Баннер
СРОЧНО!

Домой Добавить в закладки Twitter RSS Карта сайта

Пока память жива, смерть бессильна... Печать
09.07.2015 09:27

13 июля почетному гражданину города Юрию Константиновичу Недачину исполнилось бы 70 лет. Не помню, кто сказал, что каждый человек стоит ровно столько, сколько оставил жизненного опыта, продолжающегося в делах и опыте других, и этого незаурядного человека, отличавшегося дарованием ученого и управленца, обладавшего такими бесценными человеческими качествами, как честность, порядочность, доброжелательность и сострадание, знали многие, и каждый, кто знал, вспоминает его с большой любовью и благодарностью.

Юрий Константинович Недачин родился в 1945 году в Смоленске, в семье потомственных учителей. Там же он с серебряной медалью окончил среднюю школу, после чего поступил в смоленский филиал Московского энергетического института на факультет автоматики и телемеханики. Окончил спецкурс Академии народного хозяйства имени Плеханова по специальности «маркетинг».

С 1973 по 1976 год руководил дубненским горкомом комсомола в должности первого секретаря. Затем прошел путь от заместителя  начальника монтажн-о­сборочного цеха приборного завода «Тензор» до заместителя генерального директора по производству.

С 1991 года возглавил закрытое акционерное общество «Научно-­производственный центр «АСПЕКТ». В 2000 году стал лауреатом премии Совета министров России в области науки и техники. Был депутатом восьми созывов городского Совета.

С 2008 года возглавлял созданное ОИЯИ и НПЦ «АСПЕКТ» совместное дочернее предприятие – ООО «Научно­производственное объединение «Атом».

Судьба, к сожалению, уготовила ему короткую жизнь, он ушел в октябре 2009 года, на самом взлете творческой и деловой активности. А  без Константиныча, как тепло  называют сотрудники НПЦ «АСПЕКТ» своего бывшего генерального директора, предприятие стало другим…

День сегодняшний «АСПЕКТа»

Чем в настоящее время живет и как развивается предприятие, у истоков которого вместе с подвижниками стоял Юрий Недачин, и чье имя оно носит, поделился директор по развитию НПЦ «АСПЕКТ» Евгений Ильич Зайцев.

Как он отметил, в настоящее время в НПЦ  «АСПЕКТ» работает около 250 человек, организация продолжает жить, развиваться, совершенствует тематику выпускаемой продукции, расширяет круг своих заказчиков, плодотворно работает с теми заказчиками, с которыми работала, когда «АСПЕКТом» руководил Юрий Константинович.

Тогда основным заказчиком выступала Федеральная таможенная служба России. На сегодняшний день компания практически  завершила оснащение всех таможенных пунктов пропуска России Автоматизированными комплексами радиационного контроля за перемещением делящихся и радиоактивных материалов на базе систем «Янтарь».

В последние годы появились новые угрозы в стране, появились и новые задачи, направленные на борьбу с ними. С 2010 года в стране начала реализовываться Комплексная программа обеспечения безопасности населения на транспорте.

– Участие «АСПЕКТа» в реализации этой программы началось с оснащения ж/д вокзалов  нашими Автоматизированными комплексами радиационного контроля АКРК-­01. Далее в рамках этой же программы начали оснащать метрополитены. Первым крупным проектом в этом направлении стало оснащение станций Санкт-­Петербургского метрополитена комплексами АКРК-­01, в прошлом году наши комплексы вышли победителями  в конкурсе на оснащение Московского метрополитена.

В рамках этой же программы (она была совмещена с подготовкой проведения олимпиады в Сочи), НПЦ «АСПЕКТ» поставил различное  оборудование радиационного контроля практически на все объекты сочинской олимпиады­спортивные объекты, аэропорты и ж/д станции.

Находясь перед необходимостью постоянно искать новые объемы работ, новых заказчиков, соответствующее финансирование для предприятия, руководство компании решило направить усилия коллектива на расширение номенклатуры изделий, предназначенных для оснащения атомных электростанций.

Сейчас одна из последних разработок – система для определения загрязненности  персонала для АЭС активно поставляется на многие атомные электростанции.

Продолжаются работы на внешнем рынке по поставкам автоматизированных комплексов радиационного контроля на базе систем «Янтарь». Они сейчас работают, например, во Вьетнаме (ими оснащен Ханойский аэропорт), на Кубе  (аэропорт и морской порт), на объектах в ЮАР, в Ливане. На Иранскую атомную электростанцию «Бушер» поставили паспортизаторы радиоактивных отходов. Вообще, продукция ЗАО НПЦ «АСПЕКТ» используется сейчас в более чем 20 странах мира. Объемы производимой продукции за эти годы выросли весьма существенно и в денежном выражении.

