Баннер
СРОЧНО!

Домой Добавить в закладки Twitter RSS Карта сайта

Чтобы не было беды Печать
09.07.2012 10:39

Чем дальше по времени отодвигается трагедия, разыгравшаяся на Московском море вечером 18 июня, и унесшая жизни юных земляков (ее долго обсуждали и интернет-сообщество, телевизионные и печатные СМИ), тем больше вопросов возникает.

Главные из них: можно ли чувствовать себя в безопасности и быть уверенным за безопасность своих детей на окружающих город многочисленных водоемах, в привычных для дубненцев местах отдыха?
Наивно думала, как и родители этих мальчиков, что безопасно плавать, тем более в районе городского пляжа, можно, но, увы, все оказалось совсем не так радужно. Конечно, сейчас никто не может точно сказать, что именно происходило в тот день близ городского левобережного пляжа, когда двое 16–летних подростков решили искупаться. Версий и предположений случившегося очень много, но факт один: поиски ребят, вещи которых были найдены на берегу, длились около двух суток  и завершились поднятием тел…
Вещи по официальной версии обнаружили практически на границе между пляжем и каменистой дамбой, то есть, если стоять лицом к морю, то справа от песчаного пляжа, а ребят нашли на противоположном конце, в яме, слева от пляжа.
Глазами родителей
Когда в редакции «Встречи» появились родные и близкие утонувших мальчиков, чтобы поделиться тем, с чем они столкнулись, находясь практически с первых минут  обнаружения вещей на месте поисков, наше сердце содрогнулось – горе, ведь спрятать невозможно: оно таилось в глазах, словах, жестах и женщин, и мужчин.
«Мы пришли, – сказали они, – рассказать из первых уст, как все было, чтобы прекратить распространение догадок и домыслов, чтобы несчастный случай с нашими детьми (благополучными хорошими парнями, спортсменами) не остался без внимания общественности, и их гибель чему-то научила, предотвратила для кого-то беду».
Начали с того, что экспертиза еще не закончена, однако предварительное заключение сделано, оно констатирует, что никакого физического воздействия на детей не было, причина смерти – механическая  асфиксия при утоплении.  Дальше семеро взрослых, в чьи семьи пришла беда, говорили по очереди, спокойно, не перебивая друг друга.
– Следствие утверждает, что трагедия случилась вне зоны пляжа, но мы считаем, что это не так. Она произошла на территории пляжа.  
– Информация, что один мальчик не умел плавать, неточная: мой ребенок плавал, недостаточно хорошо, но не так, чтобы утонуть…
– Ребята замечательные, провожали их в последний путь большое количество людей. Почему–то уходят лучшие…
– Посмотрите, разве это место не похоже на пляж? – показывает фотографии папа одного из подростков. – А говорят, что их нашли вне зоны. Это же пляж, правда, границы не обозначены.
– Ребят нашли в трехметровой яме, мы делаем выводы, что дно было не обследовано. Сезон открыт с 1 июня, мальчики погибли 18.
– Мы все дни ведущихся поисков ходили туда вечерами, отдыхающие там есть, а вот спасателей, чтобы они на смотровую площадку выходили, не видели, может, из окон как–то выглядывают… Начальник станции говорит, что есть дежурные, по три человека, мы лично не видели. Вопросов много.
– Дети пришли купаться на пляж, куда мы их отпускаем, уверенные, что вернутся они живыми. В тот день был сильный шторм, волны. Почему детей допустили к воде, где они, спасатели?..
– На любом море, курортах в шторм купаться запрещается, там на этом построена безопасность, а здесь нет запрещения. Взяли бы и выгнали купальщиков с пляжа. А в тот день люди в шторм плавали.

