Баннер
СРОЧНО!

Домой Добавить в закладки Twitter RSS Карта сайта

ГосМКБ «РАДУГА» имени А.Я. Березняка. Ракеты типа Х-55 Печать
07.03.2013 08:09

Продолжение. Начало в №8

Перед ХАПО, кроме изготовления опытной партии для обеспечения летных испытаний, была поставлена не менее масштабная задача - налаживание массового выпуска ракеты Х-55. Производство расширялось, переходя к поточному, оборудовались новые площади.  

В июне 1983 года последовало решение о проведении модернизации комплекса с ракетой увеличенной дальности. Ракета получила обозначение Х-55СМ.

Однако возросшая масса вынудила ограничить число ракет на подкрыльевых узлах Ту-95МС.

Первыми к освоению нового комплекса приступили в семипалатинском 1223-м ТБАП, куда 17 декабря 1982 года прибыли два новых Ту-95МС. Уже в феврале экипажи полка начали отработку пусков Х-55 (срок сам по себе достаточно примечательный - обычно при переходе на новую технику к боевому применению приступали лишь через год-полтора). Этому способствовали продуманность и технологичность комплекса с высокой степенью автоматизации, упрощавшей проверку и подготовку к пуску.

С 1984 года к переучиванию на Ту-95МС приступил 1226-й ТБАП той же семипалатинской 79-й ТБАД.

Помимо многократно повышенных боевых возможностей комплекса, в эксплуатации выявилась практичность и удобство самих ракет в работе. В части они поставлялись в полностью готовом виде в сборе, в герметичных контейнерах, обеспечивавших длительные сроки хранения без какого-либо обслуживания. Проще выглядела заправка, не говоря уже о предполетном контроле и автоматизированном предстартовом цикле ввода данных. Это позволило серьезно повысить интенсивность боевой подготовки - практически каждый экипаж ДА имел на своем счету не только учебные тактические, но и практические пуски Х-55, а многие успели отстрелять на полигоне несколько, а то и до десятка ракет.

Соответственным выглядел и налет экипажей, проводивших в воздухе за год в среднем 120 ч (у командиров доходило и до 180 - 200 ч). В полках проводилось по две летные смены в неделю, остальные дни отводились на подготовку и обслуживание техники. Задачей экипажа являлся выход в расчетный район, коррекция местоположения и отработка операций тактического пуска в намеченной точке, где вся процедура осуществлялась бортовой автоматикой.

В середине 80-х годов в двух дивизиях ДА, оснащенных Ту-95МС  с крылатыми ракетами, было организовано боевое дежурство, для несения которого в каждом из полков выделялся наряд самолетов, полностью заправленных и снаряженных для выполнения поступившей боевой задачи. В ходе проведенных в 1986 году учений эти силы продемонстрировали свои возможности - группы самолетов из Узина и Семипалатинска, преодолев тысячи километров, прошли над полюсом и появились у побережья США и Канады. Тогда же в структуре ДА определилось разделение на, собственно, «дальников», несших службу на Ту-16, Ту-22 и Ту-22М, и части стратегических ядерных сил (СЯС) на Ту-95МС, способных решать задачи в глобальном масштабе с межконтинентальной досягаемостью. Вскоре отряд Ту-95МС комдива 106-й ТБАД
М. Башкирова выполнил рекордный 36-часовой полет вдоль границ СССР, преодолев с дозаправками более 25 тыс. км.

Поступление Ту-1 60 в ВВС началось в 1987 году. Опытная машина поднялась в воздух 18 декабря 1981 года, серийное производство было развернуто на Казанском авиазаводе. Если при разработке Ту-95МС возникли серьезные проблемы с размещением на борту требуемого запаса ракет, то у Ту-160 подобных трудностей не было. 275-тонная машина поначалу компоновалась под вооружение тяжелыми сверхзвуковыми ракетами внушительных размеров и массы. Они и определили габариты двух грузоотсеков размерами с железнодорожный вагон каждый. От тех ракет отказались в пользу более эффективных крылатых ракет, однако гру-зоотсеки переделывать не стали. При 11-метровой длине в каждом из них «с запасом» размещались MKV- 6-5У с шестью Х-55, а расчетная 40-тонная боевая нагрузка позволяла нести штатный вариант вооружения из 12 ракет без ограничений по топливу и взлетной массе.

