Баннер
СРОЧНО!

Домой Добавить в закладки Twitter RSS Карта сайта

Комсомол навечно вписан в историю Дубны Печать
18.10.2018 00:00

В школе я успевал учиться на  отлично  и уделять должное внимание спортивной, общественной жизни. Был членом сборной школы по футболу, баскетболу, волейболу, занимался спортивной гимнастикой. Это во многом повлияло на определенное положительное отношение ко мне одноклассников.

Вопрос вступления в ряды комсомола, учитывая мою активную жизненную позицию, возник  совершенно естественно, по-­другому и быть не могло. Город, в котором я учился, был не районного подчинения, поэтому нас, будущих комсомольцев, повезли  за двадцать километров в Новомосковский райком комсомола на утверждение. Сама церемония ­ казалось бы, ничего особенного. Тем не менее было волнительно…  Помню, нам задавали вопросы. Нужно было знать Устав и историю ВЛКСМ, разбираться в некоторых политических вопросах. Ведь комсомол был молодежным крылом Коммунистической партии,  её «подпоркой», и нам надо было ориентироваться в текущих политических событиях.

В Харьковском авиационном институте уже на втором курсе я стал членом бюро  факультета Ленинского коммунистического союза молодежи  Украины (ЛКСМУ). Через два года активной комсомольской студенческой работы на факультете меня избрали членом комитета комсомола института.

В то время Харьковский авиационный институт насчитывал около восьми тысяч студентов, это был один из ведущих вузов страны по подготовке авиационных специалистов. В комитете я занимался отдельным направлением ­ студенческие строительные отряды. Тогда строительные отряды были одним из  мощных направлений комсомольской деятельности в вузах. Мы в ХАИ под эгидой комитета комсомола формировали несколько отрядов. Хорошо помню, что у нас были отряды с говорящими названиями «Альтаир», «Икар», «Витязь». Их традиционно много лет подряд отправляли на крупнейшие стройки. Ездили в основном в Сибирь. Строили трассу Тюмень ­ Сургут, валили лес в тайге, занимались устройством Тобольского речного порта, работали на многих других нужных стране объектах  в Тюменской области. У меня с еще несколькими товарищами была конкретная задача  ­  формировать студенческие отряды, отправлять их на объекты, определять командный состав  и  принимать по возвращении. В каждом таком отряде обязательно был командир, комиссар, строительный мастер. Я сам три года подряд работал в студенческом строительном отряде «Альтаир». В один из годов был комиссаром отряда, поэтому вся работа студенческого отряда мне была хорошо известна и снаружи, и изнутри.

Стройотряды давали молодежи хорошую закалку. С одной стороны, мы получали навыки строительных профессий: учились класть кирпичи, готовить бетон и раствор, а с другой стороны, они давали возможность  подзаработать молодым людям на жизнь. Я помню, как  после первого строительного отряда сообщил родителям, что больше мне помогать деньгами не надо. Для них эта новость стала неожиданной и одновременно приятной. Они гордились, что сын уже сам зарабатывает деньги. В то время я жил в частном секторе, за жилье нужно было платить, так что зарплата, заработанная в строительном отряде за лето, была хорошим подспорьем для меня и семьи.

В Дубну, в МКБ «Радуга»,  мы приехали из института «командой» нашего выпуска  ­ двенадцать человек: Г. Летов, А.Гогин, Е.Поминов, М.Васютин, В.Пономарев, В.Кожеватов,  Ю.Прокопенко, Ю.Бажанов и др.  И этой  командой  мы так и обособились. Вместе проводили общественные мероприятия, отдыхали. Кстати, до сих пор встречаемся, хотя по авиационной тематике практически  никто уже не работает. Этим составом мы внесли некоторое оживление в уже сложившийся коллектив комсомольской организации. Редко какое мероприятие проходило без нашего активного участия. Были, например, комсомольские субботники в лесопарке, известном в народе как «парк Самохвалова», в благоустройстве которого принимали участие несколько поколений молодежи конструкторского бюро.

Спустя некоторое время я получил приглашение от Владимира Цапцына, в то время первого секретаря ГК ВЛКСМ, перейти в горком комсомола на организационную работу и возглавить организационный отдел.   Работа была связана с организацией мероприятий по росту комсомольских рядов, организацией деятельности городского штаба «Комсомольского прожектора», подготовкой пленумов, заседаний бюро, участием в партийных мероприятиях, подготовкой резерва комсомольских кадров. Нужно было заниматься этим на профессиональном уровне, чтобы в них не было так называемой «заорганизованности».

Многие сейчас критикуют комсомол, говоря, что было многое в нем заорганизовано. Я этой заорганизованности не чувствовал. Мы все были увлечены делом, хотели получать результаты, овладевая  навыками организаторской работы. Как показала жизнь, они пригодились позднее. Ведь в принципе все, кто  активно занимался комсомольской работой, в дальнейшей жизни не потерялись. Многие, используя приобретенный опыт деловых и товарищеских взаимоотношений, совместной деятельности, умение  достигать совместно целей и решения важных задач, добились определенных результатов.

