Баннер
СРОЧНО!

Домой Добавить в закладки Twitter RSS Карта сайта

Протоиерей Виталий Шумилов: «Будущее русской иконописи мне видится светлым» Печать
24.12.2020 00:00

Предлагаем вниманию читателей отрывок из интервью со священником нашего благочиния протоиереем Виталием Шумиловым, опубликованное на сайте «Русская вера». Отец Виталий рассказывает об иконописной школе имени преподобного Алипия (г. Дубна), которой руководит, о настоящем и будущем русской иконописи.

 

- Несмотря на возврат к канонической иконе, современная иконопись не лишена и модернистских веяний. Появляются иконы с дикими цветовыми решениями, апокрифическими, оккультными сюжетами, встречаются иконы и фрески, на которых изображены ныне живущие лица или сомнительные исторические персонажи. Как относиться к этому явлению, нужны ли какие-то действия против подобного «иконописного беспредела»?

- К сожалению, возрождение иконописания в наше время развивалось стихийно и бесконтрольно со стороны Церкви. Массовое открытие храмов и монастырей породило небывалый спрос на труд иконописцев, а если возник спрос, то за предложением дело не станет. Многие светские художники, получив минимальный объем знаний и навыков, устремились писать иконостасы и расписывать стены храмов. Если их профессиональный уровень как иконописцев оставлял желать большего, то духовно-нравственный уровень был и того меньше.

До сих пор не удалось выработать эффективных способов надзора за тем, что «творят» доморощенные иконописцы. В некоторых епархиях действуют комиссии по церковному искусству, с которыми необходимо согласовывать проекты новых иконостасов и росписей, они же принимают и готовую работу. Это очень правильное начинание, но практика показывает, что под контролем оказывается лишь ничтожно малая часть всего, что ежегодно выходит из-под кисти иконописцев. Остается только надеяться, что система контроля будет укрепляться и распространяться во всех епархиях на территории России и в приходах русского зарубежья.

Что касается живых персонажей на стенах храмов, то церковными канонами это не запрещено, такая практика была в древней русской и византийской Церквях, когда изображали ктиторов и правителей, иногда далеко не святых, но их размещали в притворах и малозаметных местах. Одиозные персонажи? Здесь мы опять возвращаемся к вопросу контроля над содержанием и качеством работы иконописцев, пока он не будет отрегулирован и не начнет эффективно действовать, то «иконописный беспредел» будет продолжаться.

- Иконописная школа, которую Вы возглавляете, появилась в 1993 году. Почему возникла необходимость в таком учебном заведении, и по каким принципам оно действует? Как на учебном процессе отразилась ситуация с пандемией коронавируса?

1993 год — это дата государственной регистрации школы, фактически она появилась раньше. В 1989 году я приступил к написанию иконостаса для вновь открытого храма в подмосковной Дубне. Работа объемная, необходимы были помощники, так появились первые ученики, затем наметилась роспись стен в том же храме. Тогда я обратился к архимандриту Луке (Головкову) (руководителю иконописного отделения при МДАиС — прим. редакции) с просьбой присылать к нам способных абитуриентов, которые не прошли по конкурсу в иконописную школу при МДАиС. Город тогда выделил нам новое помещение, где можно было и жить, и работать. В то же время поступил крупный заказ на роспись храмов в Новодевичьем монастыре Санкт-Петербурга, на очереди были и другие заказы, понадобились еще кадры, а кадры, как известно, «решают все». Отсюда и «есть пошла» наша школа.

Сначала обучение было очным, так продолжалось почти 20 лет. Поскольку количество учеников увеличивалось, а возможности их содержать с проживанием и питанием больше не было, мы приняли решение осваивать заочное обучение. Путем проб и ошибок разработали новые методики и программы, и дело пошло. Дважды в год, зимой и в начале лета, учащиеся приезжают на сессии, где они вплотную работают с преподавателями, слушают установочные лекции. Заканчиваются сессии зачетами, экзаменами и просмотром работ.