В силу особенностей ракетного комплекса, у которого задача наведения строилась относительно места старта, в буквальном смысле служившего отправной точкой для работы ИНС, вопросы точной навигации приобретали определяющее значение, особенно с учетом того, что большинство маршрутов и расчетных районов пуска находились над безориентирными океанскими и ледовыми просторами. Помимо навигационно-прицельной РАС Ту-160 оборудовался астро-инерциальной навигационной системой дальнего действия, позднее дополненной и системой спутникового позиционирования. Аппаратура подготовки и пуска ракет обладала расширенным объемом запоминающего устройства и числом каналов, обеспечивающих синхронную работу с 12 ракетами. Компьютерная система управления ракетным оружием, включающая 12 ЦВМ, выполняла комплексную обработку информации от навигационного комплекса по координатам, курсу и скорости, выставку гироплатформ ракетных ИНС, ввод цифровых данных в аппаратуру ракет и контроль. Высокая степень автоматизации упростила работу экипажа, повысив надежность и точность работы системы, что не раз демонстрировалось при строевых пусках.

Первые Ту-160 поступили в апреле 1987 года в 184-й гвардейский ТБАП, находившийся в г. Прилуки на Украине. Уже через три месяца, 1 августа, экипаж командира полка В. Гребенникова выполнил первый в части пуск Х-55. За ним последовали и другие экипажи, причем тактические и реальные пуски выполнялись достаточно часто, зримым подтверждением чему были не только записи в летных книжках, но и штабеля ракетных контейнеров у склада.

Возможности ПВО по перехвату маловысотных крылатых ракет, особенно при их массовом применении, в середине 80-х годов оценивались как весьма небольшие - так, одной из наиболее эффективных мер представлялся заградительный зенитный огонь. Обороняющаяся сторона оказывалась поставленной перед задачей своевременного перехвата самих ракетоносцев до «разделения целей», что было более чем проблематичным - самолеты следовало обнаружить еще до выхода на эти рубежи, навести на них истребители (требовавшие дозаправки или использования вынесенных аэродромов) и загодя провести перехват.

Предполагалась постройка ста Ту-160 (столько же, сколько запланировали получить В-1 американцы). Однако начавшаяся перестройка, последовавшие хозяйственные и экономические проблемы, а за ними и распад Советского Союза ограничили число поступивших в 184-й ТБАП само-летов 21 ед. (два из них принадлежали к машинам раннего выпуска, быстро выработали ресурс и не числились среди боеготовых). По договору об ограничении стратегических наступательных вооружений, подписанному в июле 1991 года, число крылатых ракет воздушного базирования (к таковым относились ракеты с дальностью более 600 км, т.е. Х-55 и Х-55СМ), которыми мог располагать СССР, составляло 1 440. Договором тщательно прописывались многие детали: так, для каждого ракетоносца Ту-95МС устанавливалась квота в 8 ракет и, соответственно, БЧ к ним с общим числом 672 ед.

С распадом СССР оказалось, что на территории России осталась лишь малая часть прежних авиационных стратегических сил - два десятка Ту-95МС в Моздоке. Сохранить единую стратегическую группировку Вооруженных сил не удалось, к тому же в ходе дележа выяснилось, что дислоцированный на Северном Кавказе полк формально является подчиненным оставшейся на Украине авиадивизии, само наименование которой теперь звучало насмешкой - 106-я ТБАД имени 60-летия СССР. Все остальные ракетоносцы вместе с ракетами и ядерными боезарядами оказались в Казахстане и на Украине, где находились, соответственно, 40 Ту-95МС в Семипалатинске, 25 - в Узине и 21 Ту-160 -в г. Прилуки. Вместе с самолетами на украинских базах оставались ракеты типа Х-55.

