Баннер
СРОЧНО!

Домой Добавить в закладки Twitter RSS Карта сайта

Эхо войны Печать
23.06.2016 07:12

Более семидесяти лет минуло с тех пор, как отгремели последние взрывы страшной и кровопролитной войны, унесшей жизни десятков миллионов людей. Для многих жителей нашей огромной многонациональной страны она стала не просто Великой Отечественной – войной за освобождение родных городов. Около миллиона советских воинов пали на полях сражений за освобождение стран Европы, из них более 600 000 человек навсегда остались на польской земле. В их числе – Аполлон Трофимович Ефремов, родной брат жительницы Дубны Иоганны Трофимовны Насоновой. Узнать о месте захоронения и побывать на его могиле родным удалось только накануне 71-й годовщины Великой Победы.

24 мая ему исполнилось бы 90 лет. Он ушел совсем юным восемнадцатилетним парнем 14 января победного 1945 года, оставшись в памяти светловолосым, улыбчивым, добрым старшим братом: таким – какой смотрит с единственной сохранившейся в семье фотографии. Весь жизненный путь, в конце которого несколько месяцев фронтовых дорог – короткий, как вспышка. А в итоге – судьба, прерванная на взлете, несбывшиеся мечты и надежды, нерожденные дети, горе в семье и рано ушедшая мама, так и не сумевшая его пережить, и долгие-долгие годы поисков хоть какой-то информации о том, как погиб и где захоронен близкий человек.

Мы беседует с Иоганной Трофимовной после ее поездки в Польшу, где она посетила могилу брата. Порой срывающимся от волнения голосом она делится впечатлениями, показывает фотографии, в том числе и тот единственный черно-белый снимок брата, сделанный в начале войны. «Со временем мне стал очень напоминать его мой подросший сын,  а затем и внук», – вздыхает женщина.

Война началась, когда ей было всего 2,5 года. Она была самой младшей у родителей – Ефремовых Марии Ивановны и Трофима Евграфовича.  От болезней родители потеряли двух старших сыновей, в семье росли пятеро детей: Сусанна, Калерия, Аполлон, Нана и Иоганна. Необычные имена детям давала мама, которая была очень начитанной и образованной. Жили они в Мичуринске Тамбовской области, куда родители Марии Ивановны перебрались из Раненбурга во время гражданской войны. В советское время мама сначала работала секретарем в суде, затем заведующей в детском саду, а через некоторое время была вынуждена оставить работу и заняться детьми. Отец всю жизнь проработал водителем, он был настоящим профессионалом: за 40 с лишним лет работы не был участником ни одной аварии.

На время войны в доме, где жила семья Ефремовых, было решено сделать госпиталь. Жильцов расселили по всему городу, в основном в полуподвальные помещения, малопригодные для проживания. Детская память избирательна. Что-то забылось, а что-то помнится, будто произошло совсем недавно. Переезд Иоганна Трофимовна запомнила очень хорошо: как собирали вещи, как перевозили их в грузовой машине, где она ехала в кузове, держась за поручни. Хорошо запомнила бомбежки, которые немцы совершали регулярно из-за стратегически важной железнодорожной станции, находившейся в городе. Старшие дети днем были  в училище и в школе. Когда начинался вой сирены, мама брала маленькую дочь на руки и бежала в убежище. Вместе с ней бежали соседи, у которых тоже был маленький ребенок: они каждый раз старались что-то спасти из дома на случай, если квартиру разбомбят: всегда забирали огромную перину, на которой в убежище укладывали спать обоих детей. Запомнилась и временная эвакуация из города женщин и детей, когда ждали особенно сильной бомбежки: огромное скопление людей и плачущий маленький ребенок, затерявшийся в толпе.

Отец по возрасту уже не подлежал мобилизации, а старшая сестра Сусанна сразу в 1941 году попросилась на фронт добровольцем: до 18-летия ей оставалось несколько месяцев, когда она уехала в Воронеж на курсы радистов,  а затем была направлена в войска. Она прошла всю войну и, к счастью, вернулась домой.

