Баннер
СРОЧНО!

Домой Добавить в закладки Twitter RSS Карта сайта

Почему мальчики? Печать
24.03.2011 10:59

27 марта торжественным концертом в ДК «Мир» Хоровая школа мальчиков и юношей «Дубна» отметит свое 20-летие со дня основания.

Накануне праздника основатель, директор и художественный руководитель ХШМиЮ «Дубна» Ольга Миронова рассказала читателям «Встречи» о том, как завертелся музыкальный водоворот, увлекающий мальчишек-сорванцов в высокое искусство.

– Ольга Ивановна, сегодня, когда Вы увенчаны многими званиями и титулами, когда воочию виден масштаб сделанного Вами за 20 лет, признайтесь, почему Вы стали учить хоровому пению именно мальчиков?

– Еще когда я работала в хоре девочек на базе эстетического центра у Ольги Николаевны Ионовой, в 1983 году мы были вместе с Ольгой Николаевной на одном из семинаров в Кирове, там  выступал хор мальчиков. Они пели божественным звуком! Я ощутила тогда огромное желание заниматься именно с хором мальчиков. Ольга Николаевна поддержала меня и дала полную свободу в творческом плане. И, знаете, неожиданно для меня самой выяснилось, что характер у меня упрямый: желание достичь цели вело меня, пока не удалось добиться своего. Хор мальчиков начался с небольшой группы. Дальше я стала чувствовать, что появились первые результаты. И первая возможность выступить в Московской консерватории подтвердила мое ощущение. В репертуаре хора мальчиков тогда были, в основном, пионерские песни, детские песни Паулса. Мы выступили с концертами в Рыбинске, Таганроге, Киеве, показали себя в Болгарии и в Чехословакии. Сознавая, что певческий век мальчиков короток, я понимала: без сольфеджио, без инструментальной подготовки юных певцов невозможно освоить сложный репертуар – ни Чайковский, ни Рахманинов для нас были недостижимы. А в моем понимании, у хора, как и у любого исполнителя, должен быть творческий рост. Меня поддержали коллеги: мол, чего ты сидишь? Результаты великолепные – надо создавать школу! Галина Федоровна Сергеева, которая тогда возглавляла отдел культуры администрации города, сказала: «Твоя идея хоровой школы мальчиков? Вот ты и берись за дело, становись директором!» Так я стала директором Хоровой школы мальчиков. В этой работе я нашла нужный ритм, работаю, как генератор идей и направлений деятельности школы. У меня потрясающие заместители!

– Педагогический коллектив школы сложился сразу?

– Сразу ничего не бывает. В 1991 году мы с хором только созданной ХШМиЮ за полгода сделали программу на два отделения и поехали с концертами во Францию. До сих пор не понимаю, как нам это удалось – наверное, стимул был мощный. А в 1992-м мы отправились уже на Международный конкурс в Бельгию и заняли там 1-е место. С этого момента мы начали бурно развиваться – я стала формировать педагогический коллектив. За двадцать лет у нас сложился великолепный творческий коллектив, в котором много уникальных педагогов. Мы приглашаем их, в том числе, из других городов. Я люблю талантливых людей, люблю учиться у них. Музыканты не могут быть изолированы, мы должны видеть, что происходит вокруг.

– Вы даете советы вашим педагогам, критикуете их?

– Я не вмешиваюсь в их творческий процесс, и они это знают. Ведь школа – это не я одна, это мы все. Мы – коллеги. Я всего лишь волею судьбы попала на это место.

– Сейчас стало модно даже в любительских хорах заниматься с хористами вокалом…

 

– То, что все ученики хора должны заниматься вокалом, – веяние последних лет. Но я считаю, что именно в хорах мальчиков занятия вокалом нужны. Потому что певческий век у мальчика короткий. Если мальчика не развивать всесторонне, он просто не успеет услышать свой настоящий голос: в 12-13 лет начинается мутация. В мире очень мало хоров мальчиков, потому что результат надо выдать за короткий срок – максимум два с половиной года. Так что за 10 лет у меня проходит целых пять поколений юных певцов. С девочками в этом плане проще.

