Баннер
СРОЧНО!

Домой Добавить в закладки Twitter RSS Карта сайта

Американские заметки. Нью­Йорк – встреча третья Печать
10.07.2014 12:13

Так вышло, что каждый раз через океан меня переносили разные авиакомпании. Сначала российские, а в этом году довелось воспользоваться услугами американской.            Обойдусь без названий. Скажу просто – понравились, в принципе, все. Уже потому, что все долетели…

Но та, что «не наша»,  оказалась чуть лучше по уровню обслуживания.

 

 

Никогда не думал, что заокеанский Нью-­Йорк станет очень знакомым и во многом   близким городом. Городом, где есть свои любимые места и где я совершенно не беспокоюсь забрести «куда-­то не туда»…

Он не внушает ни малейших опасений, и в этом мегаполисе  я, по сути   провинциал, чувствую себя очень комфортно.

За три минувших года здесь довелось прожить почти два месяца. Правда, один из них  практически полностью был отдан бегу по закольцованной миле в парке  Флашинг Медоуз…  Но это тоже Нью-­Йорк, причём увиденный с совершенно иной стороны.

Я не был только в Бронксе. Остальные районы многомиллионного города изрядно исхожены-­изъезжены, а в некоторых удалось и пожить. Причём  не в отелях, а в обычных американских домах…

Нью­Йорк многолик. Существующий  штамп на тему «города небоскрёбов» совсем не раскрывает его сути. Да на Манхэттене действительно понастроено то, что привычно считается визитной карточкой «большого яблока», но остальные его районы совсем не лезут  домами в небо. А если и лезут, то очень  иногда и совсем невысоко. Они, эти районы, по своей сути обычная «одноэтажная Америка».

Манхэттен это запредельный уровень шума, суеты, «скоростей жизни». Чуть в сторону,  и ты уже в совершенно ином мире.

НЕ СЛИШКОМ ТЕПЛО…

Впервые случилась, скажем так, «предпроблемная» ситуация с «впуском в Америку». Выгрузившись из самолёта в аэропорту имени Кеннеди, или попросту JFK, и отстояв привычно­длинную змееобразную очередь, попадаю к офицеру, который и «открывает шлагбаум» в США. На сей раз это была девушка…

Говорю ей, что третий раз уже в Штатах, и снова с целью побегать…  Протягиваю вызов, где всё объясняется более подробно. Далее начинается настоящая «война нервов», когда она  то берёт папку с вызовом, обратными билетами и страховкой, то снова кладёт её на стойку. Долго листает паспорт, делает при этом очень озабоченный вид, пристально наблюдая за моей реакцией…

Но  я уже парень тёртый, а потому спокойно смотрю куда­то в сторону, «не обращая внимания» на все эти психологизмы. Вскоре девушка «отрабатывает свой номер», попутно фиксируя отпечатки моих пальцев  и фотографируя… Затем, с видимым неудовольствием произнося что­то типа: «Ну ладно…»,  ставит разрешительный штамп.

В общем – встретили не слишком радушно.

CONEY  ISLAND

Самый юг Бруклина, в переводе «Кроличий остров», ставший в прошлом веке полуостровом. Здесь расположена похожая на приличный вокзал конечная станция нескольких маршрутов сабвея.  Делится Кони Айленд  на четыре района, один из которых  всем известный Брайтон Бич.

Мой друг Тимур,  к которому я,  собственно,  и направлялся, переехал за истекший год из более близкой к Манхэттену улицы Бруклина сюда – на самый берег океана, в «посёлок закрытого типа» Seagate. Это  на самом деле огороженное от окружающего мира солидным забором поселение, находящееся под бдительной охраной собственного полицейского участка. Охраняют, видимо,  от не самых спокойных соседей, дома которых в несколько улиц тянутся на протяжении двух с половиной километров от ворот Сигейта до станции сабвея Coney Island Stillwell Avenue.

Причём  некогда эти улицы тоже были престижным местом проживания, но потом муниципалитет выкупил жильё, поселив туда всяческие  «малообеспеченные слои», которые живут  на пособие  и улучшать условия своего существования не стремятся.

