Баннер
СРОЧНО!

Домой Добавить в закладки Twitter RSS Карта сайта

СЕМЬ АРМЯНСКИХ ДНЕЙ Печать
04.12.2014 07:20

Ереван-­Степанакерт

ДЕНЬ ЧЕТВЁРТЫЙ. ГОРАЙК – СИСИАН

Главное утреннее желание – поскорее убежать из «химического» вагончика. На улице настоящее буйство солнечного света, разукрасившее склоны в ярко­золотые цвета. Достаточно прохладно, а потому одеваемся «по­осеннему». Правда, минут через тридцать возвращаемся к привычному виду.

Сегодня самый короткий этап – всего 34 километра, но он же и самый высотный: практически вся дорога пройдёт на высоте 2100­2200, резко спустившись вниз лишь к самому финишу дня – Сисиану.

Сразу за Горайком, после небольшого (по нашим новым меркам) подъёма, оказываемся на высоченном берегу огромного Спандарянского водохранилища – второго по водным запасам в Армении.

Дальше дорога идёт затяжными подъёмами­спусками, длиннющими прямыми и плавными поворотами. Запомнилось селение с названием Сарнакунк, или Холодный ключ, тем, что большая его часть расположилась в красивом ущелье, пересекающем дорогу. А ещё – огромным количеством стогов сена, их здесь складывают в форме удлинённых пирамид.

У «верстового столба» с цифрой 200 поворачиваем к Сисиану, который стоит в приличном отдалении от трассы Ереван – Степанакерт. Путь к городу сначала идёт по подобию промзоны, на которой разместились различные предприятия по добыче и переработке камня.

Пыльно, непривлекательно и всё время очень резко вниз. Затем оказываемся в красивейшем ущелье с очередным бурлящим потоком в основании.

…Первые городские улицы с достаточно скучными строениями и, наконец, центр, в котором и расположился отель, ставший местом нашего очередного ночлега.

Давид сегодня на велосипед не присел ни разу… Продолжает ставить собственные рекорды. Молодец!

НЕМНОГО О СОПУТСТВУЮЩЕМ

Толком не отдохнув, да и какой, в принципе, отдых после 34­х километров, отправились на встречу с молодёжью. Всё прошло «в тёплом режиме».

Постепенно привыкаю отвечать на вопрос: «А альпинизмом Вы занимаетесь?» Приходится объяснять, что если здесь – «вышел во двор, и уже альпинизм пошёл», то у нас… В общем, гораздо дороже выходит, чем бегать…

Прошлись немного по городу, заглянув в кабинет мэра – обозначить своё присутствие на его территории. Не скажу, что наш пробег вызвал какой­то его особый интерес, так…

Съездили взглянуть на одну из известных армянских достопримечательностей, что разместилась поблизости – водопад Шаки. Он, правда, был в выключенном состоянии…

Звучит странновато, но это так. Река, питающая водопад, одновременно обслуживает турбины стоящей поблизости ГРЭС. Ради экономии воды Шаки «включают» достаточно редко. Хотя он и так красив, даже с минимальными струями.

Весь вечер решали с Давидом – идти ли завтра на Татев? Пришли к выводу, что «утро вечера…»

ДЕНЬ ПЯТЫЙ. СИСИАН – ТАТЕВ – ГОРИС

С утра привычно наполнили ёмкости горной водой. Поначалу питьевые запасы черпались с магазинных прилавков, но уже на второй­третий день мы поняли всю бесперспективность этого действа.

В Армении, где даже в Ереване воду принято пить из­под крана или из многочисленных уличных фонтанчиков,покупать её более чем моветон. А в горах источники практически везде. На дорогах даже знак специальный есть: «Вода здесь».

В общем, на выезде из Сисиана «припали» к одному из них и двинули в сторону Гориса. Давид начал на велосипеде, я, как обычно, – ногами.

Сразу хочу отметить, что это был один из запоминающихся дней. Я наконец­то реально «вбежался», то есть достиг того состояния «полёта», когда от самого процесса начинаешь получать исключительно удовольствие.

Совершенно не заботит – сколько сегодня нужно набрать высоты, какой крутизны тебя ждут подъёмы и уж тем более – спуски (что тоже далеко не сахар).

Совершенно всё равно – сколько сегодня нужно преодолеть километров. А каждый подъём становится настоящим подарком, истинную стоимость которого ты наконец­то можешь оценить.

