Баннер
СРОЧНО!

Домой Добавить в закладки Twitter RSS Карта сайта

Жизнь, отданная ракетам Печать
13.12.2017 08:29

21 декабря исполняется 100 лет со дня рождения Рафаила Шевелевича Хайкина ­ученого, инженера, одного из ближайших соратников Александра Яковлевича Березняка. Этому событию будет посвящена встреча, которая состоится 22 декабря в 16:00 в Музее крылатых ракет в школе №10. Сотрудники и ветераны ГосМКБ «Радуга», старожилы Дубны и соратники Рафаила Шевелевича вспомнят наиболее яркие страницы его трудовой деятельности, будут говорить о юбиляре как о прекрасном организаторе, талантливом ученом и изобретателе, незаурядной личности и человеке, который сумел создать коллектив высококвалифицированных специалистов, способных решать самые разнообразные задачи по части разработки ракетного вооружения.

Еще одним событием, приуроченным к юбилею Рафаила Шевелевича Хайкина, станет выход в специализированном издании АО «Корпорация «Тактическое ракетное вооружение» ­ журнале «Точно в цель» статьи о юбиляре, написанной его соратниками – сотрудниками ГосМКБ «Радуга» имени А.Я. Березняка В.В. Ляпуновым и Д.С. Постниковым. В канун юбилейной даты мы представляем этот материал нашим читателям.

 

… Начало 50­х годов. В аэродинамической трубе ЦАГИ идут испытания на функционирование и устойчивость аварийного ветроагрегата экспериментального реактивного самолета. Скорость потока воздуха в трубе постепенно увеличивается, и ветроагрегат успешно работает во всем заданном диапазоне. Почти все участники довольны, но один инженер просит провести опыт в условиях, близких к натурным. Это означает, что агрегат надо внезапно ввести в уже разогнанный поток воздуха, как это будет на летящем самолете. Эксперимент проводят, и, к изумлению и даже некоторому испугу участников, ветроколесо идет вразнос и агрегат ломается. Не удивлен этим лишь тот самый инженер. Он ранее  предсказал расчетами потерю устойчивости на определенной скорости потока.

Это был не первый случай в практике молодого инженера. Работая в КБ гидросамолетов И.В.Четверикова, он предложил увеличить площадь крыла разрабатываемой амфибии в полтора раза. Предложение встретили в штыки, так как крыло соответствовало французскому аналогу. Но когда стало известно, что техническая комиссия по результатам испытаний французского «собрата» рекомендовала увеличить площадь крыла именно в полтора раза, правота молодого инженера была признана.

Этим инженером был Рафаил Шевелевич Хайкин.

Р.Ш.Хайкин  –  крупный  ученый,  инженер, организатор, специалист в области аэродинамики,  динамики полета и управления крылатых ракет воздушного, морского и наземного базирования, один  из ближайших соратников  создателя  и первого руководителя ГосМКБ «Радуга», Главного конструктора  Александра Яковлевича Березняка.

Рафаил Шевелевич – один из тех, кто стоял у истоков бурного развития ракетного оружия с 50­х годов ХХ века. Его имя вошло в историю предприятия и ракетостроения.

Начало. Становление  специалиста. Учеба

Рафаил Шевелевич родился в местечке Озаричи Полесской области Белоруссии в семье плотника. Он был седьмым ребенком в семье. Рано начал работать – с бригадой деревенских плотников. Его руки до преклонных лет сохранили силу и плотницкую хватку. В школе учился хорошо, после школы поступил на рабфак Лесотехнического института. Экзамены по всем 5­ти или 6­ти предметам сдал за один день (не знал, что на это полагается две недели). После окончания рабфака преподаватель математики посоветовал Рафаилу поступать в Ленинградский университет, что он и сделал с блеском. С четвертого курса его как лучшего студента переводят в авиационный институт, созданный  на базе автодорожного. Однако тяга к знаниям, особенно в области математики и механики, была так велика, что Хайкин продолжал ходить в университет слушать лекции знаменитого Лурье.

Война.

