Баннер
СРОЧНО!

Домой Добавить в закладки Twitter RSS Карта сайта

Детство отняла война Печать
16.08.2017 10:47

(Воспоминания дубненских ветеранов)

Дёмина Елена Константиновна (1933 г. р.)

До войны мы жили в городе Кимры. В семье были папа, мама, две  сестры, два  брата и я. Один брат ушел на  фронт. Ему не было ещё и 17 лет, когда он поступил в ремесленное училище. По окончании  ему предложили поехать работать в Сибирь, но он решил идти добровольцем на фронт. И мать  не стала возражать. Попал под Ржев, где были страшные бои. Мы получили от него только одно письмо. Потом было ещё какое-то известие, что он служил в разведке. Был по заданию, вернулся, а потом опять ушёл,  и всё – никаких известий. Мы подавали в розыск, но ничего не получили.  Спустя годы мамин племянник оказался  в   г. Ржеве. Там работают поисковые отряды, и якобы они нашли документы или медальон Кореина Сергея Константиновича. Наш брат – Карепин Сергей Константинович. Так что и не знаем, он ли это.

Отца взяли на трудовой фронт. Он рыл окопы, траншеи под Дмитровом.  У  него были слабые легкие, и он заболел плевритом. Приехал домой, подлечился и опять туда же поехал. Но вскоре папу комиссовали. Он приехал домой. Мама была домохозяйкой, т.к. семья была большая. У нас был огород. Землю копали лопатами. Картошки хватало до нового урожая. Папа был мастером на все руки. Он помогал людям чинить примусы, кастрюли, серпы насекал. За это ему  приносили или зерна 500 г, или что-то из продуктов. А ещё мама меняла вещи на продукты.  Помню,  однажды  два  красивых шерстяных платья выменяла на два мешка картошки. Хлеб давали по карточкам, но очередь приходилось  занимать  ранним утром. Мы с сестрой менялись –  то она постоит, то я. Скандалов  не было, так как каждому на ладони писали номер очереди. Если получали привесок, то сосали его как конфетку. И всё же мы не голодали, даже помогали двоюродным сёстрам, которые очень плохо жили.  Мама часто подавала милостыню людям.

Кимры иногда бомбили. В разгар битвы под Москвой зимой мы не учились. Видели зарево – горела Москва, хотя расстояние – 100 километров. Очень часто соседям приходили похоронки. В школу пошла на следующую зиму. Закончила 7 классов и педучилище. В Дубну приехала к мужу в 1977 году. Он работал слесарем на «Тензоре». У нас есть дочь, две  внучки и три  правнука.

Тузикова Маргарита Алексеевна (1929 г.р.)

Я родом из Кимр. Там жила моя семья:  папа, мама, брат и сестра. Папа умер ещё до войны. Дядя ушёл на фронт, он погиб. Мама работала на обувной фабрике «Красная Звезда». Во время войны  была экспедитором: сопровождала груз – обувь, которую фабрика выпускала для фронта, в Москву.  Летом возила на барже, а зимой – на поезде. Однажды зимой поезд прибыл на станцию, вагон с обувью отцепили и забыли о нем. Мама не могла покинуть этот вагон, поскольку  отвечала за сохранность груза.  В тот день стоял сильный  мороз, мама очень замёрзла. Хорошо, что появился путевой обходчик. Ноги от холода у нее опухли так, что сапоги пришлось разрезать.

Питались мы очень плохо, хотя и выдавали хлеб  по карточкам: иждивенцам  – 300 граммов, детям – 400, рабочим – 500. У нас не было ни огорода, ни коровы, т.к. мама дома почти не жила. Бывало, купит ведро картошки,  сварим суп  – вода и несколько картофелин.  Даже соли не было. Сядем кушать. Сначала воду выхлебаем с хлебом, а потом картошку истолчём и едим как второе блюдо.  Летом  было полегче. Ели траву и липовые листья,  в лесу собирали ягоды: куманику (похожая на морошку), голубику (гонобобель). Когда мама уезжала, хлеб нам приносили с фабрики. А ещё летом мы ходили по деревням и нищенствовали – приносили милостыню. Бывало, целый месяц ходим из деревни в деревню. Местные нас  часто приглашали домой покушать и даже ночевать оставляли. Однажды хозяйка, у которой я ночевала, предложила остаться у неё жить «как дочка». У неё был  сын, но его забрали на фронт. Но я отказалась, т.к. хотела жить дома с мамой. Зимой я ходила в гигантских валенках  огромного размера – голенища доставали до живота.  Один был серый, другой – белый. Пальто носила папино, длиннющее, до пола.