Тимур ещё до приезда предупреждал о небезопасности прогулок по окрестным достопримечательностям, но на деле всё оказалось не столь страшно. Во всяком случае  у меня  за ту неделю, что жил здесь до старта, проблем не было никаких…

Ну,  а репутацию  самого Сигейта «слегка подмочил» ураган Сенди, изрядно повредивший множество домов. Наверное, поэтому здесь и появилась возможность снимать бюджетное, по нью-­йоркским меркам, жильё. Внутри периметра закрытого посёлка  расположено более восьмисот домов, множество частных пляжей, два парка.

Основная часть жителей – представители еврейской национальности.  Именно поэтому здесь семь синагог, задний двор одной из них я наблюдал каждый день, потому как окна моего временного жилища выходили именно на него…

А вообще, местечко можно считать курортным – частные пляжи Сигейта продолжаются общедоступным, который широкой полосой тянется до самого Брайтона. Ровно на полдороге к известному всем «русскому району» огромный парк развлечений, на аттракционы которого летом съезжается весь Нью-­Йорк. Подозреваю, что не только он…

Сюда бы климат ещё более гуманный, и цены бы этой окраине не было, но… Климатические условия, в которые поставлены местные жители, иначе как «школой выживания» не назовёшь.

МИМОХОДОМ

Уже после финиша, когда я снова вернулся в Сигейт, чтобы провести здесь последнюю ночь перед отлётом, Тимур предупредил, что сегодня, возможно,  придётся коротать время на крыше: «Передали угрозу подтопления. Эвакуацию не объявляли, но готовыми к катаклизмам быть нужно…»

ОСОБЕННОСТИ
КОНИ АЙЛЕНДА

BOARDWALK

Параллельно четырёхкилометровому океанскому пляжу от Сигейта до самого Брайтона тянется знаменитая деревянная набережная, которую многие из вас видели в телерепортажах. Это променад Ригельмана, или Бордвок.

Утром на променаде много бегающего народа, а днём здесь в основном пенсионеры – гуляют, общаются на скамейках, играют в шахматы. Много людей на инвалидных колясках. Это  по большей части  те же самые пенсионеры,  которых «выгуливают» социальные работники. В общем,  набережная – неотъемлемая часть жизни местного населения.

ПАРК РАЗВЛЕЧЕНИЙ

О нём нужно отдельно…  Честно говоря, был изрядно удивлён  тем, что парк действующий. Совсем ведь недавно  в одном из телерепортажей о «русской Америке»  он упоминался как некое ржавое напоминание о былой популярности этого района.

Ничего подобного!  Конечно, если учесть, что первая карусель появилась здесь в 1876(!) году, следует полагать, что парк видел на своём веку спады и подъёмы. Конечно, это уже не крупнейшая в США зона развлечений, которой парк был с восьмидесятых годов позапрошлого по сороковые прошлого века. И семидесятиметровая парашютная вышка теперь лишь достопримечательность, а не действующий объект.

Но до сих пор действует почти столетнее колесо обозрения, кабины которого крепятся особым образом, и могу себе представить, что творится внутри, когда они почти с полусотни метров высоты вдруг  срываются в полёт.

Выстраиваются очереди и на совершенно жуткую американскую горку «Циклон», которую давно можно признать музейным экспонатом – её направляющие и повозки деревянные. Не простаивают без дела гигантские катапульты, забрасывающие человека на стометровую высоту. Да и всё остальное развлекательное хозяйство трудится без устали.

Здесь же расположен и нью­йоркский аквариум с несколькими павильонами и бассейном для дельфинов. Его чуть не смыло во время всё того же Сенди…

Местному населению, как и здешним постройкам, от природы достаётся изрядно. Однако – живут и стоят…

BRIGHTON BEACH

Это вообще – «отдельная песня». Район совершенно уникальный  не столько видом или расположением, сколько своим совершенно специфическим народонаселением. Здесь какая­то иная шкала ценностей и человеческих взаимоотношений. Это не стоит хвалить либо осуждать, потому как здесь просто всё иное, исключительно своё.  Оно здесь родилось и здесь же пригодилось.