Война ворвалась  в жизнь Рафаила Шевелевича, как и в жизнь всех советских людей, разорвав все мирные планы.

Осенью 1941 года он вступил в ряды ополченцев, оборонявших Ленинград. Новобранцев 68­го истребительного батальона после месячного обучения, вооружив  винтовками, гранатами и бутылками с зажигательной смесью, отправили на передовую под город Чудов. Его участие в  войне отмечено медалью «За оборону Ленинграда»,  которой он гордился больше всех остальных полученных наград.

Хайкин пережил первую голодную и холодную блокадную зиму – самую тяжелую из периода блокады города  революции, и в марте 1942 гола его с другими студентами эвакуируют Дорогой жизни из Ленинграда.

После войны.

В ноябре 1944 года после защиты дипломного проекта молодой выпускник  МАИ Рафаил Хайкин  прибыл в поселок Иваньково Тверской области (ныне город Дубна Московской области). Здесь Хайкин начал работать в конструкторском бюро, проектирующем гидросамолеты , и здесь он встретил победу над врагом, лишившим жизни его троих братьев.

Век КБ Четверикова оказался недолгим. Сначала в 1946 году его перевели в Ленинград (наш завод готовился к приему немецких специалистов, «добровольно­принудительно» перемещаемых в СССР), а в 1948 году его и вовсе расформировали наряду с другими оборонными предприятиями.

С января 1951 года Иваньково стало Хайкину родным домом до конца жизни.  Там работало два авиационных  ОКБ смешанного состава – из немецких и советских авиационных специалистов.  И практически при первом производственном контакте с аккуратными и технически грамотными немцами  он нашел погрешность в методике аэродинамического расчета самолета. Немцы сперва возмутились, а потом  зауважали Рафаила Шевелевича и стали звать его «доктор Хайкин».

В 1953 году смешанные ОКБ расформировали, немцы благополучно поехали на родину. О работе с ними существует диапазон мнений : от «они научили нас работать» до «они нас только раздражали, недавние враги». Хайкин об этом периоде выразился четко: «Немцы ничему нас не научили. Это пустые разговоры. Каждый работал своей головой. У наших голова не хуже, и учить нас нечему».

Рафаил Шевелевич перешел на работу в организованный в 1951 году под руководством А.Я.Березняка филиал ОКБ А.И.Микояна  (позднее ставший ГосМКБ «Радуга»), где под его началом вскоре была создана бригада 11. Бригада  энергично и полностью взяла на себя решение вопросов аэродинамики, весов, обводов, аэродинамических нагрузок, баллистики, общей динамики, флаттера, внутренней аэродинамики, устойчивости, наведения.

Хайкин и внедрение  научно­методической базы исследований и проектирования изделий в конструкторском бюро.

Начинали «аэродинамики» практически с пустого – как в методическом смысле, так и в  кадровом  ­  места, так как не только на предприятии, но и в стране проектирование беспилотных (автоматически управляемых) летательных аппаратов находилось в начале пути, квалифицированных специалистов по динамике и управлению беспилотных аппаратов в стране  еще не было. Обилие работы и вопросов, которые приходилось в процессе проектирования решать, потребовало создания научно­методической базы исследований.

Р.Ш. Хайкин блестяще справился с поставленными задачами, обеспечив разработку основных методик расчета параметров движения изделия на раз­личных участках траектории, определения ЛТХ, устойчивости и управляемости, и создав необходимые условия для успешного проектирования ракет в конструкторском бюро. Теоретические работы, выполненные им, по своему уровню не только соответствовали, но и во многом опережали существующий на то время научный уровень.

Эти работы, подкрепленные экспериментами, в том числе и в аэродинамических трубах ЦАГИ, образовали тот фундамент, на который опираются теоретические подразделения ОКБ вплоть до наших дней.

