Баннер
СРОЧНО!

Домой Добавить в закладки Twitter RSS Карта сайта

Судьба, созвучная эпохе Печать
10.09.2015 08:18

13 сентября свой 80-летний юбилей отметит Иван Степанович Юдин – председатель Дубненской общественной организации бывших несовершеннолетних узников фашистских концлагерей и Дубненского отделения ветеранов атомной энергетики и промышленности ОИЯИ, председатель комиссии по работе с молодежью при городском Совете ветеранов. Иван Степанович – большой души человек, чуткий, отзывчивый, внимательный, трудолюбивый и очень скромный. За свою жизнь он слышал немало заслуженных слов благодарности, идущих от самого сердца, за готовность в любое время прийти на помощь. Природа щедро наделила его добротой, тактом и умением находить в жизни и в людях все самое лучшее.

Самого Ивана Степановича жизнь не баловала, всего приходилось достигать собственным трудом. Его судьба тесно переплетена с судьбой России, с судьбами миллионов людей, в полной мере принявших и испытавших на себе груз военного и послевоенного времени. Он принадлежит к поколению детей, не ведавших детства – настоящего, солнечного, с играми и праздниками, смехом и весельем, книжками и тетрадками. Беспощадной волей войны они оказались в пекле страданий и невзгод, обрушившихся на них колоссальным потрясением, травмировав еще неокрепшие души. Но осилили, вынесли то, что, казалось бы, и взрослому человеку преодолеть не всегда под силу.

Иван Степанович Юдин родился 13 сентября 1935 года в д. Псурь Дятьковского района Брянской  области. Вскоре в связи с переменой работы отца большая дружная семья переехала на железнодорожную станцию Верещевка, где отец устроился путевым обходчиком. На начало войны у родителей было пятеро детей: трое сыновей и две дочери, старшему – Николаю – исполнилось 8 лет, а маленькая Раиса только родилась. На Брянщине располагалось множество стратегических объектов, поэтому обслуживающих их мужчин всеобщая мобилизация не коснулась. Когда осенью 1941 года область оказалась оккупированной, большинство из них ушли в партизаны и подпольщики, более двух лет вели подрывную деятельность в глубоком тылу врага. Ушел в партизаны и отец. Мать, Анастасия Ивановна, с детьми некоторое время жили спокойно, так как их дом находился в отдалении от одноименного со станцией населенного пункта, где располагалась немецкая часть. Но к весне немцы проложили через станцию линию связи, которую партизаны регулярно разрушали.

В мае фашисты пришли к дому Юдиных, вывели всех на улицу, а дом обложили соломой и подожгли. Буквально за полчаса до прихода немцев их соседка, собираясь в лес за щавелем, позвала с собой старшего брата Ивана – Николая. Дома оставались только мама и четверо детей. Их переправили через реку Болву в поселок Улемль, где находился один из фашистских концлагерей, там семью продержали до августа 1942 года, а потом пешком погнали в крупнейший концлагерь Брянщины, который располагался на территории бывшей ремонтной базы рабочего поселка Урицкий под Брянском. Он числился под № 142 и носил название «концлагерь в Радице», в годы войны в нем было уничтожено около 40 тысяч человек. Всего за время оккупационного режима на Брянской земле фашисты создали 18 концлагерей для военнопленных и 8 лагерей смерти для мирных жителей. В Урицком их стали готовить к отправке в Германию: в основном это были женщины и маленькие дети. Когда в ясный солнечный день началась погрузка в эшелоны, неожиданно в небе появились три советских бомбардировщика с красными звездами. Завыли сирены, немцы бросились в убежища. А наши, счастливые, выскочили из вагонов и принялись размахивать платочками, приветствуя летчиков, прорвавшихся через линию фронта. Оценив обстановку, самолеты ушли, не сбросив ни одной бомбы, которые предназначались для немецких эшелонов с грузом.