Сама по себе улица Брайтон Бич, или Little Odessaне, образец архитектуры. Да ещё и «бонусный плюс» в виде круглосуточно­шумного  добавления целой какофонии звуков, издаваемых поездами сабвея, что передвигаются по накрывающей проезжую часть эстакаде.

Здесь много аптек и продуктовых магазинов. Достаточный  выбор различного рода ресторанных заведений, которые интерьером больше чем на дешёвое кафе не тянут, но кухня очень даже ничего…

Речь в основном русская, но это совсем не эксклюзив, потому как и в других районах Нью­Йорка русский язык не редкость. Местного колорита добавляет лишь особый «одесский акцент» и те брайтоновские особенности поведения, о которых я уже упоминал ранее.

БРАЙТОНОВСКИЕ
ЗАРИСОВКИ

«ВСТРЕЧА ДРУЗЕЙ»

( В вагоне метро)

Два персонажа солидного возраста. Один одет с претензией на продвинутую интеллигентность… Светлый плащ, дорогие туфли, пиджак с «водолазкой», на которой красуется широченная серебряная цепь. Его внешний вид не портит даже (извините) незастёгнутая ширинка…  Так – «творческий беспорядок»… Манеры  свободно-­уверенно­громкие, говорящие окружающим: «Видите! Я человек состоявшийся!»

Второй гораздо скромнее видом. Просто джинсы и лёгкая короткая куртка. Такое же и поведение – «без наворотов».

Судя по всему, они повстречались случайно, а потом у второго возникло желание зайти в гости к первому. Тот, хотя в принципе и не  против, но ему совершенно не хочется нести какие­либо расходы, связанные с визитом гостя… Разговор тем временем развивается следующим образом (для простоты восприятия буду называть их первый и второй).

Второй: – Давай перед домом твоим зайдём в магазин. Купим что­-нибудь поесть-­выпить…

Первый: – Да я уже поел на Манхэттене. Конечно, если ты есть хочешь – я могу тебе что­то дома предложить. Правда, у меня еды никакой нет…  Так, десяток пельменей завалялся, но это же тебя не устроит…

Второй: – Я и говорю – давай зайдём, купим…

Первый: – Слушай! Так ты же говорил, что едешь в аптеку (называет адрес) лекарство своей супруге заказать, а это две остановки до Брайтона. Если же ты сразу ко мне поедешь, значит,  в аптеку сегодня не успеешь, а это нехорошо… Давай выходи у аптеки, а потом, если не передумаешь, позвони и приезжай…

Второй соглашается и выходит…

Первый (звонит по телефону): – Ларочка! Я минут через десять буду. Ты водичку поставь на огонь – я пельмени поем… Друг где? Да не знаю я… Он почему­то  в последний момент передумал к нам ехать. Вспомнил, что у него дела какие­то.

ПРИСТУП ДОБРОТЫ

(Разговор с соседкой
по квартире)

– Андрей. Вы же собираетесь бегать десять дней в парке, а у нас в это время дожди часто…

– Я в курсе, не первый раз приезжаю…

– Так вот…  У меня в шкафу плащ есть. Он мне совсем не нужен, только место занимает. Я давно думала – кому бы его подарить, а тут такой случай. Возьмёте?

– Спасибо, у меня свой есть.

Далее идёт долгое упрашивание взять плащ, после чего я, наконец,  соглашаюсь…

– Идёт. Если плащ вам совсем не нужен, я его возьму…  А когда начнётся дождь – отдам тому, кто будет в нём нуждаться. Так вы и от плаща избавитесь и кому­то доброе дело сделаете…

– Хорошо! Только вы его мне потом вернёте?..

ИМЕНИНЫ

(В ресторане)

Зашли мы с Тимуром пообедать в один из «русских» ресторанов,  где по его словам: «Приличная кухня и столь же приличные цены». Всё это оказалось правдой.

…Поначалу зал был практически пуст. Лишь в дальнем углу два мужичка налегали на водку, громко делясь новостями своей жизни, да за соседним столиком две бальзаковского возраста девушки лениво потягивали вино, иногда тыкая вилками в скромную закуску. Чуть позже стало понятно, что их визит сюда был оправдан голодом несколько иного рода… Буквально через пару минут после того как мы сделали заказ, они начали активно интересоваться нашим выбором блюд, а потом и их качеством: «У вас суп как называется?.. А шашлык тут не жёсткий?..»