– А в смысле методики хорового пения есть ли какие-то каноны?

– Требования к певцам хора идут от руководителя – это то, что он хочет слышать от хористов, звука какого качества от них добивается. Можно использовать разные методики, но главный результат – красивый, правильно сформированный звук.  Наша школа работает на результат. Мы стремимся, чтобы дети пели с листа и знали сольфеджио.

– Есть ли конкуренция между педагогами Вашей хоровой школы?

– Конечно, есть. Есть дух соревнования, который будит стремление к совершенствованию. А почему вы думаете, что я не соревнуюсь? Я тоже соревнуюсь. В этом – движение к развитию.

– А существуют ли в хоровой музыке всеми признанные эталоны пения, звука, аналогичные бельканто в сольном пении?

– Сколько хоровых дирижеров, столько и видов, оттенков звука хорового пения. Потому что это идет через слух дирижера, через его индивидуальное восприятие и понимание красоты звука, через его эстетический вкус. Дирижеру очень важно найти для себя эталон звучания хора. Дети только открыли рот, а я уже слышу и знаю, что нужно сделать для нужного мне качества звука.

– Что для Вас эталон?

– Я не могу объяснить. Это звук моего хора. Хочу или не хочу, я передаю мой эталон в звучании своего хора. С другой стороны, я посмотрела все записи моего хора с 1991 года и увидела, что дирижером все время была я одна, а звук хора на протяжении времени менялся. Причем менялся периодами: 4 года – один звук, потом следующие три года – другой. И так далее. Оказывается, звук хора зависит не только от меня, но и от качества голосов данного состава мальчиков. Вот сейчас у нас в дискантах очень много сольных голосов – для работы над звуком хора это сложно. Потому что у солистов голоса все разные и все яркие. И все равно, главное в звуке хора – ухо дирижера, его эстетические предпочтения.

– Тогда об эстетике. Какой хор для Вас – эстетический эталон звучания? На звук какого хора Вы ориентировались, когда были еще начинающим дирижером?

– На прибалтийские хоры. Меня устраивала чистота их звучания, кристальный строй. Но немножко не хватало «мяса». Мне это преподали еще в Гнесинском институте, и мы, студенты, над этим тогда немного похихикали. Когда стала самостоятельно работать, я поняла, что в хоре, в звуке его, должны быть и строй, и «мясо», и полетность – все в гармонии. Во всех городах мира, где побывал наш хор мальчиков, отмечают полетное звучание наших дискантов. В Англии мальчики поют той же вокальной техникой, что и мы, а звук хора совсем другой – влияют национальные особенности голосов. Но я приемлю это звучание. Мое ухо их звук ласкает. В этом году меня пригласили быть членом международного жюри на конкурсе в Англии, представляя Россию. Это очень ответственно. Потому что нельзя ставить себя во главу угла, но и перечеркнуть свои слуховые представления невозможно. Тут нужно будет судить с точки зрения профессионального звучания по строю, по убедительности трактовки произведения. И если звук будет немножко не такой – это не главное. Звукоизвлечение – это так сложно! Это на уровне интуиции. Нет для всех одинакового приема пения. Пение – искусство индивидуальное. Каждый певец должен уметь себя анализировать. Музыка, как и любовь, и сама жизнь, – это не формула. Это то, что не поддается объяснению. То же относится и к педагогике. Главное здесь – человечность, здравый смысл и опыт.

Беседовала Наталия Теряева

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 
< Марта 2011 >
П В С Ч П С В
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 25 26 27
28 29 30 31      

Простая математика
Курсы валют на 29 Апреля (cbr.ru)
byrBYR30.44(+0.02)
usdUSD56.98(+0.01)
eurEUR62.04(-0.12)
uah10 UAH21.47(+0.01)
Встреча, Газета , Ооо