Баннер
СРОЧНО!

Домой Добавить в закладки Twitter RSS Карта сайта

Взлетная полоса Владимира Кондаурова Печать
31.10.2012 12:30

В воскресенье 28 октября 70-летний юбилей отметил наш земляк заслуженный лётчик-испытатель СССР, Герой Советского Союза Владимир Николаевич Кондауров. Мы встретились с ним буквально накануне дня рождения, говорили, как водится, о жизни, а она у полковника Кондаурова всегда через край…

Символично, на мой взгляд, и то, что родился Владимир Николаевич в День армейской авиации, правда, это праздник летчиков, находящихся за штурвалами боевых вертолетов, а он по жизни испытывал боевые самолеты, тем не менее, авиация стала его судьбой.  
– Если отталкиваться от биографии, – начал свой рассказ летчик, – то у меня, как у Шукшина: родился где-то на Алтае, в деревне, но не у калины красной, а у черемухи. Авиацией в нашей деревне и не пахло, ни родители, ни родственники никогда не имели к ней никакого отношения. Домашние были страшно удивлены, когда в школе я начал увлекаться планеризмом. Ездил летать на планеродром, и они тогда считали, что я там ерундой какой-то занимаюсь, куда-то летаю…
Учиться в школе Володе было некогда: все мысли были об аэродроме. Рос он в послевоенные годы, и в его памяти осталось совершенно дикое детство, когда летом с мальчишками скитались в горах, питались тем, что там произрастало. Может, поэтому, смеется юбиляр, у него никогда никакой аллергии не было: организм ко всему был готов.
Едва оперился, попал в инструкторы
Летное училище первоначального обучения, куда было поступил Владимир Кондауров, закрыли в 1960 году, когда Никита Хрущев разгонял авиацию. Он как раз попал в это время. Снова поступил, но уже в Качинское высшее военное авиационное училище лётчиков, окончил его с отличием. «Кача – это самое первое в России летное военное училище, образованное в 1910 году. Кстати, у меня на юбилее будет легендарный Степан Анастасович Микоян, он выпустился из училища в 1941 году, а я в 1942-м родился», – рассказывает летчик.
Как одного из лучших учеников на курсе начальник училища оставляет выпускника Кондаурова инструктором, причем работает он не с первокурсниками, как это обычно делалось, а со старшекурсниками, которые готовились к выпуску. Практически сразу стал обучать летунов на сверхзвуковом истребителе МиГ-31.
Сам бывший курсант, приступив к обучению, налетал на этом самолете всего 15 часов, потом старшие инструкторы «натаскали» его еще часов на 30. В первый год  «желторотому» инструктору дали только трех курсантов, причем лучших. Выпустил он их отлично, без каких бы то ни было замечаний к учителю.
А молодой инструктор  в то время загорелся одной мечтой, скорее, это была даже пламенная страсть – стать испытателем.  И поделился он ею с одним летчиком, заместителем начальника училища, у которого тоже была мечта – стать космонавтом. Лейтенант и полковник, по сути, мечтали одинаково. Про мечту Владимира быть испытателем каким-то образом (понятно каким – через заместителя) узнал начальник училища. И пообещал молодых инструкторов, которые хорошо делают свое дело и куда-то стремятся, направить в испытатели. И действительно, личное дело лейтенанта Кондаурова ушло в военную испытательную организацию – научно-испытательный институт военно-воздушных сил (НИИ ВВС), который был образован в 1920 году на Урале, потом перебазировался в Москву.