– И сегодня, – рассказывает Евгений Зайцев, – несмотря на кризис в стране, нам удается сохранять и заказчиков, и объемы, и на этот год мы видим, что они будут не ниже, чем в прошлом году. Надеемся, что и в дальнейшем эта тенденция сохранится.

Структура предприятия за это время принципиальных изменений не претерпела, хотя появились и новые участки. В частности, создан  производственный участок по изготовлению нейтронных детекторов нового поколения, не содержащих традиционно используемый в подобных изделиях супердефицитный и посему дорогой газ Гелий­3. Разработанные нашими  специалистами, эти детекторы позволили «АСПЕКТу» быть первым и на сегодня единственным в мире серийным производителем радиационных мониторов с использованием новейшей технологии и продолжить выпуск РПМ «Янтарь» уже на новом техническом уровне.

Продолжается сотрудничество с американцами в рамках международной программы «Вторая линия защиты»,  основной задачей которой является обеспечение контроля за нелегальным перемещением ядерных материалов через границы различных стран. В рамках этой программы мы за счет средств американской стороны изготовили и установили несколько сотен автоматизированных комплексов контроля за перемещением делящихся и радиоактивных материалов на базе наших радиационных мониторов «Янтарь» в различных странах, в том числе в России, на Украине, в Казахстане, Армении, Узбекистане.

Толчок дал Чернобыль

Когда случилась авария на Чернобыльской атомной электростанции,  выяснилось, что в стране отсутствует аппаратура радиационного контроля, которую можно приобрести и начинать ею незамедлительно пользоваться. Потенциальные заказчики аппаратуры вынуждены были искать возможности построения необходимых им для решения практических задач по измерению огромного количества чернобыльских проб  законченных приборов. В это время в стране случилась перестройка, начали организовываться различные кооперативы, которые, в том числе, и пытались решать эти задачи. Работающих на  заводе «Тензор», нас также привлекали для выполнения этих работ новые коммерческие структуры.

Тогда мы и познакомились с Юрием Константиновичем, который, будучи директором завода по производству, занимался поиском новых заказов для загрузки производственных мощностей  «Тензора». Уже тогда было видно, что он обладает неуемной энергетикой, настойчивостью, он выступал генератором всяких ценных идей, которые воплощались в жизнь, и завод «Тензор» достаточно длительное время формировал портфель заказов и выполнял план благодаря его энергии, активности и предприимчивости, – говорит Евгений Ильич.

Идея создания собственного предприятия витала в воздухе, но я склонен считать, что старт работ по практической организации предприятия  принадлежит все­таки Юрию Константиновичу Недачину. Идея  просто легла на плодородную почву.

– У истоков создания предприятия стояли специалисты из разных областей?

– Я, к примеру, со своим отделом на заводе «Тензор» занимался разработкой ядерно­физической аппаратуры, Александр Иванович Иванов – физик, методист, метролог, Юрий Константинович – организатор.

Первое время мы работали небольшой группой в пределах 20 человек, которые в итоге и стали костяком нашего предприятия. Начинали с малого: разрабатывали и производили полнокомплектные спектрометры для оснащения радиологических лабораторий СЭС, расположенных в областях, подвергшихся радиоактивному загрязнению в результате аварии на Чернобыльской АЭС. Постепенно приобретали известность, новых заказчиков. Одним из них была служба специального контроля за ядерными испытаниями. Все 12 лабораторий, имеющихся в стране, обеспечили нашими изделиями. Потом расширили сферу деятельности: поставляли продукцию на Урал, в Сибирь, на предприятия Росатома (тогдашнего Минатома).

–  А в 1995 году вы уже участвовали в неформальном конкурсе (тестирование и сравнительные испытания аппаратуры), организованном Государственным таможенным комитетом, которому было поручено осуществлять контроль за перемещением делящихся радиоактивных материалов через границу, таможенные пункты пропуска.

– Конкурс проводился по нескольким направлениям, по двум победил «АСПЕКТ», и нас Государственный таможенный комитет выбрал исполнителем.

