своим морально-­волевым качествам достоин служить в демократической республике Афганистан…Но все-­таки,  возвращаясь к воспитанию нынешнего поколения и его подготовке к службе в армии, стоит сказать, что тут со стороны государства существует большой пробел. Раньше в школах проходили уроки начальной военной подготовки, а сегодня все, что делается в плане подготовки молодых людей к службе в армии и патриотического воспитания,– делается силами общественных организаций. Но понятно, что без финансирования эти общественные организации не в состоянии проводить полноценную комплексную работу.

С этим трудно спорить, поскольку централизованного финансирования подобная работа полностью лишена, хоть некоторая надежда, как отметил Эдуард Клименко, все же появилась:

­ На недавней конференции Союза десантников России, ­ подчеркнул он, ­  прозвучала информация, что будет возрождена подготовка призывников через военкоматы по военно­-учетным специальностям. Правда, механизм этой работы пока не прописан и не определен, но будем надеяться, что как раз на эту столь необходимую работу наше государство все-­таки найдет финансирование и технические ресурсы.

Что касается самой поездки в Псков, то целей и задач у нас несколько. Прежде всего, попасть к нашим подопечным на присягу. Кроме того, для нас особенно важно наладить контакты на уровне командования полка с тем, чтобы по договоренности с командирами подразделений появилась возможность направлять  дубненских призывников напрямую в 76­-ю Гв. ДШД. Мы выполнили эти задачи, поскольку принципиальной договоренности удалось достичь, более того, состоялось знакомство с представителями второй отдельной бригады специального назначения, которая также базируется в Пскове. И мы заручились поддержкой и надеемся, что в недалеком будущем новобранцы из Дубны будут проходить службу в бригаде специального назначения. Отбор там еще более жесткий, отбирать ребят из числа призывников, имеющих безупречное здоровье, будем тщательно, поскольку не имеем права посылать туда кадры, которые не смогут выполнять поставленные перед ними задачи. Намерены также продолжить начатую нынешней весной работу и возить ребят, желающих служить в ВДВ или спецназе, на аэродром «Борки», где они смогут выполнить первый самостоятельный прыжок с парашютом.  Еще раз повторю, что мы не имеем право поставлять в эти подразделения отказников, парни должны быть годны для службы не только по состоянию здоровья, но и по морально-­волевым качествам. Такую «годность» как раз можно определить во время прыжков.

…Рассказывать о том, как проходила сама присяга, наверное, будет излишне. Могу лишь сказать, что для самих новобранцев, как и для их родителей, друзей, приехавших в псковскую дивизию из самых разных уголков России, она стала не просто ярким и интересным событием. Это крайне волнительный эпизод жизни, который, как и слова, произнесенные пацанами: «…Клянусь  достойно  выполнять  воинский  долг,  мужественно  защищать  свободу,  независимость  и  конституционный строй  России,  народ  и  Отечество», во всяком случае так хочется в это искренне верить, останутся в памяти и в сердце на всю жизнь!

Этот торжественный момент с каждым из четверых дубненских мальчишек смогли разделить их родные – приехали ко всем, а потому Сашка, Макс, Паша и Алексей, как и полагается, получили увольнительные и отправились в город ­ посмотреть Псков, побыть с родителями и друзьями…

В маршруте ребят оказалось посещение сразу нескольких памятных мест, не побывать у которых, если ты носишь голубой берет…Да что там, если ты просто предан своей Отчизне и чтишь память тех, кто отдал за нее жизнь, – это уже по меньшей мере нечестно. Я говорю об огромном памятнике у КПП 104-­го полка 76-­й ДШД, установленном в память о геройски погибших десантниках 6-­й парашютно­-десантной роты 2-­го батальона 104­-го ПДП во время Второй чеченской войны. Там, у подножия памятного комплекса – двадцатиметрового парашюта, невольно подступает к горлу ком и сгусток боли за каждого погибшего в Афгане, Чечне, в Южно-­Осетинском конфликте ощущается еще острее…За каждого из тех 84  десантников, героически погибших в Аргунском ущелье Чечни на высоте 776,0 метров 29 февраля…

Автор памятника – псковский архитектор Анатолий Царик взял за основу парашют – главный символ десантника. В подножии расположен гранитный Георгиевский крест с фамилиями погибших, а ввысь устремлены 84 свечи – по числу погибших. На внутренней стороне купола  ­ точные копии автографов погибших десантников, а венчает парашютный купол Звезда Героя России… Нашей делегации удалось побывать и на кладбище, где похоронены погибшие герои 6­й роты, жители Пскова, отдать им дань памяти и возложить цветы…

Волнительным стало пребывание и на территории 2 ОБр СПн, где в 2000 году был открыт памятник воинам-­разведчикам, погибшим в бою. Сопровождал нас по территории бригады председатель  Псковской городской общественной организации «Военный спецназ» подполковник запаса Юрий Николаевич Самсонов, два десятка лет отдавший службе в спецназе, десять из них являлся командиром отдельного отряда специального назначения. Всего, по словам Юрия Николаевича, в ходе Второй чеченской кампании погибло 48 воинов-­разведчиков сводного отряда, четверо из них удостоены (посмертно) звания Герой Российской Федерации. Трое военнослужащих навечно зачислены в списки личного состава 2­-й отдельной бригады специального назначения…