Практически сразу говорю Давиду, что решил «идти на Татев»…

НЕБОЛЬШОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ

Наверное, уже пора объяснить всю значимость этой фразы. Татев – древнейший монастырь, возраст которого давно перевалил за тысячелетие. Стоит он на пятисотметровом утёсе ущелья реки Воротан и раньше был местом, если совсем мягко сказать – труднодоступным.

Сейчас к нему добираются с помощью самой длинной в мире канатной дороги «Крылья Татева» протяжённостью 5 752 метра. Максимальная высота, которую приходится испытать её пассажирам, – 320 метров…

Если же своим ходом, то есть – как я задумал, то километров от первой станции канатки до монастыря получается 16. Из них десять исключительно вниз, а потом около шести вверх по такой крутизны серпантину, что…

Знающие армяне ещё перед поездкой говорили мне: «Бегом… Туда… Да если ты это и сделаешь, там тебя и похоронят…»

Давид ещё во время предварительной переписки придерживался ровно такого же мнения, напоминая, что наша задача не какие­то фантастические планы, а достижение главной цели – Степанакерта: «Боюсь, что в Татеве наш пробег и закончится…»

Если помните, эту тему мы с ним обсуждали во время пробега неоднократно, и вот… После моего утреннего вердикта Давид тоже загорелся идеей попытать счастья уникального испытания, решив проехать на велосипеде, насколько это возможно, до низа ущелья, чтобы потом «свежим» выйти на штурм.

ДЕНЬ ПЯТЫЙ. ПРОДОЛЖЕНИЕ

Это, действительно, был праздник. Ощущение полёта дополняли совершенно уникальные виды. Сегодня я впервые бежал выше облаков – они стояли в ущельях, что постоянно открывались по правую сторону.

Слева же были совсем «низкие» горы, точнее, их вершины. А орлы… Они парили прямо над головой. Потому что здесь уже была их стихия – небо.

Осознаю, что те «лёгкие», как кажется сегодня, подъёмы, в первый день просто убили бы своей протяжённостью. Тем более, что их длина видна полностью – поворотов почти нет, вся грядущая перспектива перед глазами.

Запала в память одна практически идеально­круглой формы гора, что стояла возле дороги (точнее, наоборот – дорога возле неё пролегала). Это природное сооружение одиноко возвышалось над «плоскостью» высокогорной долины и сначала было где­то внизу.

Постепенно я оказался у подножия и увидел, что люди изрядно покопались в теле гиганта – что­то там добывали, «откусив» у него изрядный кусок.

…Оглянувшись минут через пятнадцать, вновь увидел гору внизу. Получается, снова незаметно «влетел» на пару сотен метров, и всё это практически без напряжения. Чудо какое­то.

Стада баранов периодически парализуют движение машин, направляясь через дорогу к очередному пастбищу. Их реакция на транспорт тоже была неожиданностью: проходя в непосредственной близости от легковушки, каждый «зверь» совершает высоченный прыжок, стремясь оказаться выше капота. Выглядит весьма комично…

А впереди уже новое чудо! Вижу, что очередной подъём дороги упирается в облака… Ещё несколько минут, и я действительно в них вбегаю. Первая мысль «они должны быть мокрые» оказывается неверной – совершенно сухие. Но сразу же приходит реальный холод, хорошо машина рядом оказалась – ветровку надел.

Дальше было несколько километров в «режиме полёта». Это, действительно, как на самолёте – то в пелене облачной, то в чистом небе, и снова «ныряешь»… Опять лезет избитая фраза про «невозможно описать словами».

ТАТЕВ

Первое чувство при виде Воротанского ущелья – это перехват дыхания каким­то сплошным «Ахх..хх!!!»

Перед поездкой я пересмотрел множество фотографий и видео, но теперь понимаю, что НИЧЕГО НЕ ВИДЕЛ!

Грандиозность и величие природы просто повергают в шок. Перед глазами открывается бездна, на противоположной стороне которой стоят огромные горы сине­коричнево­зелёного цвета. За ними ещё более высокие хребты, порой скрываемые стелющимися облаками и кажущиеся в дымке виртуальными.

Со смотровой площадки перед станцией канатки видна часть серпантина, по которому мне сейчас предстоит «скатиться» вниз, через большое селение Алидзор, или, как говорят местные, Халидзор.

Начало дороги крутизны такой, что даже представить не могу – как туда, а не прямо в пропасть, съезжают машины. А сама канатная дорога…

Понимаю, что если бы сейчас предложили сесть в её кабину, я бы просто не смог этого сделать – СТРРРАШНО!!!