По пути в Германию, когда поезд шел через Белоруссию, местные партизаны в районе Барановичей остановили его и освободили пленных. Один из партизан оказался брянским, он отвел земляков в ближайшую деревню, расположенную в зоне действия партизанского отряда, на постой к местным жителям. Надо признать, не все с радостью принимали к себе семьи, видимо, опасаясь расправы фашистов. Совсем недолго довелось пожить под защитой партизан, примерно через неделю немцы отбили у них деревню, а местных жителей погнали в Озаричи.

Рядом с небольшим населенным пунктом располагался лагерь, обнесенный колючей проволокой, где и разместили пленных. Здесь мирных жителей специально заражали инфекционными болезнями, в основном тифом, чтобы они стали их разносчиками для советских солдат и медицинских работников в случае освобождения территории. Содержали людей в нечеловеческих условиях: жили в нескольких бараках и сарайчиках, кормили один раз в день похлебкой из грязных картофельных очисток или брюквы. Маленькую Раису мама, у которой грудного молока уже не было, пыталась кормить с трудом доставаемым хлебом: его размачивали, заворачивали в марлю и давали как соску. Слабый детский организм не выдержал испытаний голодом, холодом, болезнями и лишениями: сестренку потеряли в 1943-м.  Остальным посчастливилось выжить и даже не заболеть страшной болезнью.

Иван с братом Михаилом ставили «рогатки» под колючую проволоку и сбегали в соседнюю деревню, где, смешавшись с местной детворой, пытались добыть еду в расположенной там немецкой части. «Комрад, брод», – просили худенькие мальчишки у немцев, расположившихся на обед со своими котелками, или у повара на полевой кухне. Когда старшие офицеры не видели,  им часто, жалея, наливали в котелок остатки еды – тогда удавалось немного поесть самим, а часть унести  в лагерь матери и сестренкам. Но, бывало, и собак спускали на детей. Однажды большая овчарка настигла споткнувшегося Ивана и прижала его лапами к земле, держа до тех пор, пока не подошел хозяин. Удивительно, но даже собака, пожалев ребенка, не тронула, не укусила. А вот жестокость фашистов не знала границ…

Находясь в лагере, семья считала большой удачей, что старшего Николая, ушедшего за щавелем, не оказалось дома во время пленения, верили, что он спасся и находится в безопасности. И только по возвращении в Верещевку узнали о его страшной судьбе. Тогда, возвращаясь из леса, соседка с мальчиком увидели пылающий дом и решили, что вся семья погибла в огне. Они ушли к партизанам в лес, где в тот момент находилась семья дяди – маминого брата, воевавшего на фронте. Через некоторое время фашисты обнаружили партизанский отряд. Спасаясь от перестрелки, Николай со своим двоюродным братом-ровесником Василием спрятались под раскидистой елью. Немцы, прочесывая лес, плотно пускали автоматные очереди в сторону возможных укрытий. От одной из пуль Николай погиб на месте. Брата ранило в ногу. К нему, кричащему и плачущему от боли, подошел фашистский солдат и расстрелял ребенка на глазах у матери…

Война и дети... Нет ничего более противоестественного, чем соединение этих изначально враждебных друг другу понятий. За два года войны у Анастасии Ивановны из пятерых детей осталось только трое. И они, только начинающие жить, вынуждены были повзрослеть, приняв на свои неокрепшие плечи все тяготы военного времени.

В 1944-м году советские войска освободили узников лагеря, наступила долгожданная свобода. Изможденные и обессиленные, они направились к железнодорожной станции. На проселочной дороге остановили машину с просьбой подвезти. Младший лейтенант ехал один, а потому забрал с собой всю семью. По пути поинтересовался, прошли ли они регистрационный пункт, где собирали данные обо всех, кто содержался в фашистских концлагерях. Узнав, что семья только освободилась и еще не успела побывать ни на одном из пунктов, посоветовал матери совсем не обращаться туда и стараться не рассказывать никому о годах плена, чтобы избежать в дальнейшем  дополнительных испытаний, которых семье и так хватило через край.  Много лет прошло, а об этом офицере до сих пор вспоминают с благодарностью. Политика в стране была такова, что даже односельчане преследовали и осуждали бывших узников фашистских концлагерей, атмосфера недоверия и подозрений окружала их еще  долгие послевоенные годы.