Интересно, не скрою, услышать из уст боевого офицера пусть и не слишком подробные (такая работа, много не расскажешь) моменты службы…

­ Самая первая награда, ­ отвечает мне Юрий Николаевич на мой закономерный вопрос, – медаль «За боевые заслуги в мирное время». Это еще во времена, когда командовал ротой, сдали проверку с одной «четверкой», остальные все «пятерки», это были наивысшие показатели. В Афганистане получил два ордена Красной звезды, лично участвовал в боевых  действиях, причем второй орден получил спустя два месяца после первого. Тогда удалось захватить два стингера и огромный караван…По образованию я сапер, попал в десантные войска по линии ГРУ, занимался минированием на территории Афганистана в должности начальника штаба отдельного отряда специального назначения. В Чечню, когда там начались события, был десантирован с пятнадцатью ИЛ­76 с техникой и личным составом. В Грозном тоже была награда ­ орден «За военные заслуги перед Отечеством». Сегодня занимаюсь патриотической работой, много работаем с подрастающими ребятами, ведем ветеранское движение. Одним словом, мы не оторваны, мы все еще служим, хоть столько лет прошло…

­ Каким образом здесь, в Пскове, выстраивается работа патриотической направленности?

­ Сам город Псков – приграничный, здесь находятся большие соединения – десантно-­штурмовая дивизия, бригада специального назначения и знаменитый Берлинский военно­-транспортный полк авиации. Это три огромных подразделения, в которых служит большое количество людей. Каждый шестой в Псковской области ­ член семьи военных, силовиков, и каждый третий ­  член семьи военных в самом Пскове. Это в общем­-то военный город и сама обстановка располагает к тому, чтобы в нем было на высоте патриотическое воспитание, проводилась военная подготовка допризывной молодежи. Являясь членом областного комитета ветеранов войны, где представлены председатели всех областных и городских ветеранских организаций, стараюсь, как и мои коллеги, отстаивать интересы не только ветеранов, но как раз ребят призывного возраста. Большую работу в этом направлении проводит патриотический клуб «Высота», который в свое время довелось создавать. Наша идея была такова, чтобы каждый ребенок прошел через этот клуб и обязательно чтобы у него на память остались компас, линейка, планшет, берет – не важно что, но чтобы он помнил этот клуб, чтобы в его памяти, в сознании на всю жизнь осталась та основа, которую там заложили…

­ В преддверии Дня ВДВ (наш разговор состоялся 27 июля – примечание автора) не могу не спросить о прыжках. Сколько их у Вас?

­ Три сотни. Прыгал со всех видов самолетов: и с грузовыми контейнерами, испытывали в свое время ИЛ­-76. Нас тогда бросал Герой Советского Союза, опытный летчик. Он мог скорость ИЛ-­76 в момент выброски сбросить до 200 километров в час. Отделялись мы безболезненно, а потом уже и на скорости 320 километров в час вылетали. Служить довелось мне немало, прошел две войны и всегда говорил солдатам, что надо правильно понимать понятие слова «трусость»: человек должен быть не трусливым, а осторожным. В армии должны служить умные и осторожные люди, которые берегут свою жизнь и жизнь своего товарища.

­ Нынешнее поколение, то, которое сегодня встает на защиту Отечества, по­Вашему, способно выполнять боевые задачи?

­ Я выражу свое мнение, но знаю, что его разделяют большинство ветеранов. Мы ­ советские офицеры, внешне и внутренне отличаемся от ребят, от офицеров, которые служат в нынешней армии. Сегодня стали людям платить деньги, а человека в погонах нельзя оценить деньгами, он должен служить, а если доведется ­ сражаться, за честь, за Родину. Но молодое поколение, большая его часть,  верит в лучшие времена и идет с настроением честно служить. Они будут Родину защищать, погибнут за нее, если нужно, но хочется верить, что сделают это, если придется, из чувства долга…

…Хочется действительно в это верить, и в то, что нашим, дубненским мальчишкам, эти понятия – воинская доблесть, честь и воинское братство не будут чужды. Что они, вернувшись домой, отдадут себя желаемым профессиям, но если придется, точно так же, как сегодня их старшие товарищи, без раздумий подставят крепкое десантное плечо таким же, как они сейчас молодым ребятам.

Анна ФРАНЦУЗОВА

P.S. Большой привет шлют в Дубну  Алексей Иванов, Александр Дрыжаков, Максим Хомяков и Павел Барабанов. Обещают служить достойно и, выполняя наказ начальника отдела военного комиссариата Московской области по городам Дубна, Талдом и Талдомскому району Игоря Борисовича Кудзоева, лично напутствовавшего ребят месяц назад, гордо нести звание дубненского воина.

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 
< Августа 2013 >
П В С Ч П С В
      1 2 3 4
5 6 7 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  

Простая математика
Курсы валют на 15 Декабря (cbr.ru)
byrBYR28.98(-0.04)
usdUSD58.71(-0.44)
eurEUR69.40(-0.06)
uah10 UAH21.43(-0.25)
Встреча, Газета , Ооо