Возрастающие объемы заказов требовали создания и расширения собственных производственных участков для изготовления специализированных изделий.  Так как Юрий Константинович был большим специалистом в этом деле и обладал огромным опытом в отличие от остальных работников компании, он всю эту систему выстраивал, обучал, привлек достаточно большое количество специалистов с приборного завода, других предприятий города, людей, которые знали производство, понимали, что к чему.

– То есть его усилиями создано устойчивое производственное ядро, которое по сей день жизнеспособно.

– Конечно, все делалось не одномоментно, не за один день, а постепенно наращивалось и развивалось. Но то, что было заложено в производственную структуру «АСПЕКТа», до сих пор устойчиво функционирует. Поддерживается и развивается  нынешним руководством, – заключил Евгений Ильич.

В числе первых инновационных

Генеральный директор ЗАО НПЦ «АСПЕКТ» кандидат  физико­математических наук  Александр Иванович Иванов к информации директора по развитию добавляет:

– Хотя Юрия Константиновича я знал гораздо меньше, чем Евгений Ильич (до организации «АСПЕКТа» я работал старшим научным сотрудником в ОИЯИ), но в период становления «АСПЕКТа» нам приходилось вместе решать непростые организационно­технические задачи. По сути «АСПЕКТ» был одним из первых в России, как теперь модно говорить, инновационных предприятий, созданным на базе международного исследовательского центра ОИЯИ. Нельзя переоценить ту помощь, которую нам оказало руководство ОИЯИ в лице Юрия Николаевича Денисова, Владимира Георгиевича Кадышевского и Алексея Норайровича Сисакяна.

Интуитивно правильная финансово­хозяйственная политика, проводимая первым генеральным директором, позволила «АСПЕКТу» успешно развиваться все эти годы. Достаточно сказать, что за  все время существования предприятия  мы ни разу не задерживали зарплату  (а она на сегодняшний день более чем в два раза выше средней по городу). Кроме того,  все разработки новой техники мы ведем в основном за свой счет. В настоящее время «АСПЕКТ» обладает хорошо оснащенной научно­технической и исследовательской базой и высококвалифицированными специалистами, среди которых доктора и кандидаты наук. Для создания более комфортных условий работы в настоящее время мы покупаем здание МДМ банка и планируем  там разместить в основном административные службы. Наверное, надо отметить, что со дня создания «АСПЕКТа» мы никогда не пользовались кредитами банков, основную часть прибыли направляя на развитие нашего предприятия.

Сегодня денежный оборот компании составляет  около 2 млрд рублей в год, мы  выпускаем более 100 видов серийного оборудования радиационного контроля, используемого для поддержания ядерной безопасности в России и в мире.

«Дочка», достойная «родителей»

Рассказывает генеральный директор НПО «Атом» Владимир Леонидович Алексюк.

– Точки пересечения с Юрием Недачиным  уходят корнями в  прошлый век, – вспоминает он. – На заводе «Тензор», где Юрий Константинович занимал должность заместителя директора по производству, я работал в выпускном сборочном цехе. Каждый месяц шла сдача продукции, при которой он присутствовал. Это одна из сфер общения, потому что Юрий Константинович  вникал во все вопросы, держал все под контролем, не упускал никакие мелочи. Всегда был в курсе, всегда руководил процессом.

– То есть общение с Юрием Недачиным было чисто деловое, в рамках производства?

– В основном, да. Но вспоминается, кроме этого, как неформально у нас проходили так называемые соревнования четырехугольников подразделений завода. Юрий Константинович активное участие принимал в спортивных соревнованиях, где мы неоднократно встречались с ним  на лыжной трассе.

Еще помню, когда началась в стране перестройка, состоялись первые выборы в Верховный Совет СССР, куда Юрий Константинович был выдвинут от сборочного цеха и непосредственно от завода. Я входил в оргкомитет избирательной кампании и по итогам выборов у Юрия Константиновича было второе место по нашему округу. Юрий Константинович  оценил свои результаты по итогу выборной кампании как достаточно успешные. Это, кстати, был дебют Юрия Константиновича, и вообще в России тогда состоялись первые альтернативные выборы. Из Дубны единственный человек баллотировался с таким весомым результатом, – вспоминает Владимир Алексюк.

Когда завод «Тензор» начал рушиться, пути Ю.К. Недачина и
В.Л. Алексюка разошлись. Пересеклись они снова в 2002 году уже в НПЦ «АСПЕКТ», где, как отмечает Владимир Леонидович, они достаточно плодотворно работали.