В то время в комсомоле возможностей для дискуссий было более  чем достаточно. Во всяком случае, не меньше,  чем сейчас. Конечно, нам ставились определенные задачи  ЦК ВЛКСМ и областным комитетом, но дубненская  городская комсомольская организация (так же, как и партийная)  во внутримолодежной  деятельности стояла особняком в Подмосковье. В области про нас говорили: «Это Дубна, у них что ни два ученых, то три мнения». И это было понятно: высокий уровень образованности и интеллигентности жителей нашего города давал нам право находиться в несколько обособленном положении. Поэтому и в дискуссиях на нас ориентировались, понимали, что мы порой нестандартно, более широко и глубоко охватываем темы.

Вообще, научная интеллигенция, сконцентрированная в Дубне, ­ это некий феномен. Государство концентрировало интеллект на отдельных территориях для того, чтобы сделать исключительно прорывные в мировом плане вещи. Так в стране и рождались ядерные, авиационные, космические города, города биологической науки. Дубна была ярчайшим примером наращивания мощного интеллекта, и понятно, что в этой высокоинтеллектуальной среде не могло не быть разных  мнений, разных  толкований. Я чувствовал еще в комсомоле, что на нас ориентировался обком комсомола.  Подтвердилось это и позднее, на партийной работе.  Да, иногда мы «шли не в ногу», иногда расходились с обкомовской линией. Все об этом  знали, но Дубне это прощали, как никакому другому городу. Это касалось как комсомольской, так, кстати, и партийной работы.

Тогда, в комсомоле, много времени мы уделяли учебе комсомольского актива, и я как заворг постоянно занимался этим. Именно за счет учебы мы получали грамотный потенциал тех ребят, которые непосредственно были в организациях, на предприятиях организаторами работы с молодежью. Учили их в школе комсомольского актива. Были выездные школы на Липне, в лагерях «Дружба» и «Волга».  Создали комсомольское отделение  в вечернем Университете марксизма-­ленинизма.

Интересно у нас проходило соревнование между комсомольскими организациями городов. Это были самые настоящие соревнования, в которых мы учились отбирать друг у друга лучшее и применять лучший опыт у себя. И дальше, по жизни, когда я уже стал руководить городом, навыки, привитые в свое время комсомолом, позволили создавать в новых, причем сложных кризисных условиях, проекты, которые в результате внесли улучшение положения дел в той или иной городской отрасли, в целом улучшили качество жизни дубненцев. Так рождались проекты, которые мы в нашем городе реализовали: технополис «Дубна», создание университета, наукоградская программа, технико­-внедренческая особая экономическая зона.

Городская комсомольская организация в то время успешно продолжила славные дубненские традиции шефства над областными комсомольскими стройками. Строили Воскресенский химкомбинат  ­  это была крупнейшая всесоюзная стройка, и несколько лет подряд мы направляли туда отряды своих бойцов. Строили цементно-­известковый завод в Коломне, гидро-аккумулирующую станцию в Загорске и еще ряд объектов. Было  много и сельскохозяйственных объектов, куда мы направляли свои отряды. Еще одно важное направление работы молодежных организаций  города ­ это шефская помощь совхозам Талдомского и Дмитровского районов по заготовке кормов, уборке урожая, что очень сближало нас с соседями.

В памяти осталась и деятельность «Комсомольского прожектора». Это тоже было наше направление ­ участие в жизни города посредством молодежного взгляда на нарушения, на недостатки работы в тех или иных сферах. «Прожектористы» занимались вопросами экологии, культуры. Тогда мы очень активно участвовали в организации автобусного движения в городе. Здесь было очень много серьезных проблем. Автобусы ходили переполненными, дисциплина водителей оставляла желать лучшего, деятельность руководства предприятия при этом была, мягко выражаясь, непрофессиональной. Все это мы «высвечивали прожектором».

После одного, ставшего историческим, рейда по материалам «Комсомольского прожектора» в Дубне произошла, по сути, революция в организации пассажирских перевозок. У нас, ГК ВЛКСМ, конечно же, не было полномочий снимать с должности руководителей, но материал, подготовленный нами, пошел дальше  ­ в народный контроль, в исполком.  Там­то  уже и были приняты соответствующие меры. Начальника автохозяйства сняли с должности. В Дубну тогда приехал опытный человек, Н.Т. Павлухин, возглавивший автотранспортное предприятие. С этого момента в городе началось улучшение дел. Позже он пригласил в АТП Г.М. Строгова, который долгое время руководил этим крупнейшим предприятием города и вместе с коллективом вывел его на совершенно новый уровень работы.

Вспоминаются в числе хороших  дел наши оперативные комсомольские отряды, которые обеспечивали общественный порядок как на комсомольских мероприятиях ­ дискотеках, вечерах,  так и на многих общегородских.  Еще мы были всегда в лидерах в сборе металлолома.