Тернистый путь в испытатели
Конечно, такое заявление начальника училища не очень понравилось другим инструкторам и командирам. За какие такие заслуги, задавались они вопросом, ведь некоторые здесь по 10-15 лет трудятся, а этот только пришел, и через год его в испытатели...
«На меня, – делится Владимир Николаевич, – все смотрели косо. А в это время в нашей эскадрилье, в одном из звеньев, разбивается инструктор вместе с курсантом. Начальник училища мне говорит, извини дорогой, сейчас не судьба, надо ведь кому-то курсантов учить. В общем, мне добавили еще двоих, группа стала в два раза больше, я должен был их выпустить, а после этого можно и в испытатели.
А курсантов дали «отпетых», намучился с ними страшно. Один любил поддать, второму эта учеба и полеты были постольку поскольку: парень из деревни не понимал тонкостей летного искусства. Ему бы трактором управлять, а самолет ведь существо тонкое, грубости не прощает.
Начальнику училища, видимо, стали говорить, что не справляюсь со своей задачей. Тогда я собрал своих курсантов, говорю: ну что, вы мне хотите дорогу в испытатели перекрыть. Попросил: попробуйте, потерпите, до выпуска осталось чуть-чуть».
Ребята действительно старались, держались. В общем, молодой инструктор их выпустил, причем «тракторист» слетал с командиром. Последний после посадки не удержался, сказал Владимиру: «Гляжу на тебя и думаю, как ты выжил. Твой «тракторист» меня чуть не убил на четвертом развороте».
– Вы-то первый раз, товарищ полковник, – ответил тот, –  а я к нему уже привык, знаю, как он себя поведет в той или иной ситуации…
А дальше наступила мертвая зона: начальник училища в отпуске, никаких решений не принимается, лейтенанта Кондаурова в отпуск выгоняют, он ждет, время идет, следующий курс уже на подходе. Кинулся тогда наш герой к начальнику кадров, оказалось, что его личное дело находится еще в институте ВВС, назад не вернулось. Уговорил, в общем, кадровика, чтобы тот направление дал.
Однако в институте генерал констатировал, что время прошло, на его место взяли другого человека. Но один вариант все же предложил: назначить на нелетную должность помощника инженера, а когда место освободится, обещал перевести на так называемую летную клетку. Естественно, молодой летчик согласился. Через полтора года освободилась «клетка», и Владимир стал полноправным испытателем.
Самый молодой заслуженный
26 лет длилась восторженная песня испытателя небу. Владимир Николаевич испытывал для ВВС разные сухопутные самолеты: истребители, бомбардировщики, перехватчики (МиГ-21, МиГ-23, МиГ-25, МиГ-27, МиГ-29, МиГ-31, Су-15, Су-17, Су-24, Су-27 и другие).
Он рос, ему доверяли все больше, техника становилась все сложнее, сначала получил квалификацию летчика третьего класса, второго, потом первого, потом заслуженного. Кстати, заслуженного летчика он получил в 37 лет, став в Советском Союзе вторым, кто в таком возрасте получил высокое звание (первым был шеф-пилот микояновской фирмы Федотов, погибший в 1984 году).
Потом была Феодосия и испытания самолетов для морской авиации. Там в это время завершалось строительство авианосца, того единственного, который у нас сейчас плавает в Северном море. Нужно было выходить на ходовые испытания, на нем должны были базироваться истребители, которые испытывал полковник Кондауров, только не сухопутные, а корабельные – МиГ-29К и Су-27К.
«Истребители сажали на аэрофинишер – устройство, за которое цепляешься гаком, чтобы затормозиться. По должности там я вырос, – делится Владимир Николаевич, – до замначальника испытательного управления по летной работе и занимался подготовкой испытаний этих корабельных истребителей. Когда авианосец вышел в Черное море, я пролетал и проплавал как ответственный по организации испытательной работы на корабле три года».
За мужество и героизм, проявленные при испытании новой авиационной техники, Указом Президиума Верховного Совета СССР полковнику Кондаурову присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».
Русский джин из бутылки…
Когда случился развал Союза, летчику-испытателю исполнилось 50 лет, он готовился уйти в отставку в 1992 году, служить в украинской армии не намеревался. А тут новый главком Украины, старый знакомый Владимира Николаевича, предлагает ему организовать авиашоу на истребителях МиГ-29 в Канаде и США, но не от России, а от Украины.
Уговорил главком полковника подготовить летчиков, и они под его руководством  полетели в Америку. «Я, – вспоминает летчик, – впервые был за границей, никакого авиашоу в жизни не видел. Но не боги горшки обжигают. Четыре месяца мы странствовали по американским городам и весям, прошли 17 городов, пользовались огромным успехом. Помню, как в США мне лично инспектор авиационной федерации по безопасности в Оклахома-Сити сказал: «Разрешаю вам выступать без ограничений».