Вернувшись в Верещевку, стали жить в холодных сырых землянках, где по полу прыгали лягушки, а мимо крохотных окон, расположенных у поверхности земли, проползали ужи. Мама работала чернорабочей на железной дороге. В 1945-м дети наконец-то смогли пойти в первый класс. А в 1946-м на адрес сельсовета д. Псурь пришел вызов от отца в Латвию. До этого времени о его судьбе ничего не было известно. Оказалось, партизанскому отряду, куда он ушел в начале войны, удалось прорваться за линию фронта. После проверок и карантина их определили в строительный батальон. Отец заболел туберкулезом, отлежал в госпитале, где смогли купировать болезнь, и вновь вернулся в войска. Его направили в латвийский хутор недалеко от Лиепаи (Либавы), в воинскую часть, которой было поручено поднимать сельское хозяйство, заниматься организацией колхозов и совхозов. В то время это было очень опасно, так как против ставленников советской власти вели активную борьбу так называемые «лесные братья» – группы националистов, господствовавших по всей Прибалтике.

По вызову отца Анастасия Ивановна с детьми получили билеты, приехали в Латвию. Семья воссоединилась: с родными людьми и горе – с полгоря, а радость вдвое. Впервые с начала войны появилась возможность нормально кормить детей. Мама устроилась на работу в пекарню хутора, так что хлеба семье хватало. Иван работал пастухом у местного фермера: пас коров, свиней, овец. Позднее развозил почту на лошади. Через год, когда на хутор приехала учительница, снова пошел в школу. Там, в Латвии, закончил 4-й класс.

Счастье в семье длилось недолго: тяжелая болезнь не оставила отца, а лишь ненадолго затаилась, и в 1949-м его не стало. Жить на хуторе становилось все опаснее. Редко кто из председателей колхоза задерживался дольше нескольких месяцев: на них велась настоящая охота, нередко они погибали от рук нацистов,  жертвами которых становились и мирные жители. Ночные перестрелки стали обычным явлением. В окрестных лесах было много брошенного военного оружия и боеприпасов, подросшие мальчишки зачастую калечились и подрывались, используя их в своих играх. Эти отголоски войны, к сожалению,  до сих пор еще раздаются на полях бывших сражений.

В 1952-м семья принимает решение вернуться в Россию. Приехали на Брянщину, в совхоз «Дружба» под Дятьково. Иван был старшим в семье, ему шел 17-й год. Проработав лето прицепщиком с трактористом, осенью был отправлен председателем совхоза в Рязанское училище механизации, которое через полгода успешно закончил. Вернулся в совхоз, где работал трактористом, неоднократно получая поощрения и премии. А далее – армия и несбывшаяся мечта стать танкистом. Служить пришлось в германском Магдебурге понтонером, где наводил мосты-переправы через  Эльбу. Способного солдата, помимо положенных трех лет, оставили служить еще два года сверхсрочно. Домой вернулся только в 1959-м году. А там его ждало письмо от дяди – бывшего фронтовика, жившего в Дубне и работавшего в Объединенном институте ядерных исследований охранником, который приглашал племянника к себе.

Иван приехал в молодой город, да так и остался здесь  навсегда. Более того, остался верен не только городу, но и родному институту, где работает до сих пор, невзирая на столь почтенный возраст. Сначала служил в воинской части, которая охраняла институт, потом работал слесарем механосборочных работ. Параллельно учился в школе рабочей молодежи, заочно окончил Московский приборостроительный техникум им. Н.Э. Баумана. На основании этого диплома получил должность техника-электрика, позднее, сменив несколько должностей, стал электромонтером и по сей день работает по этой специальности в Лаборатории высоких энергий института.

