Баннер
СРОЧНО!

Домой Добавить в закладки Twitter RSS Карта сайта

ГосМКБ «РАДУГА» имени А.Я. Березняка. Ракеты типа Х-55 Печать
21.02.2013 07:06

Пересмотр взглядов на роль военной авиации, в том числе и с учетом стремительно растущей ее дороговизны, в начале 70-х годов привел к парадоксальным еще несколько лет назад решениям о приоритетности отнюдь не гиперзвуковых и сверхвысотных самолетов, а многорежимных машин (и систем вооружения), с обширными возможностями и гибкой тактикой применения. Такие самолеты обеспечивали бы широкий диапазон тактических приемов, сочетая быстроту реагирования со сверхзвуковым броском к цели, маловысотный прорыв и скрытное преодоление ПВО, повышенную точность и результативность удара.

В полном объеме это касалось наиболее сложной и дорогой стратегической авиации, ориентированной на решение важнейших задач, при конкурировании с другими родами войск (в первую очередь, РВСН). Открывающиеся в начале 70-х годов перспективы использования многорежимных машин и стали одной из причин прекращения работ по созданию скоростных стратосферных великанов, мало эффективных, но легко уязвимых для современных средств ПВО, освоившей загоризонтные дальности, возможности самолетов ДРЛО и информационных систем, что позволило вводить в бой перехватчики на удалении в 700-900 км. Зоны поражения ЗРК расширились более чем на сотню км, а скорость и высота сами по себе уже не могли служить щитом ни для ударных самолетов, ни для сверхзвуковых крылатых ракет, встречаемых плотными заслонами новых зенитных средств и теряющих управление в помеховой обстановке систем РЭБ, ставших неотъемлемой частью современной ПВО.

Особенно остро это сказывалось на стратегических авиационных системах поражения - многотонные ракеты большой дальности были громоздки, заметны, легкоуязвимы для ПВО и не гарантировали доставки к цели мощнейших ядерных зарядов.

Ставка на удар сверхмощными мегатонными боеприпасами, разом, казалось, решавшими любую задачу, уступила место более рациональному подходу - поражению важнейших объектов противника рассчитанными точными ударами с выводом из строя ключевых узлов его обороны и инфраструктуры - центров государственного и военного управления, ядерных объектов, ракетных, авиационных и морских группировок, энергетических и транспортных узлов, складов и т.п. Несомненным достоинством высокоточного оружия при достаточном могуществе боезаряда стала возможность поражения защищенных и высокопрочных объектов, к которым и относилось большинство подобных целей, зачастую укрытых под землей метрами бетона и недостижимых стандартными боеприпасами.

Основным способом преодоления ПВО и подлета к цели должен был стать низковысотный полет ракет - прижимаясь к земле и скрываясь за рельефом местности, ракета получала больше шансов остаться незамеченной, а перехват ее существенно затруднялся. Этому способствовал также и маневр по курсу и высоте с огибанием препятствий.

В число других требований к ракетам нового поколения выдвигалось значительное повышение дальности. В ответ на растущие возможности ПВО она должна быть такой, чтобы обеспечить применение ракеты ее носителем за пределами досягаемости средств территориальной обороны противника, его истребителей и систем обнаружения – в противоположном случае внезапность удара срывалась, и противник получал возможность подготовиться к отражению атаки. Уязвимость ракет снижалась помехозащищенной системой их наведения и мерами по уменьшению заметности - малыми размерами, особенностями конструкции и компоновки, радиопоглощающим покрытием, максимально снижающими отражающую поверхность.

Габариты и компактность ракеты становились важнейшими характеристиками, позволяя разместить на борту носителя их значительное число, атаковать групповые и сложные объекты, в том числе с выведением из строя ПВО и последующим поражением цели, существенно повышая тем самым вероятность выполнения задачи и эффективность удара.

Постоянно растущая стоимость новых самолетов и стремление повысить при этом их ударные возможности вынуждали сокращать количество заказываемых машин. Если в 50-х годах Стратегическое Авиационное Командование (САК) США могло содержать более 2 ООО бомбардировщиков В-47, то уже в 60-х годах общий заказ на В-52 составил только 744 самолета, а в 1981 году удалось изыскать средства лишь на сотню новых В-1. Оснащение же их более современным и эффективным вооружением, в том числе и с увеличением его количества на борту, позволяло не только поддерживать, но и значительно повышать боевой потенциал при сокращении самолетного парка.