А ведь здесь её путь проложен больше над склонами, пересекая само ущелье уже после его невидимого пока поворота. Именно там, несмотря на изрядное провисание конструкции, высота полёта кабины над землёй превышает 300 метров.

Но всё это мне предстоит позже, сейчас же главное «вбежать в Татев», впрочем, его пока даже и не видно. Он где­то там, в дымке, за скалой, обозначающей поворот.

Давид вновь садится в седло и с жуткой скоростью скрывается за первым поворотом – по моим понятиям, велоезда здесь сродни самоубийству, а он испытывает явное удовольствие…

Хачик на машине устремляется следом, у него есть около получаса, чтобы где­то там внизу забрать велосипед и вернуться. Ровно в 13:00 уходит на Татев его «воздушный вагончик».

Впервые за время путешествия прибавляю к поясной фляжке с водой рюкзак. В него бросил ветровку – кто знает, какая погода ждёт там наверху. А пока – жара египетская.

Несмотря на палящее солнце, впервые же снимаю и кепку – путь к Храму…

Уже на первых десятках метров спуска слышу за спиной тихое урчание двигателя, оглядываюсь – «шестёрка». В ней улыбающийся «бомбила»: «Зачэм бежишь? Садись подвезу…» Ситуация комичная, но стараюсь серьёзно объяснить, что я здесь именно для того, чтобы бежать, а не ради экономии денег. Отстаёт…

Справа всё увеличивающийся склон, впереди­слева деревня и ущелье. Над головой трос канатной дороги. Пара поворотов серпантина и…

Прямо передо мной то, что меньше всего хотелось бы встретить – огромное полутораметровое серо­стальное чудовище гордо переползает дорогу. Стартуй я минутой раньше, и наши пути пересеклись бы…Затаив дыхание пролетаю в районе хвоста, оглядываюсь… Пронесло!

Уже вечером в Горисе местные ребята, сверившись с интернетом, сказали, что это гюрза. Оказывается, мне на самом деле крупно повезло – гюрза тот редкий вид, что не убегает от человека, она практически всегда нападает, и броски её равны длине тела! А яд приравнивается по токсичности к яду кобры, то есть однозначно смертелен, если не предпринять что­нибудь действенное в течение ближайших минут.

Бог отвёл… Она, правда, потом двое суток перед глазами всплывала.

НЕБОЛЬШОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ

Со змеями у меня давно сложились сложно­напряжённые взаимоотношения.

Постоянно бегая по дороге, каждый тёплый сезон встречаю их в живом и раздавленном виде не менее полусотни. Это совершенно не даёт расслабиться, потому как появляются они всегда неожиданно и буквально перед ногами.

В общем – достали! Больше всего боялся, что и в Армении они будут портить впечатления от окружающих красот, но… Была лишь эта гюрза и пара совершенно расплющенных машинами экземпляров до неё.

ТАТЕВ. ПРОДОЛЖЕНИЕ

Отгоняю от себя мысли о вероятности повторения подобных встреч на склонах ущелья и гоню себя на встречу с Давидом. Вижу летящего на всех парах Хачика, значит, Давид уже спешился и ждёт.

На смену серпантину пришла ровно уходящая вниз петляющая вдоль склона дорога. Вокруг теперь крупные кустарники и разные южные деревья. В зелени прячутся привлекательные ресторанчики. Почему­то кажется, что я где­то в Греции.

Перед очередным поворотом вижу Давида. Оказывается, он не просто так именно здесь остановился: «Хочешь метров на двести в сторону – что­то покажу…»

Сворачиваем на узкую каменистую тропинку, двигаем в сторону ущелья – там спряталась смотровая площадка, расположенная в середине пути. С неё видно и первую станцию канатки, и сам Татевский монастырь. Его, правда, приходится буквально выискивать глазами.

Он в открывшейся перспективе ущелья размером со спичечную головку! Нам туда?! Господи – дай силы…

На самом краю обрыва притулилась обзорная беседка. В коленях, да и вообще во всём организме откровенная дрожь. Не могу заставить себя подойти к ограждению, которое чуть выше уровня пояса…

Я бывал на Эмпайр Стейт билдинге, когда весь Нью­Йорк на четыреста метров ниже, но там подобных ощущений не испытывал.