Когда началась пандемия, наша школа пострадала менее других, по сути, вообще не пострадала, поскольку дистанционное обучение уже больше семи лет является основным принципом работы школы. В этом году мы впервые провели просмотр заочно, записали на видео разбор преподавателями всех представленных работ, выставили оценки, а видео отослали учащимся. Устные экзамены по теории наши студенты сдавали онлайн. В дальнейшем мы будем развивать это направление, что еще более повысит эффективность обучения в школе.

- Известно, что помимо чад РПЦ в Вашей школе учились и представители старообрядческих согласий. Что можно сказать о Ваших выпускниках, где они сейчас, смогли ли они реализовать навыки, полученные в Вашей школе?

Мы не ставим высоких барьеров для представителей старообрядческих согласий, подобно и для представителей других христианских конфессий, поскольку считаем, что икона может и должна служить миссионерским целям.

Наши выпускники разъехались по всей России, ближнему и дальнему зарубежью, некоторые из них основали свои школы или бригады иконописцев. Мы не теряем связи, переписываемся в социальных сетях, я иногда комментирую присылаемые фото росписей или икон. Время от времени мобилизую «старую гвардию» для выполнения больших заказов по проектированию, росписи храмов или написанию икон.

Из выпускников нашей школы хотел бы отметить Константина Золотарева, Александра Рудича, Олега Осетрова, Ольгу Норкину, Наталью Воронцову, Викторию Прохорову, Ольгу Тульчинскую, Ирину Яковлеву, Аркадия Зиновьева.

- В связи с большим числом открывающихся храмов и со спросом на иконы, в ряды иконописцев вливается большое число выпускников светских учебных заведений, по сути, ремесленников-богомазов. Среди них встречаются люди неверующие, относящиеся к иконописи как к поденщине. У многих, освоивших технику, отсутствуют элементарные историко-археологические познания, их произведения изобилуют иконописными ошибками и курьезами. Встречаются и откровенные проходимцы, выдающие себя за выпускников известных школ. Они нередко берут заказы, с которыми не могут справиться. Должно ли иконописное сообщество как-то реагировать на подобные явления?

По сути, я уже ответил на этот вопрос в начале нашей беседы, могу только посетовать, что многие современные иконописцы, обучаясь навыкам иконописи, стенописи, мозаики, прикладным видам церковного искусства, не получают даже элементарных знаний в области богословия, истории Церкви, истории христианского искусства, церковнославянского языка. Самое печальное, а мне с этим приходилось сталкиваться, у них нет ни малейшего желания заняться самообразованием, причина банальная — «некогда». Отсюда происходят эти, как Вы сказали, «ошибки и курьезы».

Как это ни печально, но иконописное сообщество в настоящее время разобщено, нет даже «Союза иконописцев» по подобию «Союза художников» или «Союза писателей». Но если бы даже такой союз существовал, он не имел бы никаких реальных рычагов для борьбы с «беспределом» в церковном искусстве, только моральное порицание. Эффективным мог бы быть контроль со стороны епархиальных комиссий, но, как я уже говорил, он действует только в отдельно взятых епархиях, где правящий архиерей действительно озабочен тем, что появляется в храмах его епархии.

Надзорный орган должен быть центральным и иметь полномочия контролировать все епархии. Но это почти нереально, поскольку многие архиереи имеют свои вкусовые пристрастия в области церковных художеств и не позволят кому-либо усомниться в их правильности. Были случаи, когда вновь прибывшие архиереи благословляли разбирать иконостасы, заново переписывать иконы или фрески, не слушая возражений опытных иконописцев и искусствоведов.

- Каким Вам видится будущее русской иконописи?

- Мне оно видится светлым, несмотря на многие проблемы роста, которые мы сегодня наблюдаем. А еще русская иконопись мне видится полифонической, включающей в себя много различных стилей и приемов письма, это нормально и даже желательно. Конечно, свобода, в том числе от канона, будет зашкаливать, от этого никуда не денешься, важно только сохранить в церковном сознании не размытыми границы того, что является иконой, а что ей уже не является.

Сайт иконописной школы имени преподобного Алипия: www.alipiy.ru

Полностью прочитать интервью можно по ссылке

https://ruvera.ru/articles/

o_vitalij_shumilov_intervij

 
 

Простая математика
Данные с ЦБР временно не доступны. Приносим свои извинения за неудобство.
Встреча, Газета , Ооо