До этого в двух городах выступали, нам выставляли определенные ограничения, но это обычная практика, в каждом аэропорту это есть. В Оклахома-Сити мы выступали три дня, после чего мне вручили специальный значок с алмазом и надписью «Лучшему из лучших». После, в Сент-Луисе, пришел получать ограничения, а мне говорят, вам нет никаких ограничений. Я честно предупредил: «Вы знаете, что при этом выпустите русского джина из бутылки, потом не жалуйтесь».
Изменил программу, увеличив ее на 14 минут (у остальных было 7-8 минут). Чего только мы им не показывали! И воздушный бой устраивали, и петли крутили, и палубную посадку демонстрировал (не садился, конечно, до конца, а перед самой посадкой уходил на колокол, это фигура такая)»…
После авиашоу полковник Кондауров перебрался в Россию и в конце концов оказался в Дубне. Пока ждал квартиру (4 года), руководил аэродромом в Борках и жил там с женой. В 65 лет сказал себе: хватит, надо отдохнуть. Кстати, сын Владимира Николаевича окончил то же училище, и что интересно, в 14 лет, как и отец, прыгнул с парашюта, вылетел самостоятельно на планере, причем с того же самого аэродрома…
«Одно время сын летал на МиГ-29, потом пытался стать испытателем, но испытывать было нечего, в конце концов демобилизовался из армии майором, приехал в Дубну, работал в Аэрофлоте, летал на ТУ-154, на Airbus А-320, а сейчас он командир Superjet 100», – с гордостью заключает В.Н. Кондауров.
«У Вовки два затылка – счастливый будет»
– У Вас были случаи, когда приходилось, к примеру, нарушать инструкцию, принимать решения ей вопреки? – поинтересовались мы.
– Я бы не сказал, что вопреки, просто в соответствии с обстоятельствами. Конечно, приходилось. За 26 лет испытательной работы всякое бывало. Одним везет, другим фатально нет.
– Вы везунчик?
– Да, серьезно, везунчик на протяжении всей жизни. Помню, еще мальчишкой мама меня гладила по голове, в это время заглянула соседка и сказала: «У Вовки два затылка, значит, счастливый будет. Так по жизни меня эти слова и сопровождают. Но я бы не сказал, что сижу здесь, потому что везунчик. Жизнь летчика зависит и от профессионализма, и от опыта. Когда я пришел в испытатели и начал работать (24 года было), каждый год гибли мои товарищи, и я через пять-шесть лет вдруг понял, что до пенсии вряд ли доживу…
– Скучаете по небу?
– Сейчас уже не так, спокойнее отношусь, а вначале вообще не понимал, как это я не буду летать на реактивной технике. Просто так я могу слетать на любом самолете (в Борках и летал), но это же не то, не дает удовлетворения: когда я медленно набираю высоту, «шкрябаю» ее по метрам, чтобы набрать тысячу, мне надоедает. Потому что помню, как за минуту набирал 10 тысяч метров. Так, иногда взлетаю, вот недавно слетал на одном биплане, но у него возможности-то ограничены. Ну, взлетел, ну, сел, он меня слушается, но дальше мне не интересно. Надо, чтобы было первый раз, чего я еще не знаю. Второй раз уже не интересно.
– Страх когда-нибудь испытывали?
– Бывало всякое. Я же катапультировался один раз с истребителя. Это был перехватчик МиГ-31,  самый скоростной в мире, который и сейчас не сдал своих позиций. Он делает то, что американский с точки зрения тяжелого дальнего истребителя не может.
У него два двигателя. Мне с одним все время везло, а тут на два не повезло: оба встали, и их заклинило. Это был первый серийный истребитель, только с конвейера сошел, я его облетывал в Горьком. На высоте 17 тысяч метров сначала один движок встал, потом другой. Я падал вниз, поскольку, чтобы запустить двигатели, высота должна быть гораздо меньше. Турбины еще вращались, надеялся, что запустятся, но их по очереди заклинило. У меня отказала система управления, гидравлика, все. Стало тихо-тихо, я был в облаках… Вижу, самолет заваливается, вынужден был катапультироваться. И второй пилот тоже (самолет двухместный).  Приземлились за 150 км от Горького, в лесу, на болотах.
– Как выходили оттуда?
– Нас нашел поисковый вертолет. Я же везунчик. Причем это было буквально перед моим 40-м днем рождения. Холодно, дождь, стоим на опушке леса, думаем, что за ночь запросто околеть можем. Перед катапультированием координаты передал, вертолет пришел в это место, а уже темнело, и мы шум винтов слышим, но не видим, и он нас тоже. Начали стрелять сигнальными «ракетками», благодаря им нас и обнаружили. Вертолет уже уходить собрался, темнело, тут один из спасателей в иллюминатор сигнал увидел…

Татьяна Крюкова


P.S. В.Н. Кондауров не только летчик с большой буквы, он замечательный рассказчик и автор двух изданных повестей. Первая называется «Взлетная полоса длиною в жизнь», вторая – «Бизнес и воздушные приключения». Если вам попадутся эти издания,  обязательно прочитайте, не пожалеете.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 
< Октября 2012 >
П В С Ч П С В
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30        

Простая математика
Курсы валют на 29 Июня (cbr.ru)
byrBYR30.82(+0.19)
usdUSD59.54(+0.66)
eurEUR67.69(+1.73)
uah10 UAH22.83(+0.26)
Встреча, Газета , Ооо