Характерной чертой методологии  Рафаила Шевелевича являлось то, что он всегда прекрасно понимал границы применимости тех моделей, которые приходилось разрабатывать и исследовать в практике проектирования. Решения, принимаемые на основании исследования модели, могут быть правильными только в том случае, когда модель достаточно хорошо соответствует реальному объекту. В то же время сложность создаваемых объектов такова, что никакая математическая или полунатурная модель не может точно соответствовать оригиналу. Эта недостаточность модели должна быть дополнена некоторыми неформализованными данными. Откуда эти данные берутся, сказать трудно, но без них исследования становятся неэффективными и порой приводят к  неправильным результатам. У Рафаила Шевелевича всегда такие данные были, они, как цемент, связывали в целое здание разрозненные кирпичики частных моделей.

Отметим одну из работ, выполненных Хайкиным в 50­е годы прошлого века, ­ разработка методики интегрирования уравнений движения ЛА по участкам, имеющим постоянные значения некоторых параметров (например, скорость, перегрузка, угол наклона траектории и т.п.), позволившую проводить расчеты траекторий практически любой формы в условиях отсутствия (на то время) цифровых вычислительных машин.

Остановимся подробнее на этой работе.

Первые десять лет жизни предприятия (1951 ­ 1961 гг..) самым мощным инструментом для проведения расчетов были оставшиеся от «немецких» КБ механические калькуляторы (арифмометры) типа «Reinmetall».  Их эффективное быстродействие в совокупности с «быстродействием» человека­расчетчика было порядка 0,1…0,2 операции в секунду.

Р.Ш.Хайкин ввел понятие так называемых «схематических траекторий». Разбив, как сказано выше,  траекторию полета на ряд типовых участков, он получил решение в квадратурах, что позволило увеличить шаг интегрирования в десятки и сотни раз без потери точности вычислений. Под эти методики были разработаны вычислительные таблицы (прообразы будущих программ ЭЦВМ). В обыденной речи их называли «простынями». Эти таблицы позволили привлечь к выполнению сложных расчетов на клавишных калькуляторах большое количество сотрудниц, не имеющих технического образования (вчерашних школьниц). Массовые расчеты по динамике полета подготовили коллектив исследователей к освоению появившихся в шестидесятые годы первых ЭЦВМ типа «Урал», БЭСМ­2М.

В дальнейшем, по мере создания в стране мощных БЦВМ, под напором Рафаила Шевелевича и его команды исследователей на предприятии были получены и освоены практически все самые мощные машины серии ЕС, БЭСМ­6, «Эльбрус», а в последующие годы персональные компьютеры.

Параллельно с освоением цифровой техники на предприятии под руководством Р.Ш. Хайкина в практике исследований широко применялись мощные аналоговые вычислительные машины МПТ­9, «Электрон», АВК­2, АВК­3, АЦВС. Были также созданы для решения сложных задач динамики аналого­цифровые комплексы на базе БЭСМ­6 – «Электрон», комплексы полунатурного моделирования.

Хайкин – организатор и руководитель исследований

Шестидесятые и семидесятые годы прошлого столетия были временем бурного развития предприятия и теоретического подразделения, которым руководил Хайкин. Его ученики возглавили бригады, бригады развивались в отделы, а Хайкин стал начальником отделения аэродинамики, динамики полета и полунатурного моделирования. Регулярно из вузов приходило пополнение, и в отделении работало несколько сотен  сотрудников. Организация их работы была одним из главных достижений Р.Ш.Хайкина как руководителя.

Для этого он практиковал простые, но очень эффективные методы.  Систематически (2 раза в месяц) проводил заседания научно­технического совета отделения аэродинамики, динамики полета и полунатурного моделирования, на которых заслушивались и обсуждались отчеты ведущих специалистов о состоянии дел и ходе работ по конкретной тематике. Заканчивались эти слушания достаточно стандартным решением:

­ составить план­график дальнейших работ (если графика не было);

­ откорректировать план –график (если он есть).

Таких простых мер было достаточно.

Другим приемом  воспитания и закалки более зрелых специалистов  у Хайкина было «делегирование полномочий». При этом принять решение по зоне ответственности отделения аэродинамики и динамики  на совещании любого уровня  в отсутствие Рафаила Шевелевича мог специалист отделения, но с последующим докладом Хайкину. Если решение было неверным, то проводился «разбор полетов», после чего специалист мог и должен был исправить положение.