Очевидно, что ни Казахстану, ни Украине ракетоносцы были не нужны, - об этом открыто заявлялось их министерствами обороны, считавшими, что «им и летать некуда, к тому же нет средств на их обслуживание» (содержание в боеготовности одного Ту-95МС в год обходилось в 215 тыс. долларов). О боевой подготовке речь тем более не шла  ввиду отсутствия подготовленных полигонов (а вскоре и летчиков), сами же носители полетных заданий к ракетам своевременно были вывезены в Россию.

С Казахстаном удалось договориться достаточно быстро, обменяв тяжелые бомбардировщики на предложенные российской стороной истребители и штурмовики. К 19 февраля 1994 года все Ту-95МС были перегнаны на дальневосточные аэродромы, где ими были оснащены 182-й и 79-й ТБАП. Переговоры с Украиной тянулись долго и, казалось, никогда не кончатся. В конечном итоге в счет долгов за газ  украинской стороной были переданы три Ту-95МС и восемь Ту-160, перелетевшие в Энгельс к февралю 2000 года. Вместе с ними договором предусматривалась передача крылатых ракет. Остальные машины ожидала печальная участь - согласно договору СНВ, Украина к декабрю 2001 года должна была избавиться от стратегических бомбардировщиков, и они вместе с вооружением пошли на слом.

В российских ВВС к июлю 2001 года находились 63 самолета Ту-95МС и 15 Ту-160 с числящимися за ними КР. При многочисленных проблемах и крайне небольшом налете «дальников» боевая подготовка продолжается, в том числе с выполнением дальних полетов, работой с арктических аэродромов и ракетными стрельбами.

Первый практический пуск Х-55СМ с борта Ту-160 российских ВВС был выполнен экипажем подполковника А.Д. Жихарева 22 октября 1992 года. В июне 1994 года четыре Ту-95МС и Ту-160 принимали участие в учениях СЯС России, отработав тактические пуски над Северным морем и затем выполнив реальную стрельбу Х-55СМ на полигоне с самолета подполковника С. Данильченко. В сентябре 1998 года группой из четырех Ту-95МС 184-го полка были произведены пуски Х-55 в районе полигона Северного флота, откуда ракеты прошли 1 500 км до цели. В ходе учений «Запад-99» в июне 1999 года пара Ту-95МС из Энгельса выполнила 15-часовый полет, дойдя до Исландии, и на обратном пути произвела пуск Х-55 по учебной цели в районе Каспия. В октябре 2002 года экипаж Ту-160 подполковника Ю. Дейнеко в ночном полете прошел маршрутом над приполярными районами, выполнив очередной практический пуск Х-55СМ. 14 мая 2003 года четверка Ту-95МС и шесть Ту-160 участвовали в учениях, охватывавших район Персидского залива и Индийского океана. Пуски Х-55 с борта энгельсских Ту-95МС вновь проводились и в ходе стратегической командной тренировки наземных, морских и воздушных СЯС в феврале 2004 года.

Прекращение «холодной войны» и смена стратегических приоритетов сделали необходимым оснащение авиации новыми типами ракетного оружия большой и средней дальности, требующимися для решения возникших в новое время задач. На место прежнего сценария глобального ядерного конфликта пришли взгляды более прагматичные и предполагающие достижение целей «меньшей кровью» и более эффективными средствами - прежде всего, локальным неядерным поражением с выводом из строя отдельных объектов и ключевых пунктов инфраструктуры противника, а также решением других возникающих задач, требующих буквально точечного воздействия. Первостепенной проблемой при дальнем ударе неядерными средствами стало существенное повышение точности. Ядерный же заряд с солидным радиусом поражения с лихвой компенсировал расчетные стометровые отклонения от намеченной цепи; обычная ракета с фугасным зарядом даже крупного калибра, несущая 200 - 400 кг взрывчатки, требовала в буквальном смысле прямого попадания (особенно с учетом «штучного» применения). Отработанный способ наведения с помощью ИНС с коррекцией по рельефу необходимой точности не обеспечивал. КВО следовало довести до значений, сопоставимых с размерностью типовых объектов в десятки метров - отдельных строений, укрытий, пусковых установок, самолетных стоянок и т.п. Повысить точность позволяли новые методики, включая оптико-электронную коррекцию и спутниковую навигацию (тем более что подобными средствами поражения уже обладали армии западных стран, убедительно продемонстрировав их преимущества в ряде конфликтов - операции «Дезерт», «Шторм» и на Балканах).