– Юрия Константиновича, – делится он, – мучила проблема, где производить разработанную «АСПЕКТом» продукцию. Он хорошо чувствовал рынок, понимал основные направления и тенденции, не хватало именно хорошей производственной площадки, какая в свое время была на «Тензоре». Он постоянно в течение нескольких лет возвращался к проблеме, искали вместе с учредителями  разные варианты, просчитывали, пока не нашли хорошее решение, удовлетворяющее и ОИЯИ, и ЗАО «НПЦ «АСПЕКТ» – создание совместного дочернего предприятия на базе Опытного производства ОИЯИ. «АСПЕКТ» к тому моменту размещал в  ОП основную часть заказов на механические работы.

Подготовительный этап продолжался недолго, было понятно, что НПЦ «АСПЕКТ»  мог войти сюда реальными инвестициями, кадрами и нормально организовать производственный процесс. Это было непростое решение, и Юрий Константинович потратил много времени и здоровья, чтобы задумка реализовалась. Он же и стал первым генеральным директором «Атома», оставаясь генеральным директором «АСПЕКТа».

Темп был создан такой, что от момента учреждения дочернего предприятия до начала производства прошло 3­4 месяца. А потом, когда его не стало, возник вопрос, кого поставить у руководства. Мою кандидатуру утвердили на совете директоров. За это время мы постарались воплотить все задуманное генеральным директором «Аспекта» Юрием Недачиным и директором ОИЯИ Алексеем Сисакяном.

Сегодня предприятие живет хоть и с проблемами, со сложностями, как и все вокруг, но, тем не менее, успешно развивается по  направлению, которое задали  Юрий Константинович и Алексей Норайрович. Все идет так, как они хотели, и если бы они увидели это сейчас, думаю, остались  бы довольны, – уверен генеральный директор НПО «Атом» Владимир Алексюк.

– Вы ощущаете, что предприятие без Юрия Недачина осиротело?

– То, что его не хватает, абсолютно точно. Была сделана большая работа, но и впереди еще предстоит сделать немало.

– То есть перспективы, несмотря на трудности, имеются?

– Свет в конце тоннеля есть всегда…

– Какие чисто человеческие качества вы бы отметили у Юрия Константиновича?

– Прежде всего, доброту и внимание. Он всегда готов был спросить строго, жестко, но всегда готов и поблагодарить за хорошую работу. Сходит к рабочим, конструкторам, разработчикам, он умел работать с людьми, никогда не уходил от острых проблем и вопросов,  задавал высокий темп работ для себя и всех, с кем работал. Когда Юрий Константинович  формировал коллектив «АСПЕКТа», люди принимались  самые лучшие,  и действительно получилась  хорошая команда, которая  сплотилась  вокруг него и достаточно хорошо развивалась.

То, что было им создано, не разрушено, НПЦ «АСПЕКТ» носит имя Юрия Константиновича, и поступательно движется вперед. Мы, как дочернее предприятие (у нас около 300 человек), стараемся не отставать от своих учредителей.

Основной заказчик для НПО «Атом» – это «АСПЕКТ», но спектр заказов достаточно широкий, у нас большая кооперация по городу, многим предприятиям оказываем услуги по линии Минобороны, Роскосмоса, Минатома.

– Хорошая «дочка» выросла у «родителей»?

– Перефразирую: это у «дочки» хорошие «родители», поэтому и «дочка» хорошая, – заключил Владимир Алексюк.

Дружбой с Юрой можно только гордиться

Декан факультета экономики и управления университета «Дубна», депутат городской думы нынешнего созыва Сергей Дзюба вспоминает:

– Несмотря на незначительную разницу в возрасте Юра был моим другом, учителем и наставником. Он был ярким представителем реальной экономики, блестящим управленцем, умеющим рисковать и одновременно оставаться прагматиком.

В моей жизни он сыграл очень большую роль, когда я после работы первым секретарем Дубненского ГК ВЛКСМ по его совету пошел работать на завод «Тензор». Он говорил, что каждый мужик должен не пристраиваться к служебной лестнице, а заниматься серьезным делом, имея в виду производство. По сути, эти слова во многом и определили мою будущую судьбу.

Конечно, Юрий Константинович был человеком преуспевающим, но одновременно страстным и честолюбивым, где­то даже противоречивым. Он многое переживал в себе, но нес эти переживания достойно по жизни.

Это был цельный, очень интересный человек, достойный гражданин России, дружбой с которым можно только гордиться.

Хороший был бы мэр

Экс  глава города Валерий Прох на вопрос, что его связывало с Юрием Недачиным, погрузился во времена, когда они оба были юными.