К разработке ракет нового поколения для авиации, армии и флота в США приступили в начале 70-х годов. В ВВС положение со средствами вооружения стратегических самолетов выглядело все более неудовлетворительно: главная ударная сила бомбардировщиков САК - «Хаунд Дог», почти 5-тонные ракеты с мегатонным зарядом, отжили свое и подлежали списанию, а новые малогабаритные ракеты SRAM имели на порядок меньшую дальность. Предложенная замена выглядела нетрадиционно: малогабаритная дозвуковая крылатая ракета с дальностью стрельбы до 2 500 км, наводившаяся автономной инерциальной системой повышенной точности, дополненной корреляционной системой, использовавшей эталонное изображение рельефа местности с характерными высотами по маршруту полета для коррекции курса. Радиовысотомер, служивший для «считывания высоты», обеспечивал и работу системы управления, ведущей ракету на предельно малых высотах. Точность наведения описывалась величинами кругового вероятного отклонения (КВО) порядка нескольких десятков метров вместо обычных для прежних инерциальных навигационных систем (ИНС) 0,1 - 0,2% от дальности, на удалении всего в 1 500 км, приводивших, в лучшем случае, к полукилометровым отклонениям. Точность попадания непосредственно определяла потребную для решения задачи поражающую мощность БЧ. При подготовке боевой задачи соответствующие величины рассеивания, характеризуемые круговым вероятным отклонением от цели, служат основой для назначения потребного числа носителей и средств поражения, их типа и мощности, тактики применения, степени поражения объектов (уничтожения, вывода из строя или повреждения на короткий срок) и т.п. Этим диктовалось снаряжение стоявших на вооружении межконтинентальных баллистических ракет мегатонными боеголовками - параметры точности попадания у них были в десятки раз хуже, взрыв на удалении от объекта мог не обеспечить причинения ему достаточного ущерба и выведения из строя, что требовало наращивания мощности и увеличения радиуса поражения. Уменьшение же «разброса» давало возможность применить менее мощный боевой заряд - для новых ракет примерно 200 кт. Совершенствование конструкции заряда позволяло оснастить ракету компактной БЧ сравнительно небольшой массы - всего 120 кг, при котором масса всего изделия вписывалась в 1 200 кг (для сравнения – БЧ крылатой ракеты «Хаунд Дог» - около тонны).

При небольших габаритах новая крылатая ракета обладала низкой отражающей поверхностью - за счет миделя, геометрии аэродинамических обводов и практического отсутствия острых кромок, щелей и отражающих элементов, что снижало ее эффективную поверхность рассеивания (ЭПР) в десятки раз. Привлекали и экономические соображения - по прогнозам разработчиков фирм «Боинг» и «Дженерал Дайнемикс», стоимость новых ракет была в 15 раз меньше, чем у стоявших на вооружении МБР, служивших для решения тех же задач (не говоря уже об эксплуатационной простоте и дешевизне обслуживания в сравнении с многотонной МБР).

Для размещения на подвеске самолета или в пусковом устройстве крыло и оперение ракеты складывались, в результате чего ее общие размеры не превосходили габаритов корпуса. На внутренней подвеске В-52 могли размещаться до 16 таких ракет, а с использованием внешних держателей их количество возрастало до 28 (более чем впечатляюще по сравнению с парой «Хаунд Дог», вдвое уступавшей новой ракете по дальности и на порядок - по точности попадания).

Программа крылатых ракет воздушного базирования США получила наименование ALCM (Air Launched Cruise Missile); прямой перевод - «крейсерские ракеты» (или «маневрирующие»), подчеркивая их отличие от прежних сверхзвуковых высотных самолетов-снарядов, однако в отечественной терминологии утвердилось наименование «дозвуковые крылатые ракеты». В полном объеме американская программа развернулась с 1975 года, а в феврале 1980 года ALCM была принята на вооружение.

Уже в августе того же года американцы доработали под ракетную систему первые В-52. Всего были переоборудованы 210 таких машин, к которым впоследствии должна была присоединиться сотня новейших В-1. В декабре 1982 года части, оснащенные системой ALCM, достигли боевой готовности. Одновременно флот оснащался ракетами морского базирования «Томагавк».

Позиция советской стороны в тот период оставалась практически неизменной. В ходе масштабных работ над перспективным тяжелым бомбардировщиком и его комплексом вооружения с конца 60-х годов рассматривался ряд вариантов ракет средней и большой дальности, среди которых были сверхзвуковые «Метеорит» НПО машиностроения и проектируемая в Дубне Х-45 - внушительные изделия более чем 10-метрового размера с массой в несколько тонн. Тяжелый бомбардировщик мог бы нести, в лучшем случае, не более двух таких ракет.

