Баннер
СРОЧНО!

Домой Добавить в закладки Twitter RSS Карта сайта

Власть факта Печать
23.02.2011 15:44

Как удивительно могут переплетаться совершенно не связанные между собой темы!

В воскресенье 20 февраля была на концерте Московского хорового театра. Его руководитель Борис Певзнер, представляя цикл песен еврейского местечка, сказал, что трагедия, которая постигла эти местечки, пережита почти всеми народами, за исключением американского. В Америке, заметил он, ее пережили индейцы-аборигены. Слово «холокост» при этом не было названо, поскольку это слово имеет отношение к истреблению именно еврейского народа.

Во вторник 22 февраля в телепередаче, которую я очень ценю, – «Власть факта» на канале «Культура» – обсуждалась тема «Неизвестный солдат». Дискуссия вращалась вокруг цены жизни солдата в России и США. В США нет понятия «неизвестный солдат», настаивал ведущий программы Сергей Медведев, потому что там жизнь солдата ценится выше – семье погибшего в бою государство выплачивает миллион долларов. При этом сравнивались периоды службы рекрутов в царской России и армия советских времен с американской армией эпохи вьетнамской войны. Из результатов этого сравнения и был сделан вывод о цене жизни российского и американского солдата. И не в пользу российского.

Сравнение – вещь очень полезная. Но сравнивать все же нужно явления одного порядка и происходящие в одинаковых условиях. Власть имеют только достоверные факты!

Ясно, что вьетнамская война была выбрана потому, что никакую другую войну американской армии вести самостоятельно не приходилось (как не приходилось выигрывать ни одну войну на поле боя). Союзническое участие США во Второй мировой войне не в счет – они воевали лишь тогда, когда у них появлялось желание или выгода. Американцы никогда не сражались на собственной территории и никогда не несли ответственность за военные действия перед населением своей страны. Ни разу за двести лет существования территория США в больших масштабах и за короткое время не была занята врагом на целые годы, и поэтому ситуации, в которой невозможно было бы сосчитать жертвы войны и узнать их имена, просто не возникало. Неоткуда было взяться в США неизвестному солдату!

А вот старой Европе, история которой насчитывает не двести, а несколько тысяч лет, понятие «неизвестный солдат» знакомо. В СССР могилы неизвестных солдат появились после кровопролитной и разрушительной Великой Отечественной войны, которая шла на огромной территории нашей страны. А на Елисейских полях в Париже, под Триумфальной аркой, еще с 1920 года покоится неизвестный солдат, павший в Первой мировой войне. Есть мемориальная могила неизвестного солдата и в Лондоне, в Вестминстерском аббатстве. Там она возникла после Второй мировой войны, в память о ней. Ну, давайте посчитаем цену жизни французских и английских солдат и сравним их с российскими солдатами. Это сравнение будет хотя бы более корректным.

Понятно, что тема неизвестного солдата для передачи «Власть факта» была выбрана, чтобы эмоционально подчеркнуть нынешнее неважное состояние дел в российской армии. Но даже в самых благих целях не стоило факты передергивать.

Все мы знаем из школьной истории советских времен, из книг об Отечественной войне 1812 года, о великих русских полководцах Суворове и Кутузове, из художественных произведений Толстого и Куприна об этапах развития регулярной российской армии. (Я специально подчеркиваю – из советской школьной истории – потому что нынешняя школьная история преподносит события прошлого куда более предвзято и выборочно, чем это было в идеологизированное советское время.) Успех реформ русской армии проверялся ее победами и поражениями. И по прошествии лет больно думать о погибших в русско-турецкой войне двести лет назад, в войне с Наполеоном, при обороне Севастополя, описанной Львом Толстым в «Севастопольских рассказах», в русско-японской войне сто лет назад. Но именно российский полководец Александр Суворов учил, в том числе и Европу, воевать не числом, а уменьем. Знаю, мне возразят, мол, когда это было? Времена изменились…

Отвечу: времена изменились не настолько, чтобы просто так бросать слова на ветер. С точки зрения здравого смысла и способности принимать взвешенные решения, опираясь на собственный опыт и трезвый анализ чужих достижений, ничего не изменилось. Если обещать сегодня за жизнь каждого российского солдата даже два миллиона долларов, наша армия от этого лучше не станет. У нас и в США разный принцип формирования вооруженных сил. В США – профессиональная армия, в России – всеобщая воинская обязанность. И в этом коренное отличие между Россией и США. Профессиональная армия для России с ее просторами, климатом и численностью населения – не по карману. Так учит нас наша тысячелетняя история. И не считаться с ее опытом было бы просто безрассудно.

А вот превратить наших солдат в суворовских чудо-богатырей вполне реально. Чудо-богатыри не явились к Суворову в виде ангелов с небес. Они, обычные, неграмотные деревенские рекруты, были воспитаны великим полководцем  его собственным примером в тяжелых ученьях.

В той же передаче «Власть факта» военным аналитиком было высказано вполне разумное соображение о корнях дедовщины в современной российской армии: в 50-е годы младшие офицеры перестали жить в солдатских казармах, отчего функции наведения порядка там естественным образом перешли к старослужащим. Пока жила память о войне и об отношениях, сложившихся тогда между солдатами и офицерами, дедовщины практически не было. С разложением морали в обществе, разлагалась и армия. Так что наведение элементарного порядка в отношениях, возрождение понятия честности и чести, уважения к человеку другой национальности, короче говоря,  правильная кадровая политика государства по отношению к армии – это первое, что нужно было бы сделать. Впрочем, эти же меры стоило бы применить  и к российскому обществу в целом.

 
 

Простая математика
Данные с ЦБР временно не доступны. Приносим свои извинения за неудобство.
Встреча, Газета , Ооо