Баннер
СРОЧНО!

Домой Добавить в закладки Twitter RSS Карта сайта

Горький пьяница – символ России? Печать
24.02.2011 12:48

C чего начинается Родина? Для кого-то она действительно начинается с картинки в букваре, хороших и верных товарищей. А для кого-то Родина начинается с пьяных криков родителей, ободранных стен и плотного запаха перегара.

Для кого-то страна открывает себя в бутылке пива в шестом классе за гаражами после школы, в украдкой стащенной у отца сигарете, в первой затяжке сигаретой с марихуаной.

Разная она, наша Родина. Двуглавая, как орел на ее гербе. И одна из этих голов смотрит на все великое, что произвел наш народ, а другая озирается в поисках дешевого пойла, потому что «трубы горят».

Так отчего же выросла эта вторая голова? Можно ли ее вылечить, а если нет – как ее безболезненно для другой половины нашей Отчизны отрубить?


Царевы кабаки

«Об пьянству нашем что треба говорить. Да ты бы весь широкий свет кругом обошел, нигде бы не нашел такого мерзкаго, гнуснаго и страшнаго пьянства, яко здесь на Руси». Именно так о пьянстве на Руси  писал в XVII веке сосланный в Сибирь хорватский богослов Юрий Крижанич. Злоупотребление алкоголем не было тогда нашим «извечным пороком», роману русского человека со спиртным тогда не исполнилось еще и ста лет. А сводником в этих любовных отношениях выступило, что как-то совсем не удивляет, русское государство.

Около 1555 года первый венчанный на престол царь российский Иван Васильевич Грозный, намереваясь повысить доходы в казну, начинает рассылать своим поместникам приказы открывать «царевы кабаки», принципиально новый вид питейного заведения, в котором разрешалось только пить, не закусывая. При этом старые заведения, корчмы (аналог сегодняшних ресторанов), были царскими указами отменены, а простому люду запрещалось впредь самому производить вино, пиво и мед. Активно начал внедряться в массы сравнительно молодой напиток, завезенный на Русь около 1400 г. с Украины, названный водкой. И ради исторической правды следует отметить, что на Украину водку завезли, по всей видимости, генуэзские купцы, так что «самый русский напиток» на деле оказывается родом из знойной Италии.

Любовью к новому, более забористому «хлебному вину» воспылала и знать. Воспылала так, что наши дипломаты из Посольского приказа, вернувшись в 1667 году из Мадрида, не могли скрыть своего чрезвычайного изумления от Испании: «В Гишпанской земле будучи, посланники и все посольские люди в семь месяцев не видали пьяных людей, чтобы по улицам валялись или, идучи по улице, напився пьяны, кричали». Иностранцы же писали о наших предках, что «русские пьют водку не только перед обедом, но и во время обеда, и после обеда, и во всякое время дня». Можно сказать, что один из первых государственных нацпроектов «Доступные кабаки» был фантастически успешно осуществлен. Всего за сто лет пьянство распространилось среди русских, ранее весьма умеренно употреблявших алкоголь, до такой степени, что царь Алексей Михайлович даже начал в 1652 году первую в нашей стране антиалкогольную кампанию, резко ограничив населению доступ к заветным шкаликам и штофам.


Мифы и реальность

С тех пор прошло вот уже 360 лет, а мы как пили горькую, так и пьем. За это время наша вредная привычка заматерела, обросла жирком мифов, легенд и традиций, убелилась благородной сединой, но все так же по-молодецки разухабисто хлещет одну за одной, довольно покрякивая и вытирая рот обшлагом рукава. Пьяница стал одним из символов России как в ней самой, так и за границей, и обращаются с ним наши соотечественники соответственно: пьяному уступят место в транспорте, бережно поднимут и помогут добраться до дома, отвернутся, когда он решит справить нужду прямо посреди улицы. Так выходит, Россия – страна пьяниц, и ничего тут не попишешь?

Строго говоря, это не так. Согласно проведенному в 2007 году исследованию Всемирной организации здравоохранения, Россия с 8,87 литрами спирта занимает по потреблению алкоголя на душу населения только 18-е место в мире. Вот так да… С одной стороны, в мире больше двухсот стран, так что восемнадцатое место – это не ахти какое достижение, но, с другой стороны, на глазах рушится миф о том, что «уж мы-то пьем больше всех». Больше всех пьют в Люксембурге, Чехии и Эстонии, следом за первой тройкой гордо следует Германия. Россияне же не дотягивают даже до англичан.

Однако тут концы с концами не сходятся. Позвольте, а как же повальное пьянство в деревнях? И вот тут-то и зарыта собака: в ходе исследования учитывался только легально произведенный и проданный алкоголь. Про самогон, так любимый на русском селе, эксперты ВОЗ, видимо, как-то не подумали.

