Баннер
СРОЧНО!

Домой Добавить в закладки Twitter RSS Карта сайта

В погоне за невидимкой Печать
07.01.2011 19:23

Нейтринная физика сулит разгадку тайн структуры Вселенной и загадки сознания человека.

Об этом говорил в недавнем интервью нашей газете академик-секретарь Отделения физических наук РАН Виктор Матвеев («Встреча» № 49 от 9.12.2010). Такие перспективы связаны с особыми свойствами элементарной частицы, названной по-итальянски: нейтрино. По-русски – нейтрончик.

Каждую секунду на один квадратный сантиметр поверхности Земли попадают около 60 миллиардов нейтрино, выброшенных в космос солнцем. Но никакого воздействия на тело человека они не оказывают: эта частица малой энергии и очень малой массы практически ни с чем не взаимодействует. Как молчаливый призрак, проходящий сквозь стены старинного замка, нейтрино свободно преодолевает бесконечные пространства микрокосмоса, где движутся по своим законам всевозможные элементарные частицы. А значит она может глубоко проникать в структуру вещества, «высвечивая» нам его строение.

Но из-за свойства призрачности «поймать» нейтрино очень сложно: частицу обнаруживают в момент ее взаимодействия с другой частицей. Чем меньше взаимодействий, тем меньше вероятность у частицы быть обнаруженной. Поэтому при таком огромном потоке солнечных нейтрино они остаются практически невидимыми людям и их приборам.

Нейтрино фиксируют специальные детекторы – сложные физические приборы. Космические нейтрино «ловят» глубоко под землей или водой – там, где увидеть их не мешают потоки других космических частиц. Есть также геонейтрино, имеющие естественное земное происхождение: они испускаются радиоактивными элементами нашей планеты. Недавно нейтрино впервые увидел детектор БОРЕКСИНО, расположенный в  Национальной лаборатории Гран-Сассо, что в итальянских Апеннинах («Встреча» № 14 от 08.04. 2010).

Сегодня в мире проводится более 30 экспериментов по изучению загадочных нейтрино. В самых крупных из них участвуют ученые ОИЯИ. Кстати, для дубненских физиков с Италией связано не только название частицы-невидимки, но и всё направление нейтринных исследований целиком. Ведь его родоначальником в Лаборатории ядерных проблем Объединенного института стал знаменитый советский и итальянский физик Бруно Понтекорво – тот самый «секретный профессор», который появился в Дубне в начале 50-х годов.

Группа исследователей нейтрино в Лаборатории ядерных проблем наполовину состоит из молодежи. Профессиональному росту молодых физиков, помимо интенсивной работы над собственной задачей здорово помогает уже ставшая традиционной Международная школа по нейтринной физике имени Бруно Понтекорво. Она проводится раз в три года. Осенью 2010 года очередная школа из этой серии прошла в крымской Алуште.

Слово председателю оргкомитета школы Понтекорво, директору ЛЯП ОИЯИ, А.Г.Ольшевскому:

– Успех такого научного мероприятия, как школа зависит от многих факторов. Но двумя  ключевыми являются научная программа и заинтересованность аудитории. На школе Понтекорво и то, и другое было на высшем уровне. В подготовке научной программы основную роль, сыграл Самоил Михелевич Биленький – известный ученый, ближайший друг и соратник Бруно Максимовича. Приглашенные им лекторы являются признанными мировыми специалистами в теории и экспериментах по физике нейтрино. Слушатели школы в полной мере смогли и воспользоваться возможностью не только услышать их лекции, но и активно участвовать в научных дискуссиях.  Пользуясь случаем, я хочу поблагодарить всех лекторов и слушателей за прекрасную атмосферу школы. Моя благодарность –  и членам оргкомитета: С.М.Биленькому, В.А.Беднякову, А.Е.Большаковой, В.Б.Бруданину, Ю.А.Горнушкину, Т.С.Донсковой и С.З.Пакуляку за организацию этого важного и интересного мероприятия.

Чем же школа для молодых ученых отличается от конференции или совещания? Если коротко, то на конференции или совещании обычно докладывают новые, как правило,  узкоспециализированные результаты, тогда как на школе больше внимания уделяется обзорам и широкому освещению выбранной тематики. Впрочем, послушаем, что думают об этом слушатели IV Международной школы по нейтринной физике имени Бруно Понтекорво.

Олег Самойлов, научный сотрудник ЛЯП ОИЯИ

– Основной плюс таких школ – повышение квалификации. Читать лекции приезжают ведущие специалисты в своей области, как теоретики, так и экспериментаторы. Большинство из нас, слушателей, – экспериментаторы. Поэтому в общении с лекторами полезно почерпнуть что-то новое для своей конкретной работы (приборы, методики) и узнать, что происходит в теории: какие есть модели, описания. Я изучаю с помощью взаимодействий нейтрино с веществом так называемые «морские» кварки – составные части нуклонов (протона или нейтрона), которые на короткое время появляются и исчезают. Очень важно видеть вклад морских кварков в общую картину взаимодействия нейтрино с веществом при очень высоких энергиях – как на Большом адроном коллайдере. На школе им. Б. М. Понтекорво проблема, которой я занимаюсь, затрагивалась вскользь. А главной темой были нейтринные осцилляции – самое модное на сегодняшний день направление, которое активно разрабатывается в Европе, Японии и США. Среди лекторов школы в Алуште было много иностранных специалистов, работающих на современных нейтринных установках – как раз из Японии, США и Европы.