Такие простые приемы создавали у специалистов мощную мобилизацию в части профессионального роста  и «подтягивания» состояния порученных дел. Самым главным мобилизующим стимулом был риск оказаться несостоятельным специалистом и руководителем в глазах Р.Ш.Хайкина.

И еще, Рафаил Шевелевич неуклонно требовал, чтобы каждая работа заканчивалась выпуском отчета. Требование простое, но его претворение в жизнь  состоялось только благодаря настойчивости и жесткости, чего у Хайкина всегда хватало.

Хайкин и становление лабораторной базы отделения аэродинамики, динамики полета и полунатурного моделирования.

По мере увеличения сложности бортовых систем управления под руководством Р.Ш.Хайкина создавалась база полунатурного моделирования (ПНМ). Силами сотрудников предприятия были созданы трехстепенные динамические поворотные стенды 3П8, 3П4, 3ПШК­600, стенд­радиоимитатор цели, нагрузочные стенды шарнирных моментов для исследования рулевых приводов ракет под нагрузкой.

Созданные под руководством и с непосредственным участием  Рафаила Шевелевича  комплексы ПНМ и их «экипажи»  ­ команды высококвалифицированных специалистов обеспечили отработку и аттестацию «математики» бортовых цифровых машин систем управления, проверку полетных заданий, что позволило сократить до минимума потери ракет при летных испытаниях.

Наряду с базой полунатурного моделирования, мощное развитие получила база экспериментальной аэродинамики. При поддержке А.Я.Березняка были созданы установки  ЭГДА (электрогидродинамический аналог), МАГДА (магнитогидродинамический аналог) для исследования вопросов интерференционного взаимодействия  ракет и их носителей на участке старта. Для корректного функционирования МАГДы специально была построена бревенчатая «изба».  Были спроектированы и построены аэродинамические трубы предприятия – дозвуковая АУ­2 и сверхзвуковая АУ­1.

Налажено проектирование и производство аэродинамических моделей для испытаний в аэродинамических трубах ЦАГИ и предприятия. Также разрабатывались шестикомпонентные тензовесы для измерения сил и моментов, действующих на модель при продувках.

Создание своими силами экспериментальной базы и необходимость  ее эффективного использование предопределило необходимость наращивания кадрового потенциала.

Одной из главных заслуг Р.Ш.Хайкина является создание коллектива высококвалифицированных специалистов, способных решать разнообразные задачи, возникающие при разработке новых ракет авиационного, морского и наземного базирования. Многие из этих ракет не имели аналогов за рубежом и по своим тактико­техническим характеристикам превосходили лучшие зарубежные образцы.

Из начального коллектива аэродинамиков  вырос и выделился ряд специализированных подразделений предприятия – вычислительный центр, бригада флаттера и аэроупругой устойчивости в отделении прочности, отдел проектирования стендов и т. д.

Специалисты этих подразделений говорили уже каждый на своем «языке», но  Рафаил Шевелевич  понимал их всех и мог квалифицированно ставить задачи и обсуждать результаты.

Хайкин как специалист по динамике полета проводил опережающие исследования, стремясь предвидеть поведение ракет в различных ситуациях и принять адекватные технические решения.

Творческий труд Р.Ш.Хайкина заложен во все изделия ГосМКБ «Радуга», спроектированные до 1991 года,  а  его методология исследований  применяется его учениками при создании новых изделий.

Объем  статьи  не позволяет перечислить все изделия, разработанные предприятием (они известны в отрасли, в ВКС и ВМФ), и осветить вклад Р.Ш.Хайкина в проектирование каждого из них. Позволим себе остановиться подробнее на первой самостоятельно созданной коллективом под руководством А.Я.Березняка ракете – П­15.

Так как ракета П­15 была первенцем коллектива, руководимого А.Я.Березняком, то в процессе ее проектирования было создано и апробировано много новых методик расчета.