Если такая большая разница в цифрах, почему отечественное пьянство так выпукло, так бросается в глаза, по сравнению с Западной Европой? Ответ на этот вопрос мы попробовали найти у Людмилы Сергеевны Козырчиковой, заведующей наркологическим диспансерным отделением в Дубне: «Особенность нашего национального пьянства заключается в том, что мы традиционно употребляем крепкие спиртные напитки, вроде водки. У алкоголика, употребляющего напитки с высоким содержанием спирта, психические изменения происходят куда более стремительно, чем у пивного или винного алкоголика. В результате этого у нас социальные последствия пьянства более тяжки, чем за рубежом». То есть, иными словами, сложно судить, больше ли у нас алкоголиков, но точно можно сказать, что социально они у нас деградируют быстрее. «В Европе, где люди пьют слабые напитки, вроде вина, человек может долго продолжать выполнять свои социальные функции. В этом случае алкоголь вредит в первую очередь его внутренним органам».

Так что они там, быть может, и пьют, как лошади, но только пьют вино. А утром приходят на работу – и вроде все нормально. Наша же «беленькая» доводит до белой горячки побыстрее, чем их «красненькое». Как выразился в одном из своих интервью известный исполнитель и большой любитель выпить Сергей Шнуров, «самое главное, отчего спивается наш народ – плохое бухло».


Что делать?

С причинами все ясно, а что же со средствами борьбы? Как будем давать пьянству бой? Проводить аналог горбачевской антиалкогольной кампании? Постоянно внушать человеку еще со школьной скамьи, что пить – вредно?

Обсудим по порядку. «Несмотря на всю критику горбачевского «сухого закона», статистика показывает, что за его время употребление спиртного в стране значительно уменьшилось», – утверждает Людмила Сергеевна. Получается, что ругай, не ругай, а делали-то все правильно. Да, кто-то действительно перейдет с водки на самогон и стеклоочиститель. Но кто-то же и не перейдет, а просто перестанет пить. Нет, конечно, не алкоголики, но те, кто уже ходит по краю пропасти. Учитывая совершенные ошибки и опираясь на опыт зарубежных коллег, можно провести весьма действенную кампанию. Например, в Норвегии, изнемогавшей раньше от алкоголизма, были применены решительные меры, и бутылка самого обычного вина в Осло стоит теперь около заоблачных 25 евро. Это не по карману даже состоятельным скандинавам. Народ хмурится, гонит самогонку, ездит в алкотуры в соседнюю Данию, но пить стал куда меньше. Можно и дальше плеваться, вспоминая про советский «сухой закон», но отрицать, что в чем-то подобном нуждается наша страна, как-то язык не поворачивается.


Где деньги, Зин?

А какую картину мы имеем сегодня? В январе прошлого 2010 года СМИ торжественно сообщили, что премьер-министр выделяет на пропаганду здорового образ жизни 350 миллионов рублей. Это приблизительно 2 рубля 40 копеек на каждого жителя нашей страны. На копеечных монетах Георгий Победоносец разит змия копьем. Видимо, кто-то посчитал, что копейки смогут победить и «зеленого змия». При этом производители алкогольных напитков денег на рекламу своей продукции выделяют куда больше. И результат налицо: вечером рекламные блоки на телевидении состоят сплошь из рекламы пива, отечественные журналы пестрят рекламой алкоголя и сигарет… При этом пропаганда здорового образа жизни и обличение ужасов образа жизни нездорового в глаза как-то не бросаются. Видимо, ставший довольно популярным на просторах Рунета ролик про адскую белку должен доказывать интересующимся, что деньги потрачены не зря. Но тут в который раз возникают вопросы. Во-первых, с каких пор целевая аудитория антиалкогольной кампании активно смотрит ролики на Youtube? Во-вторых, это что, все? Это все 350 миллионов?


Сбросить пьянство с пьедестала

Алкоголизм – это тяжелая, хроническая болезнь. Это язва, разъедающая тело и душу человека, превращающая его из нормального члена общества в вызывающее жалость и отвращение существо с единственным желанием напиться. Наш народ давно уже стоит на той черте, за которой – только вырождение и гибель. Двумя с половиной рублями на человека, выделенными на пропаганду здорового образа жизни, проблему явно не решить. Решить ее можно, только изменив самих себя. Только когда мы сами поймем, что алкоголизм – это страшно и совсем рядом, что каждый из нас может стать алкоголиком, сам этого не заметив, только отвергнув позицию «со мной этого не может случиться» мы сможем говорить о воспитании молодого поколения. Лишь сбросив пьянство с пьедестала российской культуры мы сможем говорить о поиске национальной идеи. Только перестав проходить мимо копошащихся у дешевого винного магазина алкоголиков, делая вид, что их нет, мы избавимся от риска пополнить собой их ряды.


Сделать осознанный выбор

Людмила Сергеевна говорит, что на лекциях о вреде пьянства лучше не призывать к полному отказу от алкоголя. Человек должен сам прийти к этому решению, совершить осознанный выбор. Я считаю, что это мудрая позиция. Поэтому просто подумайте. Подумайте и сделайте свой выбор. Выбор, с чего будет начинаться Родина у ваших детей.

Илья Жезлов

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 
< Февраля 2011 >
П В С Ч П С В
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 25 26 27
28            

Простая математика
Данные с ЦБР временно не доступны. Приносим свои извинения за неудобство.
Встреча, Газета , Ооо