Здесь всё иначе. Внизу ущелье, а со всех сторон нависают огромные вершины – чувствуешь себя каким­то микробом. Дунет ветер, и нет тебя…

Вдалеке виден тот подъём, ради которого мы сюда и забрались. Первая треть серпантина проложена по практически отвесной стене ущелья. Может, правду говорили знающие люди – там и умрём сегодня?

Снова на дорогу. Крутой спуск бесконечен. Дно ущелья, если и приближается, то очень неохотно. Но ведь это лишь прелюдия, главное ждёт впереди – подъём…

Наконец достигаем моста Дьявола. Это природное сооружение, под которым скрывается река Воротан. Под ним же огромные пещеры с горячими источниками. Хочется посмотреть, но время и мысли о предстоящем гонят вперёд. Главное – найти воду. Свои запасы уже иссякли, а без неё далеко не убежишь.

Ныряем по тропинке, стиснутой меж скалами, слышим звук потока и даже видим его – метрах в двадцати ниже… Это не вариант. Спросить некого – просто нет никого! Только собака привязалась – явно изголодалась по общению и не даёт прохода своими дружескими прыжками.

Снова поднимаемся, и вот он! Камень, из которого выведена труба с источником. Наполняем фляжки, которые тут же разбухают – вода не только тёплая, но и газированная! А вкус…

Никогда такой не пробовал. Что­то очень минеральное,  «добавки» специфичные, но приятные.

Сразу после моста асфальт заканчивается, дальше просто вырезанная из склона пыльно­каменистая дорога. Крутизна максимально допустимая для того, чтобы машина могла вползти. Раньше и такой не было – просто тропинка.

Давид нервно­спокоен, понимает, что если и не вбежит, то пешком точно доползёт. Договариваемся, что идём каждый в меру своих сил, а потом первый, если что, вернётся с подмогой…

Потеряться на дороге протяжённостью около шести километров дело бесперспективное, даже при среднем подъёме в сотню метров на километр.

Перед стартом фиксирую, что я уже пробежал сегодня 39 километров, если сравнивать с марафоном, то… Его финиш пройдёт где­то в середине подъёма, и подобных финишных километров у меня точно не было.

Честно говоря, перед началом подъёма внутри опять зародился страх высоты. Серпантин весь перед глазами, и проложен он прямо над обрывом. Ограждения никакого, кажется – качнёт в сторону, и…

Буквально через несколько минут работы все страхи улетели в пространство. Просто бежишь, виток за витком, просто видишь, как дно ущелья всё ниже и ниже. Просто привыкаешь к высоте, и она уже родная – можно без всякой опаски подойти к скальному выступу, посмотреть вниз, в стороны, сделать пару снимков и снова вперёд. Красота!

Вдалеке виден нитеобразный трос канатки, иногда кабинки­букашки. Потом этот трос оказывается уже далеко внизу, а мы всё бежим и бежим.

Очень жарко. Но с водой всё нормально – по дороге встречаем ещё пару источников – каждый со своим вкусом. Кстати, из верхнего, то есть ближайшего к монастырю, пил воду с привкусом ладана… Это уже, наверное, мистика.

Встречаем пару спускающихся УАЗиков, за рулём явно каскадёры без нервов. Потом, натужно гудя, нас медленно обходит допотопный, гружёный чем­то «Газон»… Наверху ведь прилепились на склонах ущелья несколько деревень, раньше они жили в практически автономном режиме, теперь и туда цивилизация добралась. Люди – канаткой. Грузы – по этой единственной «дороге жизни».

На смену коротким виткам серпантина приходят продолжительные тягуны. Вокруг какие­то дикие заросли, сквозь них уже практически ничего не видно. Но финиш, судя по пройденному пути, где­то близко…

Вылетаем на простор. Татев метрах в пятидесяти ниже. Во, мы дали! Усталости никакой – сплошные эмоции. Теперь мы понимаем, что после ТАКОГО, уже нет препятствий, которые могут нас не только испугать, но и просто смутить…

Спускаемся к монастырю, и первое, что делает Давид – покупает крест. Не простой ­ вырезанный из камня, эксклюзивно­татевский. Потом он признался, что никогда до этого крестов не носил.

Это я специально написал, для понимания, каким внутренним шоком был для взрослого человека преодолённый путь. Как раз тот случай, когда бег переходит из понятия физического в духовное.