Стоит вспомнить и наше шефство над  пионерией и пионерские лагеря «Дружба» и «Волга», а также лагерь труда и отдыха в Талдомском районе. Здесь была целая система отбора кадров. Весь состав вожатых  ­  комсомольцы. Причем  не все желающие попадали в лагеря на должность вожатых. Нужна была обязательно подписанная руководителями и первичной комсомольской организацией характеристика, что этим комсомольским вожакам можно доверять воспитание детей, пионеров. Мы рассматривали и утверждали в комитетах комсомола, на бюро ГК ВЛКСМ все кандидатуры вожатых.

Много полезных дел в городе было связано с комсомолом. Они ярко сохранились в памяти. Это все те дела, которыми каждодневно занималось руководство комсомольской организации города, и стоит отметить, что нам горком партии доверял, когда надо было ­  помогал, поддерживал. Здесь не могу не вспомнить добрым словом наших партийных наставников Ю.С. Кузнецова, Г.И. Крутенко, И.В. Зброжека,  В.Г.Калинникова,  Ю.А. Коломенского, Л.В. Сергееву,  Ж.С.Рыжову,  В.А.Серкова,  руководителей горисполкома Н.П.Викторову и Н.Г. Беличенко.

Что лично мне дал комсомол? На базе именно этого приобретенного опыта строилась вся дальнейшая работа по управлению городом и с точки зрения  личных инициатив, и с точки зрения подбора команды. Вся активная команда, работавшая в комсомоле, работала позднее в структурах управления. Это как раз те «активные штыки», которые, проявив себя в комсомольской работе, позднее управляли различными подразделениями в администрации, на предприятиях, в федеральных службах, в бизнесе ­   это была единая команда по управлению городом. Это   Владимир Николаевич Трусов,  Сергей Федорович Дзюба,  Александр Алексеевич Рац,  Станислав Артемович  Бабаев,   Валентина Петровна Кашатова,  Николай Николаевич Прислонов,   Юрий Анатольевич Нефедов,  Сергей Викторович Королев,   Владимир Николаевич Бобров,   Александр Александрович Михан,   Александр Николаевич Гогин,  Виктор Иванович Дуркин,  Александр Николаевич Тимофеев,  Сергей Михайлович Иванчин,  Ольга Николаевна Карягина,  Татьяна Константиновна Виноградова,  Нина Петровна Халяпина,  Оксана Константиновна Кузьмищева,  Борис Николаевич Гикал и многие другие.

Что мне не нравилось в комсомоле? Из ярких вещей, которые можно было бы обозначить, пожалуй, вовлечение с некоторым давлением в ряды комсомола нежелающих в него вступать. Была из обкома ВЛКСМ «разнарядка», план, который нужно было неукоснительно выполнять. Не желающих вступать в ряды комсомола было немного, но они были. А задачу ставили ­  чтобы вся молодежь была вовлечена в комсомол. Эта погоня за цифрами и нанесла моральный урон комсомолу. Если ты идешь в армию ­ должен быть комсомольцем, в институт ­ тоже. Если ты не был в комсомоле, это вызывало настороженность…  Были и еще определенные  моменты, которые, быть может, не совсем нравились, но они вспоминаются с трудом, поскольку все остальное было по душе и нравилось.

Многие говорят, что тогда было все заформализовано,  при этом они основываются на одном каком-­то примере. Однако с кем из комсомольцев того поколения ни беседуешь,   у всех в воспоминаниях только лучшее: «вовек комсомол не позабыть», «комсомол формировал меня как личность», «в комсомоле было много полезных дел»… Вот что вспоминается, а не формализм и разнарядки.

И еще одно очень важное и значимое дело, связанное с комсомолом,  ­ это присвоение в 2008 году названия волжской набережной ­ «Комсомольская набережная», и открытие  в 2015 году стелы с этим названием. Тем самым мы не дали исчезнуть комсомольскому топониму с карты нашей Дубны. В один момент мы действительно обнаружили, что ничего в городе, напоминающего о комсомоле, не осталось. И Комсомольская набережная ­  это как раз дань уважения активной деятельности  дубненской молодежи второй половины XX века, комсомолу как организации, которая являлась  союзом  активных молодых людей. Думаю, что очень символично и своевременно тогда, в год 90­летнего юбилея комсомола, мы  навечно вписали его в историю города.  И в дальнейшем, я уверен,  бывшие комсомольцы, да и молодежные организации  будут заботиться об этой набережной, чтобы через многие годы  люди, проходя мимо стелы с её названием, задумывались: а что это было? Так и происходит преемственность поколений.

И все наши сегодняшние разговоры, публикации направлены на то, чтобы люди, прочитав, задумались, что была такая организация, очень нужная, полезная и важная. Государство, к сожалению, не извлекло надлежащих уроков из комсомольского движения и не смогло создать нечто подобное, но уже без недостатков. А время требует.

Валерий ПРОХ,  заведующий организационным отделом ГК ВЛКСМ (1977-­1981 гг.)

 

 
 
< Октября 2018 >
П В С Ч П С В
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

Простая математика
Данные с ЦБР временно не доступны. Приносим свои извинения за неудобство.
Встреча, Газета , Ооо