Баннер
СРОЧНО!

Домой Добавить в закладки Twitter RSS Карта сайта

"А ничего, что я здесь живу?" Печать
15.09.2016 13:08

Обращение Надежды Бердник в редакцию заставило поднять архив «Встречи» за, страшно сказать, 1999 год, когда история многодетной матери только начиналась. Впрочем, обманываю: к тому моменту она длилась больше года. Речь о том самом вопросе, который, по Булгакову, испортил в свое время москвичей, продолжает портить и других жителей нашей необъятной страны, то есть о жилищном вопросе.

Из архива «Встречи»

В преамбуле к материалу от 3 сентября 1999 года «Длинная история небольшого письма» читаем: «… вся боль, отчаяние женщины – матери пятерых детей – уместилась на трех тетрадных страничках. А длится история больше года, и кто скажет, где ее завершение? Заблудилась она в коридорах городских властей, кабинетах административных лиц, трудно оттуда выбраться в наши «демократические» времена»…

На дворе год 2016-й, а «многосерийная» история длится и длится, в нее включаются все новые официальные лица, уходят старые, за это время дети читательницы выросли: девчонки (их трое) вышли замуж, мальчишки готовятся стать офицерами, защищать Отечество (оба – курсанты Рязанского высшего военного командного училища).

Однако прежде чем мы коротко расскажем суть многолетней борьбы за свои права жить по российским законам матери пятерых детей, констатируем: дом №32 на ул. Тверской, в котором зарегистрированы она и младшие дети, в котором находились вещи и мебель семьи, в течение нескольких дней, начиная с 16 августа, снесли.

Этот фотофакт и зафиксировала камера Надежды. Причем женщина подходила к рабочим, взывала к их совести, говорила, что в ее квартире остались вещи (кровати, фортепиано, шкафы), что ее вопрос еще не решен – идут суды. Ответ был один: «Мы выполняем распоряжение заместителя руководителя администрации Е.В. Клименко о сносе дома».

– А ничего, что я здесь живу?..

Видимо, ничего. Слушая Надежду, перебирая официальные документы, как-то само собой пришло на ум изречение Салтыкова-Щедрина: «Российская власть должна держать свой народ в состоянии постоянного изумления». Скажите, что оно неактуально в наше демократическое время? Еще как актуально. Плохо, что начинаем привыкать к этому состоянию постоянного изумления, даже иногда в ступор впадаем…

Предыстория

Когда многодетная семья приехала в Дубну (муж Надежды служил на Севере), здесь у них родился пятый ребенок, все жили вместе с родителями супруга в маленькой «двушке», где на 26-ти квадратных метрах невероятным образом помещались 10 человек…

Не без труда многодетную семью поставили в очередь на приобретение жилья (общая выражалась четырехзначной цифрой, первоочередная – трехзначной), тогда же супруги просили, чтобы дали что-то, где можно было бы нормально разместиться. «Получили 4-комнатную квартиру в маневренном фонде на Тверской, д. 12. Там хоть и было без всяких удобств, зато просторно, – комментирует сегодня ситуацию Надежда.

Администрация города пошла многодетной семье навстречу, чтобы они хоть как-то разместились до того момента, как им будет предоставлено собственное жилье.

– Неужели ни разу жилье не предлагалось? – уточнили мы.

– Нам действительно пару раз предлагали воспользоваться субсидией от мэрии многодетным и малоимущим на приобретение жилья, но для этого надо было найти деньги на первый взнос, суммы оказались неподъемными. А в банках, когда открывали мой паспорт и видели список из пятерых деток мал мала меньше, со мной никто не хотел говорить, и кредит не давали. Конечно, все квартиры в итоге ушли, и предлагать жилье на таких условиях перестали, – вспоминает Надежда Павлиновна.

Можно понять, это как бег по замкнутому кругу: вроде и субсидию дают, надо договор заключать, а первый взнос сделать нечем…

Еще один нюанс: жилье в маневренном фонде (сначала это был дом №12 на ул. Тверской) семье предоставили по договору краткосрочного найма. Его, договор, каждый год продлевали ровно до того момента, когда независимая комиссия признала дом аварийным и не подлежащим восстановлению. И его очень быстро снесли. А многодетную семью переселили на Тверскую, 32, в такой же маневренный фонд.

Этот дом окончательно перестал существовать на днях. В снесенном доме было 8 квартир, почти все – муниципальные. Как пояснила читательница, кроме нее и детей (15 лет как она разведена с мужем, и он лишен родительских прав) все остальные жильцы распределены, получили новое жилье.

– Мы же опять нигде, висим в воздухе, сейчас живу у старшей дочери в Дмитрове, там родился ребенок, я помогаю…

– Вас же должны были расселить, предложить жилье.

– Не предлагали. В официальном ответе на вопрос, когда мне будет предоставлено жилье взамен сносимого, написано: «Законных оснований для предоставления вам другого жилого помещения нет». А то, что я живу в России, стою в очереди с 1998 года, причем была в льготной очереди, это не законные основания?..

Без прописки никуда

«Детей всех, слава Богу, подняла, а жилья как не было, так и нет, – продолжает Надежда свою почти двадцатилетнюю историю. – Добиться правды было невозможно. Так оно все длилось и длилось, а мы все продолжали жить на Тверской, 32. И я стала добиваться, чтобы со мной заключили не краткосрочный, а нормальный договор, и нас с детьми там зарегистрировали. Сколько обращалась, столько получала отказы.