Так, были заложены методические основы расчета старта изделия с пусковой установки, имеющей направ­ляющие нулевой длины (в силу малых габаритов катера­носителя). Задача позднее была развита для случая подвижной (качающейся) пуско­вой установки. С помощью этой методики были определены такие важные параметры, как угол наклона направляющих в вертикальной плоскости (угол бросания), параметры стартового твердотопливного двигателя, необходимый уровень продольной перегрузки – в интересах формирования траектории начального участка полета, безопасной для катера и позволяющей перейти на маршевый участок без касания воды.

Непрост был выбор аэродинамической схемы этого изделия. ЦАГИ  настаивал на реализации стреловидного крыла достаточно большого размаха. Хайкин предлагал трапециевидное в плане крыло со значительной (50 град) стреловидностью по передней кромке. Такое крыло было более жестким, технологичным, на нем достаточно просто размещались элероны. Удивлял незначительный размах крыла – 2,6 м, но это был плюс при размещении ракеты в ангаре на катере малого (300 тонн) водоизмещения. Пуски подтвердили хорошие несущие свойства выбранного крыла. Своеобразна была установка хвостового оперения. Консоли стабилизатора и киль располагались под углом 120 град друг к другу, что позволяло получить необходимый запас путевой устойчивости..

Разработка комплекса с ракетой П­15 была отмечена Ленинской премией  в 1961 г.

Крылатая ракета 85Р корабельного противолодочного комплекса «Метель» разработана в 1973­1985 годах.

Эта ракета – первая в отечественной практике ракетостроения крылатая ракета, предназначенная для поражения подводных лодок в подводном положении.

Аэродинамическая схема и компоновка ракеты 85Р не имеют прототипа в практике отечественного ракетостроения. С целью уменьшения длины ракеты боевая часть – торпеда – была размещена под корпусом ракеты, сбоку пристыковывались стартовые двигатели, а для минимизации поперечного сечения в пусковом контейнере консоли крыла и киль складывались. Сопла твердотопливного маршевого двигателя располагались в передней части фюзеляжа («тянули» ракету). Говорят, что А.Н.Туполев (известный своей «соленой» лексикой), увидев на какой­то закрытой выставке ракету 85Р, возбудился и спросил:  «А это что за …?» Получив ответ, что это ракета конструкции А.Я.Березняка, Туполев успокоился и сказал: «Ну, тогда она полетит…»

При выборе АС под руководством Р.Ш.Хайкина и Л.Н.Боголюбского было просмотрено множество вариантов. В конце концов выбрали бесхвостку с передними дестабилизаторами, руль направления был по форме и расположению подобен рыбьему хвосту (что было признано изобретением),  киль стоял не в продольной плоскости симметрии ракеты, а был смещен к правому борту.

Главным в жизни для Р.Ш.Хайкина была работа, но он поддерживал форму лыжными прогулками и  участием в традиционных соревнованиях коллектива, неплохо катался на коньках, в 50 лет очень легко встал на водные лыжи. В последние годы активно занимался с «землей» на даче, и все у него спорилось.

Рафаил Шевелевич работал на предприятии до последнего дня своей жизни, в 2006 году коллектив ГосМКБ «Радуга» проводил его в последний путь.

Р.Ш.Хайкину присуждена Государственная премия СССР 1984 г., он награжден орденами Октябрьской революции, Трудового Красного Знамени (дважды), Отечественной войны 2­й степени, медалями «За оборону Ленинграда», «За победу над Германией», «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», «В память 850­летия Москвы»…

Коллектив теоретиков и экспериментаторов отделения продолжает дело Р.Ш.Хайкина, которому он отдал многие годы творческой деятельности. Задача  новых поколений проектантов ­ не растерять, а приумножить научно­практические достижения и задел, созданный выдающимся ученым Рафаилом Шевелевичем Хайкиным.

В.В.Ляпунов, Д.С.Постников

 
 
< Декабря 2017 >
П В С Ч П С В
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Простая математика
Данные с ЦБР временно не доступны. Приносим свои извинения за неудобство.
Встреча, Газета , Ооо