– Прежде всего, – отмечает он, – нас очень связывает комсомольская пора, наша юность. Юра прошел огромную комсомольскую школу, в бытность его первым секретарем горкома комсомола, городская комсомольская организация была одна из лучших в Московской области, поэтому он приобрел колоссальный опыт в те времена. А после комсомола перешел на хозяйственную работу.

Занимал очень серьезные должности: был заместителем и руководителем крупнейшего цеха и заместителем генерального директора завода «Тензор», где он приобрел совершенно другой опыт, но уже имея комсомольскую закалку. Это позволило ему реализоваться дальше как серьезному предпринимателю, который начал свое дело в очень тяжелое время, когда на заводе не все ладилось (он потерял портфель заказов, шли структурные и управленческие изменения на фоне серьезных возмущений коллектива, потому что не платили заработную плату).

– Какими на ваш взгляд качествами нужно было обладать, чтобы отважиться на свое дело, пуститься в свободное экономическое плавание?

– Для того, чтобы решиться создать свое дело и развить его до такого масштаба, надо было иметь, во­первых, опыт, во­вторых, энергию Юрия Константиновича, которая присуща ему была всегда. Это сочетание позволило ему сделать значимый бизнес и по объемам производства, и по новым разработкам, и по освоению рынка, конкурентоспособности на рынке, причем на международном…

В принципе, патриотичность и любовь к городу, участие во многих общественных проектах позволили ему продемонстрировать социальную значимость созданного бизнеса. Поэтому, я считаю, для Дубны он прожил очень яркую жизнь, но, к сожалению, очень короткую.

– Насколько знаю, вы пересекались с Юрием Константиновичем  и по политическим делам…

– В самый первый созыв он тоже выдвигался на пост мэра, было это в мае 90­го года. Тогда, если память меня не подводит, участвовали одиннадцать кандидатов. Юрий до финиша не дошел, снял свою кандидатуру, и это тоже его характеризовало, потому что он увидел, какой непростой на тот момент был расклад в Совете депутатов, и дальше на выборы не пошел. И такой эпизод в нашей совместной истории был. Хотя, конечно, с такими данными из него получился бы хороший мэр. Зато он приобрел другой опыт, производственный.

– Но потом Юрий Константинович несколько созывов был депутатом городского Совета, часто критиковал городскую власть?

– Если он и выступал с каких­то оппозиционных позиций, то очень конструктивных, в отличие от других. Мы даже по некоторым моментам спорили, бывало, он проигрывал. Поделюсь, пожалуй, одним пикантным эпизодом, когда мы поспорили на ящик коньяку. Он убежденно доказывал, что городской административной командой  не достигнем дохода в бюджете 2 млрд рублей, а мы переступили этот рубеж и собрали больше двух миллиардов.

Он совершенно достойно принял поражение, и мы благополучно использовали ящик коньяку по назначению, когда всей командой по приглашению Юрия Константиновича выехали к нему на дачу, он натопил баню...

– Юрий Константинович был легким человеком?

– Не думаю, что он был легким, но всегда думающим и имеющим свою точку зрения, а такие люди не всегда удобны и легки. Однако и тяжелым до неприятности он не был, и не был в то же время легким до пустоты, вульгарности. Всегда уверенный в себе, имеющий свое мнение, но его можно было убедить, он с достоинством принимал поражение, радовался победам.

Мы вместе с ним, кстати, сделали один хороший проект – понтонную переправу через канал. Это была его инициатива, он, будучи депутатом, выступил, что переправа давно устарела и перестала быть переправой. Город тогда стал системным интегратором, взял на себя главную координацию всех шагов по созданию проекта, в котором еще один первый секретарь дубненского горкома комсомола активное участие принял – Станислав   Бабаев.

У меня как раз о Юре  впечатление может быть субъективно­объективным, потому что я сравниваю других претендентов на должность главы, мэра, которые прошли за пять состоявшихся выборов. Разные были люди и отношение к ним разное, в этом случае никакой неприязни к кандидату не было. Достойный города был кандидат. Очень рано ушел, мог бы очень многое сделать, да и просто пожить для себя.

У него было много задумок, связанных со строительством, незадолго до кончины, мы с ним общались, он делился своими планами, которым не суждено свершиться в тех начертаниях, которые он себе нарисовал, – заключил Валерий Эдуардович Прох.