Поняв, что нас, кроме еды,  ничего не интересует, потеряли к нам всяческий интерес. Зато свой уход «оформили» так, что в зале наступила настоящая немая сцена…

Поели, попросили ещё что­то упаковать «с собой», вышли…  Через несколько минут возвращаются и одна, обращаясь к официанту: «На улице такой дождь, а я зонтик свой забыла… Впрочем, глядя на вас,  немудрено всё на свете забыть. Кстати – вы женаты?..»

Тем временем на двух больших столах появились таблички «RESERVED» и тарелки с закусками. Чуть позже за одним из них начали устраиваться те, кому я сразу дал определение «брайтоновские бабушки». Дедушки, конечно, тоже были, но в меньшем количестве и не столь колоритные…

Если бы вам пришлось встретить одну из тех бабушек на когда­то родных для неё просторах, вы бы сразу пришли к выводу: «Она из Америки, жизнь у неё удалась, и «стоит» она если не миллион долларов, то точно его половину…»

Старательно ухоженные лица с правильным макияжем и аккуратно выщипанными бровями. Манеры…

К моему удивлению,  они начали выгружать на стол огромные бутылки с тоником, колой и прочими газировками (здесь напитки с собой приносят). Только я успел спросить Тимура: «Неужели они такое количество воды выпьют?», – а он ответить: «Да нет, просто большой объём дешевле…», как по соседству с «детскими» бутылками появились не менее объёмистые сорокаградусные «собратья»… Стало понятно, что бабушки,  во­первых,   здоровья отменного, во­вторых,  скоро здесь  будет шумно…

И наконец, те самые именины, которые я вынес в подзаголовок. Помните, ещё один стол был зарезервирован? Там  действительно начался сбор гостей для празднования дня рождения очень интеллигентного вида старушки. Компания же родственников оказалась не столь «породиста», даже наоборот…

Один  из, скажем так,  «сыновей»  с самой первой минуты пребывания в ресторане всем своим видом показывал, что он тут главный и просто жаждет какого­нибудь скандала, чтобы своё огромное «Я» ещё раз продемонстрировать. Особенно мне запомнился один диалог, который я назвал «Вместо здрасте»…

…Гостей почти полный набор. К столу подходит ещё одна женщина и начинает искать глазами себе место. «Сынок» громогласно её «приветствует»

– А ты, собственно, КТО?

– Я?! Мила… Жена (такого­то)

– Да я знаю, что ты Мила! А муж твой где?

– У него дела, он не смог прийти…

– Понятно. А ты тогда чего  припёрлась?!

Женщина  тем временем  находит себе место и спокойно садится за стол… То  есть  люди просто поздоровались! А вы что себе подумали?

ТРАНСПОРТ

Нью­Йорк – город не просто большой, он огромный. Судите сами – на то, чтобы добраться от места жительства в Бруклине  до  места старта в Квинсе, мне нужно было затратить не менее двух часов. И большая часть этого времени уходила на сабвей  или трейн (если по­местному), или метро (а это уже по­нашему). Считаю, что этому грандиозному сооружению, с которым город живёт уже больше столетия, нужно посвятить отдельную главу.

NEW YORK CITY SUBWAY

Почти половина путей проложено совсем не под и даже не по земле, а исключительно над ней.  Вагоны круглосуточно грохочут по эстакадам на уровне крыш двухэтажных домов и выше. Первые линии, которые появились почти полторы сотни лет назад, тоже были надземными, некоторые из них являются действующими и поныне. История же «подземки» как таковой  начинается с 1904 года, когда запустили первые подземные участки.

Сегодня нью­йоркский subway – самый большой в мире по количеству станций, их 468. А если сложить все используемые пути, то их получится более тысячи  трёхсот километров.