В то же время Дубненское МКБ «Радуга» (главный конструктор А.Я. Березняк) совместно с НИИАС и другими смежными организациями в конце 60-х - начале 70-х годов провело ряд научно-исследовательских работ, в результате которых был сделан вывод о возможности и целесообразности создания маловысотных дозвуковых крылатых ракет большой дальности, в том числе и для поражения площадных наземных целей, оснащенных автономной системой наведения, корректируемой по рельефу местности. По результатам этих НИР МКБ «Радуга» обратилось в правительство с предложением о разработке ракет такого класса. Для осуществления проекта предлагалось задать разработку высокоэкономичного малогабаритного турбореактивного двигателя. Однако это предложение не было принято.

Ряд авторитетных организаций, оценивая проект «низколетящей дозвуковой крылатой ракеты», счел его неприемлемым, указав, в частности, на такие «очевидные недостатки», как малые скорость и высотность, уступавшие даже имевшимся системам (в ряде отзывов предложение и вовсе характеризовали как «чистой воды фантазию»). По иронии судьбы через несколько лет именно эти характеристики стали определять преимущество ракеты.

Программа американцев приобрела характер настоящей кампании, подхваченной мощной рекламой вокруг истинных и мнимых достоинств нового оружия. В этих условиях руководство нашей страны было вынуждено предпринять ряд весьма энергичных мер. Реальная угроза перевеса сил в пользу США и сам факт наличия у западного блока качественно нового класса стратегических наступательных вооружений (и к тому же по ряду параметров не подпадавших под ограничения действующих договоров) требовали ответной реакции, притом как можно более скорой. Рассмотрением вопроса занялся Военный совет под председательством Д.Ф. Устинова. Кроме того, в ходе проходивших переговоров о сокращении стратегических вооружений назревала перспектива лишения Советского Союза изрядной части баллистических ракет наземного базирования, по числу которых имелось преимущество; при этом, по сути, советская сторона не имела сколько-нибудь существенной авиационной составляющей в стратегической ядерной триаде. Но мощные оппоненты во главе с академиком В.Н. Челомеем упорно доказывали, что дозвуковые системы - это вчерашний день.

И все же в декабре 1975 года решением Военно-промышленной комиссии (ВПК) МКБ «Радуга» было задано проведение работ по созданию экспериментальной дозвуковой низколетящей ракеты большой дальности Х-55 (1-я серия) - для проверки общей концепции построения ракеты такого типа.

Работы над ракетой велись в «ударном» темпе. Непосредственно разработкой руководил главный конструктор МКБ «Радуга» (впоследствии генеральный конструктор) И.С. Селезнев, заместителем главного конструктора по теме Х-55 был назначен В.А. Павлов, ведущим конструктором - В.Н. Кучерявый. На последующих этапах к разработке ракеты был подключен ведущий конструктор Р.А. Ярцев, имевший большой опыт работ по ракетам семейства Х-22.

В первом полугодии 1976 года была разработана и запущена в опытное производство на Дубненском машиностроительном заводе конструкторская документация на экспериментальный вариант (т.н. 1-я серия) ракеты с ТРД Омского МКБ, во втором полугодии изготовлены образцы ракет для наземных стендовых отработок, а в первом квартале 1977 года изготовлена и подготовлена к пуску с самолета Ту-22М первая летная ракета.

Первый пуск экспериментальной ракеты Х-55 состоялся 12 апреля 1977 года. Пуску предшествовал большой объем наземных отработок: статические и частотные испытания, стендовые испытания двигательной системы с гонкой двигателя, в т.ч. в аэродинамической трубе ЦАГИ, стендовая отработка бортовых систем, математическое моделирование параметров полета и т.п.

Всего было пущено семь экспериментальных ракет Х-55 с двигателем Омского МКБ и две ракеты с двигателем Московского НПО «Союз».

Результаты летных испытаний подтвердили правильность принятых решений по разработке ракеты большой дальности полета.

Правительством 9 декабря 1976 года было принято постановление о создании отечественного ракетного комплекса с низколетящей дозвуковой крылатой ракетой, с крайне жесткими сроками реализации. В силу срочности задания и разноречивости требований Сухопутных войск, ВМФ и ВВС, от его унификации отказались, поручив разработку вариантов сухопутного, морского и воздушного базирования разным организациям. Свердловское НПО «Новатор» занялось созданием комплекса «Гранат» для флота и его армейского варианта «Рельеф». Дубненское МКБ «Радуга» получило задание на ракету большой дальности для авиационного комплекса (наименование Х-55).

В работе над ракетой Х-55 (2-я серия) использовались результаты, полученные в разработке экспериментальной ракеты Х-55.