Несмотря на то, что Иоганна была совсем маленькой, она хорошо помнит брата Аполлона. К примеру, как он во время учебы в ремесленном училище прибегал домой только для того, чтобы отдать ей кусочек вкусного ситного хлеба от своего обеда – передавал его в форточку и бежал обратно на занятия. В условиях голодного военного времени этот белый хлеб воспринимался как изысканное пирожное. Он часто любил играть с ней. Малышке нравилось прыгать с кровати, а брат в прыжке ловил ее, командуя: «Гануся, прыгай!» Очень любил маму. Единственный сын всегда был нежным и заботливым: играя с мальчишками во дворе и издали заметив маму, идущую домой, бежал к ней навстречу, целовал в щеку и забирал тяжелые сумки.

В войну все жили очень тяжело. Мария Ивановна была искусная рукодельница, она делала замечательные игрушки своим детям и даже подрабатывала этим ремеслом, когда приходилось особенно трудно. Это были огромные Деды Морозы из ваты, куклы, корзиночки, елочные игрушки.  Рядом с домом была земля, ее разработали и превратили в маленький огород, который немного помогал кормить семью в летнее время. Иоганна Трофимовна, как многие дети войны, с малых лет помнит, как болит живот, когда в нем ничего нет. Вспоминает, какой невероятно вкусной была перловая каша, политая подсолнечным маслом: ее какое-то время давали детям в специализированных пунктах кормления. Несмотря на очень стесненные жизненные условия, в их квартире некоторое время размещался взвод солдат.

Задолго до своего совершеннолетия Аполлон начал писать письма на имя Сталина с просьбой отправить его на фронт. Он ушел в 1944-м, когда советские войска уже освобождали страны Европы. Особенно кровопролитные бои шли в Польше, куда его и направили. От брата приходили письма, которые он писал очень часто. А затем пришла похоронка. Получила ее старшая сестра Калерия и несколько дней скрывала от всех это страшное известие. Но материнское сердце не обманешь. «Лера, ты не получала похоронку?» – спросила она дочь напрямую, и той пришлось признаться. Иоганна Трофимовна очень хорошо помнит тот трагический момент: мама не заплакала, она просто окаменела от горя. Так и не оправившись после смерти сына, ушла через несколько лет от тяжелой болезни. Маленькой Иоганне тогда было всего 11 лет.

В истории семьи слишком много «белых пятен», которые еще предстоит раскрыть. И делать это нужно обязательно, уверена Иоганна Трофимовна – ради детей, внуков и будущих поколений, которые должны знать свои корни, свои истоки. На сегодняшний день – она единственная из огромной семьи свидетельница тех давних событий.  В Дубне она живет с 1964 года, приехав по распределению мужа, закончившего Московский авиационный институт. Вместе работали  на Дубненском машиностроительном заводе. С Анатолием они познакомились  в школе, где вместе учились, когда его семья переехала в Мичуринск к новому месту службы отца – кадрового военного, участника Великой Отечественной войны. Анатолий Павлович, талантливый инженер-конструктор, очень скромный, добрый и порядочный человек, к сожалению, уже ушел из жизни. У них двое детей, четверо внуков и трое правнуков.  Мария, старшая внучка, названа в честь прабабушки Марии Ивановны.

В советское время узнать что-либо о судьбе Аполлона не представлялось возможным, семья владела информацией только о том, что погиб он недалеко от Варшавы: место захоронения и даже точная дата гибели не были известны. Письма с фронта, к сожалению, тоже не сохранились. Когда была издана Книга памяти, в ее интернет-версии  сын Павел узнал место первичного захоронения дяди – с. Буды Михайловску Гарволинского уезда Варшавское воеводство, Польша. Однако было понятно, что по прошествии стольких десятилетий многое могло измениться: перезахоронения в целях укрупнения братских воинских захоронений проводились повсеместно и в России, и за рубежом.