Отличительной особенностью «подземки» является то, что поезда идут по маршрутам, переходя с линии на линию. Если поезд данного маршрута останавливается на каждой станции, значит,  он локальный. Ну, а если встаёт «очень иногда» – экспресс. Всего маршрутов 24,  и обозначены они буквами или цифрами.

Ну, и в завершение этой экскурсионной статистики – самая глубокая станция «191 стрит» расположена  на шестьдесят метров ниже уровня земли, а самая высокая «Смит­стрит – 9 стрит» – почти в тридцати метрах над землёй. Она же, кстати, и самая высокая в мире. Все станции имеют названия тех улиц либо знаковых объектов, куда осуществляется выход – очень удобно, особенно для людей не местных.

Как всем этим запутанным хозяйством пользоваться? Не скажу, что очень просто, но и не сильно сложно. Если вдруг соберётесь в Нью­Йорк,  советую посвятить несколько часов изучению карты метро и приблизительному выбору маршрутов. Это даст хоть и некоторое, но всё­таки представление. Конечно же, оно рассыплется в прах, когда вы решите спуститься под землю на 42­й и Таймс­сквер, например…  Настоящий разноуровневый  муравейник! И по количеству ходов, и по скоплению спешащих в разных направлениях людей.

Тут главное – не теряться, а следовать по указателям, и не стыдиться спрашивать – той ли дорогой иду и на ту ли платформу пришёл. Обращаться можно к кому угодно, в помощи вряд ли откажут. И за язык беспокоиться не нужно, даже если ваши познания в английском не блещут правильностью произношения – Нью­Йорк город иммигрантов…

Смело говорите: «Извините, сэр (мэм), я иностранец. Мой английский очень плох. Здесь на Бруклин?» Если и это сложно, тогда ещё проще: «Бруклин?» Вам доступно объяснят – уедете вы отсюда в Бруклин или в обратную сторону, то есть в Бронкс или Квинс. После чего обязательно подскажут – на какую платформу следует перейти. А вообще – всё написано на указателях. И не забывайте смотреть на номер маршрута поезда, иначе даже с правильной платформы можете укатить не туда.

Ещё один «штрих»,  с которым сам столкнулся в прошлом году. Платформа та, маршрут тот, и вдруг в вагоне обнаруживаю, что моя остановка в перечне пропущена…  Безо всякой паники спросил ближайшего из сидящих рядом пассажиров: «А куда  она, собственно…делась?», – он объяснил, что я сел на экспресс,  и мне просто нужно выйти на одной из станций для пересадки на локальный поезд.

Сам проезд в сабвее весьма комфортен, потому как кондиционеры везде и лишней толкотни даже в часы пик не наблюдал + спокойный вход­выход.

Ещё одно удобство – реальная экономия средств  при «дальних заездах». Прокатил при входе MetroCard,  и можно в течение двух часов пользоваться возможностями бесплатного перехода в автобус. То же самое и в обратном порядке…

И последнее. Американская подземка – это море всяких интересных персонажей. Народ исключительно свободный. И в одежде, и в манерах поведения. Каждый занят тем, что ему нравится, при условии, что это не унижает прав окружающих. Очень популярно «активное слушание музыки»,  то есть человек   не просто замкнул личный мир наушниками, он из него активно «выпрыгивает» посредством некоего танца или пения. В эту поездку запомнился чернокожий парень, который очень красиво «пел дуэтом с наушниками» на весь вагон…

МИМОХОДОМ

Интересная особенность нью­йоркского общественного транспорта – особая лихость его перемещения. На остановках всё  чинно­спокойно. Никто никого не торопит. А потом поезд или автобус срываются с места  и... жди резкого торможения в любую секунду. Так что   держаться нужно всегда…

Андрей ХАЧАТУРОВ

Фото автора

Продолжение следует

 

Комментарии  

 
0 #1 Александр 11.07.2014 09:54
Что вижу - то и пишу. Конечно, есть и такой стиль :) .
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 
< Июля 2014 >
П В С Ч П С В
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      

Простая математика
Курсы валют на 21 Ноября (cbr.ru)
byrBYR29.62(-0.10)
usdUSD59.27(-0.36)
eurEUR69.67(-0.69)
uah10 UAH22.37(-0.12)
Встреча, Газета , Ооо