Появление первых результатов программы ALCM показывало, какими принципами и направлениями руководствовались американцы и что следует им противопоставить. Работе по созданию ракеты Х-55 уделялось особое внимание со стороны Военно-промышленной комиссии (ВПК) при Совете Министров СССР и ЦК КПСС. Контроль осуществляли лично секретарь ЦК по оборонным вопросам Я.П. Рябов и начальник оборонного отдела ЦК И.Д. Сербии - люди, облеченные немалой властью и имевшие репутацию руководителей жестких и требовательных. От МАП ответственным был назначен замминистра И.С. Силаев, в КБ «Радуга» - генеральный конструктор И.С. Селезнев. В осуществлении программы были задействованы более ста предприятий, КБ и НИИ МАП, Минрадиопрома и других ведомств.

Помимо задач, обычных для конструкторов, - формирования облика и схемы нового изделия, разработки планера, выбора силовой установки, компоновки агрегатов и систем, возникла принципиально новая проблема создания системы наведения, которая при заданной дальности, малой высоте и скрытности полета обладала бы высокой точностью, автономностью и помехозащищенностью.

К этому времени в ВВИА им. Н.Е. Жуковского группа под руководством профессора А.А. Красовского добилась известных успехов в направлении, названном «экстремальная навигация». Слово «экстремальная» относилось к ее алгоритму - ориентации относительно некоторых пиков - экстремумов, которые служили бы реперными точками при наведении. На прикладном уровне навигация в полете по этому методу осуществлялась бы посредством сравнения заданной эталонной картины рельефа местности и текущих значений реальных высот, учетом и обработкой расхождений, определением корреляционных зависимостей, выработкой управляющих команд, корректирующих полетный курс. Само наименование вытекло из метода решения задачи управления - считывались и сравнивались высоты - «функциональные экстремалы».

Казалось бы, чисто теоретическая задача на практике имела под собой достаточно надежную и, что называется, «земную» опору - рельеф поверхности повсеместно обладает достаточно индивидуальным и практически неповторимым характером с присущим каждому району спектром высот и перепадов. Соответственно, заложенная в программу «картинка» рельефа достаточно точно определяет координаты этого участка, а считывание высот по маршруту бортовым радиовысотомером является надежной основой наведения. Оценка точности наведения с учетом многих факторов рельефных полей местности была проведена Ю.С. Осиповым (впоследствии - президентом Российской академии наук).

Кроме того, с помощью работавшей «на ощупь» системы открывалась перспектива управления полетом на предельно малых высотах с огибанием рельефа местности. Сами создатели метода описывали проблематику и изящество решения фразой из известного фильма: «Тот, кто нам мешает, - тот нам и поможет!». Подчеркивая оптимизацию как основу методики экстремальной навигации, разработчики приводили в качестве аналогии известный пример устойчивого положения объекта - «шарик в лунке», у которого любое отклонение от заданного «нижнего экстремума» тут же приводит к скатыванию в прежнее состояние. Сходным образом и ракета как объект управления, уклонившись в сторону от траектории, где высоты рельефа отличились от заданных, «скатывалась» обратно на верный курс.

Проектирование ракеты сопровождалось решением массы проблем. Если общий облик, формировавшийся не без влияния американского образца (что при аналогичных требованиях было вполне объяснимо), определялся вполне однозначно как крылатый летательный аппарат дозвукового типа классической самолетной схемы, то конструкторские решения потребовали качественно иных подходов, чем прежние разработки МКБ «Радуга», где в течение предыдущих десятилетий решались, в основном, задачи «выше и быстрее». Теперь во главу угла ставилась дальность и малозаметность полета, требовавшие высокого аэродинамического качества при минимальной массе, максимально возможном запасе топлива и экономичной силовой установке.

Заказчик требовал разместить на самолете-носителе, по крайней мере, не меньше ракет, чем могли нести ракетоносцы потенциального противника (для В-1 эта цифра оценивалась 16 ракетами ALCM).

Масса изделия ограничивалась 1 200 кг, из которых 2/3 приходилось на топливо. При требуемом числе ракет для размещения их на носителе надо было обеспечить предельно компактные формы, для чего было необходимо складывание практически всех выступающих агрегатов - от крыла и оперения до двигателя и даже законцовки фюзеляжа.

Материал из книги «Авиационные стратегические ударные комплексы», (Издательский дом «Военный Парад»)

Продолжение следует.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 
< Февраля 2013 >
П В С Ч П С В
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 22 23 24
25 26 27 28      

Простая математика
Курсы валют на 29 Апреля (cbr.ru)
byrBYR30.44(+0.02)
usdUSD56.98(+0.01)
eurEUR62.04(-0.12)
uah10 UAH21.47(+0.01)
Встреча, Газета , Ооо