Папа был неисправимым оптимистом

Закончить материал мне хотелось бы небольшим эмоциональным интервью с родным Юрию Константиновичу Недачину человеком – дочерью Еленой, которая стала продолжателем части его задумок и планов. В семье, кстати, она не единственная, есть старший брат, как она сама говорит, папина гордость. Но из­за напряженного рабочего графика он редко бывает в Дубне.

Елена же после окончания школы тоже жила в столице, но после смерти отца вернулась в родной город.

– В Дубну мои родители приехали по распределению, – рассказывает Елена. – Вариантов было несколько: Дубна, Смоленск, Выру (Эстония). Отец выбрал  уютный, ухоженный, красивый городок на берегу Волги – Дубну. У него всегда было чутье, которое не подводило его в жизни.

Он вообще ко всему относился очень честно и искренне, с огромным энтузиазмом. Всегда верил во все, что делал. И удача, как правило, от него не отворачивалась. Родители часто вспоминали как  переехав  в Дубну в 1969 году, снимали  холодную комнату в частном секторе на левом берегу,  Часто гуляя по улицам города, они мечтали обзавестись  своим теплым и уютным жильем. В случае моего отца всем мечтам было суждено сбыться. Через 10 лет, когда я родилась, у родителей была 2­комнатная квартира. И конечно, это была  не только удача, а трудобюбие, настойчивость, уверенность в собственных силах, преданность делу и требовательность , в первую очередь к себе, и, конечно, к окружающим.

Дубна – город успешных людей.Это лозунг нашего города. Мой отец является его почетным гражданином. Он действительно был успешным человеком и бизнесменом. Но главной его чертой была доброта,отзывчивость, чуткое отношение к людям, которые его окружали, будь то  коллеги по работе, семья, друзья.

В последнем своем интервью  на телеканале Russia Today, когда его спросили, что лежит в основе успеха  компании, он ответил, что это коллектив единомышленников,   которые с первого дня образования предприятия верили в его успех и вкладывали ум и душу.

– Не было ревности к производственным и социальным проектам Юрия Константиновича, ведь личность такого масштаба, с активной общественной позицией, наверняка он дома бывал редко?

– Это была его жизнь, и «АСПЕКТ» был его второй семьей. Наша семья благодарна руководству и коллективу НПЦ «АСПЕКТ» за  внимание и за помощь в самую трудную в нашей жизни минуту, за чуткое, родственное отношение.

Надо сказать, что папа с огромным трепетом, любовью и заботой относился к своим родителям, сестрам и брату. Он вырос в большой, дружной и трудолюбивой семье. Любил бывать дома в  Смоленске. Был очень дружен и близок с сестрами.  Помогал внукам брата. Они получали образование в дубненском университете.

Настоящая мужская дружба тоже присутствовала в его жизни.   Со своими однокурсниками он был близок до последних дней.

Дома мой папа был очень заботливым, любящим, веселым. Он вообще был неисправимым оптимистом и этим оптимизмом всегда заряжал нас. С ним рядом было очень уютно, за ним мы чувствовали себя «как за каменной стеной».  Его не надо было просить о помощи, он сам чувствовал, когда она необходима. Он всегда уважал наше мнение и решения, даже когда был с чем­то не согласен. Всегда нам доверял, ему не возможно было врать.

С появлением внуков, а их трое, он, несмотря на свою занятость, всегда находил время навестить их. Очень их любил и они его обожали.  Кстати, единственного внука зовут Недачин Юрий Константинович.

Его уход для нас стал настоящей трагедией и невосполнимой утратой. Спасибо всем, кто пришел  проводить его в последний путь. На его могиле очень часто лежат кем­то оставленные цветы. Он очень любил и ценил жизнь и людей!

Смерть бессильна, пока память жива … Это очень правильные, важные слова!  Когда не стало Недачина Константина Ниловича (папиного отца), он умер, когда мне было 9 лет, мой папа часто спрашивал меня, помню ли я деда, для него это было очень важно. Сегодня я часто рассказываю своей дочери о ее дедушке и задаю тот же вопрос, на что она, как и я в свое время, отвечает: « Конечно, помню»!..

Татьяна КРЮКОВА

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 
< Июля 2015 >
П В С Ч П С В
    1 2 3 4 5
6 7 8 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    

Простая математика
Курсы валют на 30 Мая (cbr.ru)
byrBYR30.47(-0.08)
usdUSD56.71(-0.05)
eurEUR63.37(-0.30)
uah10 UAH21.47(-0.08)
Встреча, Газета , Ооо