В Дубне Иван Степанович встретил и свою вторую половинку. Познакомившись с Маргаритой Алексеевной, вскоре понял, что это его судьба. Добиваться расположения девушки пришлось долго, прежде чем она согласилась стать его женой. Совсем скоро они отметят 55-летний юбилей совместной жизни. В семье выросли двое замечательных сыновей – Константин и Дмитрий. Оба стали  морскими офицерами, дослужились до званий капитанов второго ранга. Один служил в Североморске, второй – на Камчатке. Отец гордится тем, что его сыновья – защитники Отечества. Внуки Ярослав, Владислав и Иван тоже радуют деда своими успехами.

Помимо основной работы, в течение многих лет Иван Степанович выполняет массу общественных нагрузок. У него активная жизненная позиция. В течение нескольких десятилетий принимает активное участие в избирательных компаниях различного уровня. С 1998 года он председатель общественной организации бывших несовершеннолетних узников фашистских концлагерей. Их в нашем городе 43 человека, 18 в годы войны томились в лагерях Германии, остальные – на территории СССР. В 2005 году он возглавил комиссию по работе с молодежью при городском Совете ветеранов. С 2011 года – председатель отделения ветеранов атомной энергетики и промышленности ОИЯИ, которое входит в состав Межрегионального общественного движения ветеранов атомной энергетики и промышленности. В данный момент в Дубне только неработающих ветеранов  отрасли – 1016 человек. Эта работа требует постоянного решения вопросов социальной защиты ветеранов и военно-патриотического воспитания молодежи. Иван Степанович организует поездки ветеранов и школьников в исторический музей Великой Отечественной войны на Поклонную гору, проводит мероприятия, способствующие тому, чтобы молодое поколение почувствовало значение подвига ветеранов войны и тружеников тыла, а главное – следовали их примеру. Нельзя забывать о подвигах, нельзя оставлять героев в забвении, особенно когда они живут рядом с нами! Встречи с ветеранами всегда проходят с большим успехом – свидетелям прошедшей войны есть что рассказать.

«Правители меняются, уходят. А землю русскую – Государство Российское – отстаивать нам. Нам за нее умирать, нам на ней и жить. – рассуждает Иван Степанович. – Россию изменить нельзя, ее можно только любить. Если изменил России, значит, ты не русский человек, ты чужой». Его любимый герой с юности – Павка Корчагин из романа Островского «Как закалялась сталь». Ему он подражал, на него стремился быть похожим. Заслуженный ветеран считает, что аналитика – удел историков, а нам нельзя отрицать убеждения и душевные порывы нескольких поколений, которые очень много сделали для страны, подняли ее из руин после войны. Срываясь с насиженных мест, молодежь уезжала на комсомольские стройки, поднимала целину – работали с огоньком, дружно, весело. Патриотизму никого не надо было учить, люди  откликались на любые призывы, думая прежде всего о родине, а не о себе.

Общественная работа Ивану Степановичу по душе, хоть она и занимает все свободное время. Ему нравится общаться с людьми, он всегда рад, когда удается кому-то помочь. Душевный, отзывчивый и необыкновенно жизнелюбивый человек, работает на людей и для людей и  считает это главным делом своей жизни.

На вопрос, что значит для него юбилей, Иван Степанович ответил: «Это очередной повод встретиться со своими родными, близкими и друзьями – не больше того! Мне будет радостно встретиться с ними, порадоваться за них. А они пусть порадуются за мой возраст. Мои года – мое богатство!»

Иван Степанович – скромный человек. Все-таки основное его богатство – добрые дела и доброе отношение к людям, хорошо известные горожанам. Накануне дня рождения города к копилке его наград заслуженно добавился и почетный знак «За заслуги перед Дубной» – высший знак городского отличия, символ признательности земляков.

Евгения Штайн

Фото Юрия Тараканова

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 
< Сентября 2015 >
П В С Ч П С В
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30        

Простая математика
Курсы валют на 20 Октября (cbr.ru)
byrBYR29.39(+0.14)
usdUSD57.57(+0.30)
eurEUR67.93(+0.58)
uah10 UAH21.72(+0.05)
Встреча, Газета , Ооо