Дальше поиски продолжила Иоганна Трофимовна. Она обратилась за помощью в городскую администрацию к Татьяне Викторовне Аристарховой в надежде узнать хоть какую-то информацию через жителей польского города-побратима Голдап. Николай Юрьевич Мадфес предложил другой вариант поиска, сделав запрос  в Российский центр науки и культуры в Варшаве: оттуда пришел ответ, что запрос перенаправлен в Представительство Министерства обороны Российской Федерации по организации и ведению военно-мемориальной работы в Республике Польша. На этот запрос, отправленный в 2013 году, ответ так и не пришел. Через некоторое время Иоганна Трофимовна съездила в Подольск в Центральный архив Министерства обороны России, но там тоже никакой дополнительной информации узнать не удалось. Весной прошлого года она обратилась в Польский Красный Крест, заполнив анкету поиска на их сайте. А 10 марта этого года в своем почтовом ящике нашла ответ уже от Российского Красного Креста, которые передали данные, представленные польскими коллегами: «Фамилия Ефремова Аполлона Трофимовича, 1926 г.р., погибшего 14.01.1945 года, внесена в списки воинов, захороненных в могиле №63 на советском воинском кладбище в г.Гарволине, ул. Т. Костюшки, воеводство Мазовецкое, Польша».

Организацией поездки в Польшу занималась не только вся семья. Свою помощь предложила давняя знакомая семьи мужа дочери Агниешка, гражданка Польши, которая в детстве жила в Дубне, где в ОИЯИ работали ее родители. Теперь она живет и работает в Варшаве.

Вечером 29 апреля Иоганна Трофимовна с дочерью прилетели в Варшаву и поселились в гостинице. На следующий день утром за ними заехала Агниешка, которая до сих пор замечательно говорит по-русски, и на своей машине отвезла их в Гарволин. Несмотря на небольшое расстояние – 70 км от польской столицы, добирались 2 часа: автомобильные «пробки» – международная проблема. Советское воинское кладбище, на котором еще с 1939 года совершались захоронения воинов войска  польского, находится в самом городе. Подъехав к кладбищу, Светлана с мамой прошли по центральной аллее к памятнику советским воинам. Место захоронения Аполлона нашли очень быстро. В братской могиле оказались захоронены 35 советских воинов. «Вот так мы и встретились с братом. – рассказывает Иоганна Трофимовна. – Нахлынули чувства, воспоминания о том времени, когда мы были вместе, о годах после войны, о наших родных. Я долго не могла уйти оттуда – просто не могла повернуться спиной…»

Возложив цветы к обелиску, они вернулись к ожидающей их Агниешке. Пообщались за ужином, поговорили о возможности установить именную памятную табличку на могиле брата. Агниешка вызвалась помочь в решении этого вопроса.

Иоганна Трофимовна благодарна всем, кто содействовал тому, чтобы эта важная поездка состоялась. Добрые и неравнодушные люди с большим пониманием и переживанием следили за развитием событий. Действительно, можно сколько угодно рассуждать о политике и изменении взаимоотношений между государствами, но настоящие человеческие взаимоотношения между людьми всегда будут находиться за гранью политики.

Я рассматриваю копии документов. Вот только один лист из списка потерь 270 гвардейского полка, где под номером 97 числится  погибшим гвардии красноармеец стрелок Ефремов Аполлон Трофимович. В этом же списке – его однополчане, погибшие с ним в один день и вместе захороненные первоначально в селе Буды Гавролинского уезда. Они вместе воевали и вместе погибли за польскую землю - за одни идеалы и против общего врага. Как же могло случиться, что через многие десятилетия их потомки начнут по-разному понимать историю этой страшной войны? Что должно было произойти, чтобы некоторые вместо преклонения коленей у могил павших вместе с их дедами и прадедами совершают на этих могилах акты вандализма? Сейчас, к сожалению, у многих стирается не только память, но и совесть…

Поездку в Польшу обсуждали в семьях родных и близких Иоганны Трофимовны. После стольких лет неизвестности и поисков семья обрела покой, как будто близкий человек вернулся домой. Это пример того, как даже через многие десятилетия после войны не стоит опускать руки, нужно надеяться и искать.

Евгения Штайн

Фото из архива семьи Насоновых

 

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 
< Июня 2016 >
П В С Ч П С В
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 24 25 26
27 28 29 30      

Простая математика
Курсы валют на 22 Апреля (cbr.ru)
byrBYR30.00(-0.05)
usdUSD56.23(-0.19)
eurEUR60.32(-0.30)
uah10 UAH21.04(-0.05)
Встреча, Газета , Ооо