Посреди монастырского комплекса, под древним деревом, сидит местный настоятель. Первая реакция, явно читаемая в его глазах – возмущение. Действительно, два чудика, оба изрядно мокрые, в трусах, с какими­то возбуждёнными взглядами, в таком месте…

Объясняем – каким был наш путь сюда. Взгляд теплеет. Долго шепчет молитвы, поочередно возложив руку на наши шальные головы, потом: «Ходите свободно. Вам везде здесь можно – вы это заслужили. Я к храму тоже пешком хожу, но чтобы бегом…»

Мы злоупотреблять гостеприимством не стали. Давид бывал здесь неоднократно, я уже через неделю снова вернусь сюда в роли рядового экскурсанта – тогда и осмотрю всё с «гидовскими» объяснениями. Ставим свечки в соборе. Быстро обходим периметр на предмет фотографирования, и пора к канатке – нам ещё до Гориса бежать, а сумерки в этих края приходят рано.

На выходе из монастыря встречаем Хачика. Он в шоке от пережитого перелёта: «Там, посредине, после скалы такой срыв вниз, что я чуть не…» Честно говоря, думал, что только меня как парня, выросшего далеко от горных вершин, это испытание может испугать. Оказывается – совершенно нормальная человеческая реакция.

Загружаемся в кабину. Стены «вагончика», вместимостью 25 человек, совершенно прозрачные. Давид идёт вперёд – там вид самый идеальный, но он же и максимально­страшный. Я опасливо вжимаюсь в скамейку сзади. Двигаем… И сразу пропасть!

Впереди 11 минут 25 секунд бездны… От начала движения до первых несущих опор на вершине «разделительной» скалы около трёх километров. Из динамика вещает добрый голос: «Справа внизу вы видите заброшенную Пустынь (сама смотри!), где жили монахи Татевского монастыря… Сейчас мы пролетаем на высоте 320 метров (да замолчи ты уже!!!)… Дорога была построена в рекордно короткие сроки… Скорость полёта 36 километров в час (о Господи!!!)»

Следую известному принципу: «Не можешь вниз, смотри по сторонам» – помогает. Но всё­таки бросаю взгляд на пройденный во время спуска серпантин и даже умудряюсь его сфотографировать.

Первое ущелье завершается. Перед нами практически отвесная стена, и мы прём прямо на неё! Медленно вползаем, короткое облегчение – до земли метров 20­30 (всего ничего), ещё одна опора и… Круто вниз! Короткое чувство невесомости, громкие визги в кабине. Тянемся над новой бездной, и, наконец, снова впереди скала – верный признак, что мы почти у цели.

Ещё раз убеждаюсь в том, что если бы не адаптировался к высоте во время долгого подъёма своими ногами, пришлось бы ехать в этой «стекляшке» с закрытыми глазами…

Идём обедать в ресторан, из которого открывается шикарный вид на родное уже ущелье. Хотели сесть на столики прямо у обрыва, но там неимоверно печёт солнце. Приходится уходить в зал, за стеклянную стену.

Изумительный фасолевый суп и новое для меня кулинарное изделие под названием «Жингялов хац», в дословном переводе «хлеб с зеленью». Это карабахское блюдо в виде тонкой лепёшки, начинённой зеленью. Вообще туда может входить до сорока трав, нам дали с девятнадцатью. Как говорится – запахло финишем.

Ну и завершение этой длинной главы. Она потому и получилась столь объёмистой, что Татев оставил в душе одно из самых неизгладимых впечатлений не только этого проекта, но и всей жизни.

Принятию решения о его «штурме» предшествовало очень много разных страхов, внушаемых «людьми знающими». Не нашлось ни одного человека, который сказал бы, что это возможно, напротив – все дружно отговаривали от «самоубийства». Сейчас я рад, что послушался исключительно собственного внутреннего голоса и, может быть, собственного безрассудства.

Двойная радость от того, что Давид подпал под действие моего «убедительного авантюризма» и теперь тоже может констатировать тот факт, что был первым, кто взобрался на Татев бегом.

Честно говоря, нам просто повезло, что подобные «дурацкие идеи» просто в голову никому не приходили. Может быть, теперь это станет нормальной практикой…

Продожение следует.

Андрей ХАЧАТУРОВ

Фото автора

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 
< Декабря 2014 >
П В С Ч П С В
1 2 3 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

Простая математика
Курсы валют на 22 Ноября (cbr.ru)
byrBYR29.63(+0.00)
usdUSD59.46(+0.19)
eurEUR69.82(+0.15)
uah10 UAH22.45(+0.08)
Встреча, Газета , Ооо