Максим ГОНЧАР, младший научный сотрудник ЛЯП ОИЯИ:

– Основная тематика школы Понтекорво – нейтринные осцилляции – как раз совпадала с темой моих исследований. Я принимаю участие в нейтринном эксперименте, который проводится на новом промышленном ядерном реакторе в китайском городе Дайя Бэй. Эксперимент нацелен на поиск нейтринных осцилляций – превращений одного вида нейтрино в другой вид. Именно в таких превращениях по косвенным признакам и можно засечь эти нейтральные частицы. Прогресс в других областях нейтринной физики я не всегда отслеживаю, и мне было очень интересно узнать, что делают коллеги. Например, лекция о мессбауэровских нейтрино на школе в Алуште открыла для меня много нового. Жаль, что пока уровень развития технологий в мире не позволяет поставить эксперимент, в котором можно было бы использовать очень красивый эффект Мессбауэра. Пока невозможно даже получить в достаточном количестве изотопы, необходимые для такого эксперимента, это слишком дорого стоит.

Дмитрий НАУМОВ, начальник сектора ЛЯП ОИЯИ:

– Школа Понтекорво, пожалуй, самая молодая из школ по нейтринной физике. Но важно, что она лучшая из школ, которые проводятся на территории СНГ и организуются российскими учеными. Эта школа мирового уровня. Программа школы Понтекорво очень обширна. Я занимаюсь нейтринной физикой уже не один год, но человек, сколько бы он ни работал, знать все не может. И очень полезно ученому любого уровня и возраста «перетряхнуть» свои знания раз в два-три года. Говоря языком программистов, сделать апдейт – обновление знаний о пограничных областях твоей науки. На школе лекторы рассказывают о самых последних событиях в нейтринной физике, о планах и перспективах ее развития. Хотя каждая лекция длится всего час-полтора, лекций много, материал мелькает с большой частотой, и нужно глубоко вникать во все, чтобы не потеряться. Вроде бы никакого физического труда – дрова не рубишь, сидишь на стуле и слушаешь. Но мозг работает так серьезно, что к концу школы все слушатели подустали физически.

Юрий ГОРНУШКИН, начальник сектора ЛЯП ОИЯИ, член оргкомитета школы Понтекорво:

– Мы не зря назвали нашу школу в честь Бруно Максимовича Понтекорво. Нам очень приятно, что он работал в нашем институте, что об этом помнят в мире. Школа – одна из форм научного общения, форма обмена информацией. Поскольку информация на школе ограничена тематикой, она подается в очень концентрированном виде, рассматривается с разных сторон. Поэтому эта информация лучше понимается слушателями и хорошо усваивается. Бывает, что молодые люди в решении научной задачи за программированием забывают о физической сути своей задачи. Мне кажется, профессиональное общение подогревает интерес молодых людей к науке.

Вячеслав ЛИ, аспирант ЛЯП ОИЯИ:

– Исследовательская работа, которой я занимаюсь, затрагивает две очень обширные области нейтринной физики – теорию нейтринных осцилляций и рассеяние нейтрино на ядрах – с точки зрения теоретического объяснения результатов эксперимента. Зачастую, успех в той или иной области физики может быть достигнут путем общения физиков между собой. Невозможно как следует поставить образование без общения студентов с лекторами. И в науке общение играет не меньшую роль. Школа для молодых ученых открывает новые возможности, новые перспективы исследований. Две трети пользы школы – это общение с лекторами. Сама же лекция – это указание на новый горизонт и информационный повод для слушателей задать вопросы, обсудить пути решения обозначенных на лекции проблем. Я приехал на школу в Алушту через два месяца после того, как побывал на Международной школе по нейтринной физике в Йокогаме, в Японии. И я не пожалел о том, что участвовал в школе Понтекорво – она ни капли не уступает школе в Йокогаме ни по организации, ни по научной начинке. Эти две школы взаимно дополняли друг друга. И это подтверждает, что наука не имеет границ.

Наука действительно не имеет границ. Но хочется, чтобы не иссякали ее родники и в нашей стране. Чтобы к ним стремились припасть все больше молодых людей из разных стран мира. Чем ближе все мы, все наше общество станем к подлинным знаниям, тем ближе подойдем к разгадке себя и Вселенной.

Наталия Теряева

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 
< Января 2011 >
П В С Ч П С В
          1 2
3 4 5 6 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            

Простая математика
Курсы валют на 24 Июня (cbr.ru)
byrBYR30.97(-0.22)
usdUSD59.66(-0.49)
eurEUR66.68(-0.47)
uah10 UAH22.92(-0.19)
Встреча, Газета , Ооо