Дело в том, что бывшая свекровь по суду выписала нас из своей двухкомнатной квартиры, потому что мы там не проживали, ничем не пользовались. Старшие девчонки замуж вышли, Настюшка в Дмитрове свое жилье имеет (ипотеку с мужем взяли), Катюшка в Москве живет с мужем, а Сандра, Ромка и Славка со мной. Могу сказать, что дети – единственное крупное достижение в моей жизни, все достойные, я ими горжусь».

А без регистрации, понятное дело, никуда – ни пенсию получить, ни… Надежда женщина упорная, опять обращается в суд. Ей отказывают, она апеллирует, область отменяет решение городского суда, постановляет зарегистрировать по месту жительства. Но здесь опять пошла коса на камень: заявление на регистрацию у нее брать отказывались.

– Но мне же надо как-то жить в этом социуме по законам, которые есть в России. Апелляционное решение продолжительное время игнорируется…

– Но сейчас у вас есть регистрация?

– Да, сейчас есть, по апелляционному определению нас не могут выселить из квартиры без предоставления другого жилого помещения. Но для нашей администрации Мособлсуд – тоже не закон. Она считает, что не обязана предоставлять жилье, нет у них на то оснований.

Поэтому пришлось прибегнуть к помощи адвоката, обратиться в прокуратуру. Позиция прокуратуры однозначная – нас должны восстановить в льготной муниципальной очереди на жилье, из которой сняли, хотя право мы не использовали (тогда еще детки были маленькие), – заключила Н.П. Бердник.

Мне же опять на ум приходит Салтыков-Щедрин: «Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения». Хотелось бы, чтобы в этом конкретном случае классик ошибся.

Из зала суда

Суд, состоявшийся 15 июля этого года по иску администрации, которая просила признать Н.П. Бердник и троих детей утратившими право пользования жилым помещением специализированного жилищного фонда по адресу: ул. Тверская, д. 32, кв. 2, ввиду истечения срока действия договора найма и обязать освободить жилое помещение в месячный срок с момента вступления решения суда в законную силу, снять их с регистрационного учета по тому же адресу, встал на сторону семьи.

Отметим некоторые аргументы, на которые опирался суд, вынося решение в пользу Надежды Бердник и ее детей.

В частности, в судебном решении говорится, что спорное жилое помещение предоставлялось Н.П. Курышевой (в настоящем Н.П. Бердник) органом местного самоуправления на нее и детей в связи со сложной ситуацией в семье. С 2003 года к ней и членам ее семьи требования об освобождении квартиры не предъявлялись. Напротив, на протяжении 14 лет ежегодно с ней заключался новый договор передачи квартиры в пользование, который в силу ст. 10 ЖК РФ является самостоятельным основанием возникновения у ответчиков жилищных прав в отношении спорного жилого помещения.

Ответчики постоянно проживают в спорной квартире, другого места жительства не имеют, несут расходы по оплате коммунальных услуг, т.е. от своих прав и обязанностей, связанных с проживанием и регистрацией по месту жительства, не отказываются, кроме того, с 1998 года все ответчики состоят на учете нуждающихся в жилых помещениях, до настоящего времени жильем не обеспечены.

Доказательств того, что обстоятельства, послужившие основанием для заключения договора найма жилого помещения маневренного фонда, отпали, стороной истца в нарушении требований ст. 57 ГПК РФ, не представлено, как не представлено доказательств, свидетельствующих, что ответчики добровольно отказались от прав на спорное жилое помещение.

С учетом изложенного оснований для признания ответчиков утратившими право пользования жилым помещением и снятии с регистрационного учета в связи с истечением договора найма суд не усматривает.

Вместе с тем, в ходе судебного разбирательства истцом представлен акт межведомственной комиссии по обследованию многоквартирного жилого дома №32 на  ул. Тверской от 21 августа 2015 года, согласно которому указанный дом признан аварийным и подлежащим сносу.

В соответствии с правовой позицией, изложенной в Определении Конституционного суда РФ N 376-О-П от 05.03.2009 г., в случае признания жилого помещения в установленном порядке непригодным для проживания и не подлежащим ремонту и реконструкции, обязанность оказывать содействие в обеспечении нормальных жилищных условий гражданам, лишившимся жилья и не имеющим возможности обеспечить себя жильем самостоятельно, лежит на государстве в лице органов государственной и муниципальной власти.

При таких обстоятельствах требования истца об освобождении спорного жилого помещения ответчиками без предоставления иного жилого помещения также не обоснованы и удовлетворению не подлежат.

Напомним, это решение суда первой инстанции – городского, поэтому ждем, что решит Апелляционный. А Надежде Бердник теперь еще предстоит судебная тяжба по поводу восстановления в очереди. Пожелаем ей терпения и мужества. На удивление, после прохождения всех перипетий, растянувшихся во времени, она не идет на поводу у эмоций, хотя понимаешь, что это исключительно внешнее спокойствие.

– Я обратилась в газету с тем, чтобы люди знали, что мы все-таки живем в правовом государстве, что выкидывать людей в никуда, снимать с очереди, ломать жилье с вещами и мебелью незаконно. Хотя, может, по понятиям администрации все дозволено, у нее своя трактовка российских законов, – завершила рассказ читательница.

Татьяна Крюкова

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 
< Сентября 2016 >
П В С Ч П С В
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    

Простая математика
Курсы валют на 20 Сентября (cbr.ru)
byrBYR29.97(+0.21)
usdUSD58.10(+0.48)
eurEUR69.68(+0.93)
uah10 UAH22.23(+0.22)
Встреча, Газета , Ооо