Оптико-электронная коррекция развивала принципы телевизионного самонаведения, хорошо зарекомендовавшего себя в тактических УР и КАБ. На этапе коррекции сканируемое головкой ТВ-изображение местности сопоставляется с эталонной цифровой картиной и характерными ориентирами в памяти вычислительного устройства, выдающего  команды на парирование возникающих отклонений. КВО при этом исчисляется величинами в несколько метров. Задача, однако, осложнялась необходимостью самостоятельного распознавания объекта системой наведения - «техническим зрением» (в предыдущих телевизионных системах привязку ГСН осуществлял летчик). Реальные цели обладали сложной формой и при экспериментах не «читались» машиной, настроенной на простые модели. Одной из таких целей при отработке служил типовой энергообъект с характерными контурами сооружений, оказавшимися достаточно сложными для четкого распознавания и захвата, к тому же по-разному освещенными, с меняющимися тенями, ракурсами и т.п.

Система глобального позиционирования с помощью спутников позволяла создать единое навигационное поле в масштабах всей земной поверхности. Параллельно с получившей известность американской системой CPS начинала строиться советская система ГЛОНАСС, включавшая орбитальную группировку из 24 спутников. Ее организация началась в 1982 году, заняла 14 лет и потребовала колоссальных усилий и расходов. В отличие от GPS, допускавшей коммерческое использование, отечественная система создавалась на средства Министерства обороны и полностью служила интересам заказчика. С опорой на ГЛОНАСС работал навигационный комплекс Ту-160 - первый в нашей авиации.

Использование системы ракетным комплексом позволяло качественно улучшить точностные характеристики, даже с учетом известного нарушения функционирования ГЛОНАСС в постсоветский период - годами не выделялись средства на ее поддержание, не обновлялось оборудование и не находилось замены вышедшим из строя спутникам, из-за чего к 1997 году в строю их оставалось только 17, что не обеспечивало постоянного покрытия земной поверхности.

К слову, военные изначально энергично выступали против использования спутниковой навигации для наведения крылатых ракет, ссылаясь на ее уязвимость - в случае войны противник с очевидностью постарался бы вывести спутники из строя или изолировать мощными помехами. В то же время противная сторона полагала «третью мировую» все менее вероятной (хотя бы в силу проигрышного для всех участников результата), все более развивая эффективное и высокоточное оружие, основополагающей опорой которого являлись как раз спутниковые системы.

Одновременно рассматривались предложения оснащения крылатых ракет силовыми установками, более совершенными, чем Р95-300 с 20-летним возрастом (к тому же производившимися на ставшем зарубежным Запорожском заводе). Ряд типов двигателей малой размерности был разработан ОКБ «Люлька-Сатурн», омским МКБ и АМНТК «Союз». Однако все эти образцы изготавливались, в лучшем случае, как опытные, и новые ракеты конструкторы «Радуга» проектировали под прежний РДК-300.

Материал из книги «Авиационные стратегические ударные комплексы» (Издательский дом «Военный Парад»)

Продолжение следует.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 
< Марта 2013 >
П В С Ч П С В
        1 2 3
4 5 6 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Простая математика
Курсы валют на 24 Июня (cbr.ru)
byrBYR30.97(-0.22)
usdUSD59.66(-0.49)
eurEUR66.68(-0.47)
uah10 UAH22.92(-0.19)
Встреча, Газета , Ооо