В школе я училась, но мало. До войны окончила  4 класса, когда началась война – пошла в пятый, но у меня не было учебников, и я плохо училась. Меня оставили на второй год. А потом я бросила школу. В школе нам давали малюсенький кусочек хлеба размером со  стёрку  (стиральную резинку). Летом нас посылали пешком в соседний колхоз собирать колоски. В обед кормили  супом из крапивы и чем-то еще. Зимой в доме было очень холодно, даже вода на полу замерзала, поэтому мы постоянно находились на печи или на полатях.  Дров было мало. Помню, рядом с домом стоял сарай, и мы разбирали его на бревна, пилили их, заносили в дом, затем  пилили на более короткие чурочки и здесь же  их кололи. А ещё возили из леса  на санках хворост (деревья рубить запрещали).

Хорошо запомнился день окончания войны. Утром девятого мая 1945 года слышу, по улице бежит девочка и кричит: «Война закончилась!»  Что тут было!..  Народ сбежался в центр – поют, пляшут, плачут.  Везде развешаны  флаги.  А я радуюсь: ну всё, теперь хлеба будет вдоволь, досыта можно будет кушать!  Но ещё долгие годы после Победы пришлось переживать нужду.

В 16 лет я начала работать на трикотажной фабрике в вязальном цехе:  вязала перчатки и рукавицы. Фабрика работала в три  смены. Помню, однажды  я проспала и бегом побежала на работу, а это было неблизко. Опоздала на 15 минут. Но тогда законы были очень суровые,  и меня судили. Приговор был такой: каждый день от моего пайка хлеба отрезали кусочек, а из зарплаты удерживали определенную сумму денег. Но потом я стала норму выработки выполнять на 150 процентов,  директор меня  похвалил и сказал, что весь штраф с меня снимается.

Я ветеран Великой Отечественной войны, труженица тыла и ветеран труда.

Займидорога Олег Николаевич (1930 г.р.)

Перед войной мы жили в Макеевке Донецкой области. В семье были папа, мама, две  двоюродные сестры и я, а  в 1943 году появился еще брат. Папу на фронт не призвали – работал горняком. Мы жили у бабушки с дедушкой. Когда немцы стали приближаться, папа и мама эвакуировались на Урал и  нас забрали с собой. Дедушка ушёл в партизаны. Погиб в бою. Родители работали на строительстве угольной шахты. Через два  года папу перевели в Ленинск-Кузнецкий строить  шахты и добывать уголь.

Нам выдавали хлебные карточки, а ещё по талонам получали какие-то продукты. На огороде  сажали  в основном  картошку. Земля там была хорошая, получали богатый урожай. Помню, сажали одно ведро картошки, а получали 40. Нам хватало картошки до нового урожая. Я учился в школе. До войны  закончил три класса. У нас были  старые учебники, иногда один  на 2-3-х человек. Писали на газетах и старых книгах. Одежду шили и перешивали.  Обувь какая-то была. Папа и мама получали зарплату, поэтому могли купить что-то на базаре. Каждое лето ученики ездили в колхоз на работу в сопровождении учителей. Выполняли разную  работу, т.е. были в роли подсобных рабочих. Кормили нас хлебом, правда, давали  немного. А вот картошку ели досыта. Нам и домой за работу разрешалось  увезти немного  картошки и зелени. Жили мы в бараках  по три-четыре месяца.

Когда освободили Донбасс, папу отозвали обратно в Макеевку – восстанавливать шахты. Мы поехали позже. Ехали очень  долго, через Среднюю Азию, т.к. по Сибирской магистрали мчались поезда на Восток – везли войска и военную технику на войну с Японией. Приехали, а  дом разрушен. Дали квартиру от шахтоуправления. Я ещё учился. Затем  отца направили в Эстонию на  шахторазработку.  Там я и закончил школу.

Учился всегда очень хорошо, мне даже доверяли вести уроки физики в седьмом  классе. Получил аттестат с отличием и от правительства Эстонии удостоверение (похвальную грамоту) за отличную учёбу и общественную работу, а моя фамилия, как и других лучших  учеников, была высечена на стене здания школы. Потом я окончил МГУ. По направлению, т.к. я работал на кафедре Векслера, меня направили в Дубну  в ОИЯИ.  Приехали мы с женой на Большую Волгу. Здесь почти ничего не было – ни зданий, ни улиц. У какой-то бабушки спросили, а она, оглядываясь, приложив пальцы к губам, ответила: «Тише! Тише! Это вам туда, где бомбу строят?» И указала дорогу. Работать стал в лаборатории младшим научным сотрудником, научным сотрудником и т.д. Дошёл до доктора физико-математических наук. Исследовательскую работу совмещаю с преподавательской деятельностью в роли доцента. И сейчас ещё работаю советником при директоре в ОИЯИ. У нас есть сын,  внучка.  Живём, на жизнь не жалуемся.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 
< Августа 2017 >
П В С Ч П С В
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      

Простая математика
Курсы валют на 18 Ноября (cbr.ru)
byrBYR29.73(-0.20)
usdUSD59.63(-0.36)
eurEUR70.36(-0.34)
uah10 UAH22.49(-0.16)
Встреча, Газета , Ооо