– Мы ищем очевидцев, но, вы представляете, чтобы вещи купальщики оставили в одном месте, а сами пошли плавать совсем в другое.
– Я прибежал туда первый, вещи лежали у спасателей, а не на месте. То есть, не дождавшись ни полицию, ни кинологическую службу, их перенесли, – говорит Валерий, папа одного из мальчиков.
– Полиция зафиксировала, что вещей на месте не было?
– Да, конечно…
– Нет оперативности, люди тонут, а на спасательной станции есть водолазы, нет обмундирования. Дед Стаса, погибшего мальчика, побежал в ВРГС, для того чтобы кого–то задействовать, и начать поиски.
– У них круглые сутки должен сидеть спасатель на вышке. Но не было.
– Недалеко от берега яма, про которую все знают, причем случай с нашими детьми не первый. Яма ничем не огорожена. Если это не зона пляжа, то можно, например, поставить  сетку на столбах, чтобы туда с территории пляжа нельзя было попасть. Тогда не будет негодования близких…
– Искали ребят там, где была найдена одежда, но там нечего было искать, бесполезно…
– Нас все насторожило: мы ходили дальше по дамбе, а детей нашли в противоположной стороне.
Сами спасатели, как утверждают родные мальчиков, помогали им во всем: они нашли вещи ребят, ответили на звонок родителей, они же и тела из ямы подняли.
«Поймите, мы не хотим, чтобы пляж закрыли, место здесь хорошее, красивое, но не безопасное. Нам хочется, чтобы пляж дооборудовали, и он был готов к купальному сезону полностью.

Во-первых, мы предлагаем огорадить (пометить) зоны резкого увеличения глубины, другими словами, ямы. Во-вторых, – запретить плавание во время шторма. В-третьих, четко огорадить территорию пляжа. В-четвертых, у  спасателей всегда должно быть наготове все необходимое снаряжение. В-пятых, спасатели должны действовать строго по инструкции. В-шестых, привести в порядок санитарное состояние пляжа, чего в настоящее время и в помине нет», – заключили родственники ребят.
Глазами спасателей
Начальник водно–спасательной станции «Иваньковская» О.Ю.Серебрякова обозначила проблемы, с которыми сталкивается ее служба, и которые догола обнажила случившаяся трагедия с мальчиками. И благоустройство пляжа, с которого мы начали разговор, вернее, его отсутствие, не самая большая из них.
«Во–первых, пляж на море официально никому не сдавался и никем не принимался. В этом сезоне работы по благоустройству территории пляжа вообще не проводились, к урнам и кабинкам никто и близко не подходил. Правда, нога человека здесь все–таки ступала: водолазное обследование очистки дна пляжа (ограниченного буйками пространства) проводили, видела сама, как работали водолазы», – прокомментировала Оксана Юрьевна.
– Это зафиксировано в акте? – поинтересовались мы.
– Да. Водолазное обследование дна точно было, весной, когда идет приемка баз стоянки для маломерных судов и для отдыха граждан в летний купальный сезон. ГИМС все эти объекты принимает: туристические базы, все причальные сооружения, городские пляжи, яхт–клубы  – все, что находится по береговой зоне, урезу воды.
А больше ничего не было сделано: не покрашены кабинки, урны, не выставлены зонтики, не открыт питьевой фонтанчик, не отсыпан песок, не проведены пробы воды, не выставлен туалет вообще – пляж не готов.
– Кто за это отвечает?
– ООО «Протон»…
– А кто выставляет буи на пляже?
– Выставляем сами, никому не поручаем, потому что сложный рельеф дна, и нам очень важно, чтобы буи были выставлены в правильном месте. Учитывали две составляющие: нужно было обойти места проблемного плавания – все эти овраги (ямы), которые испокон веков там существуют. Их можно наблюдать поздней весной, когда садится лед. Каждый овраг, каждое русло речки сразу хорошо видно.
В этом году немного дальше отодвинули заднюю границу пляжа, чтобы обезопасить себя от квадрациклов и маломерных судов, которые базируются на причале ДМЗ. По правилам же техники безопасности зоной пляжа считается зона с глубиной дна не более двух метров. Там, где очень долго идет пологое дно, которое ограничивается слева старой косой.
Овраг начинается за косой, если выстраивать перпендикуляры, то он начинается от ближнего к нам металлического гаража метров через сто вглубь акватории. Овраг с очень резким свалом (обрыв) от 3,5 до 4 и 5 метров. Ребят как раз там и нашли.
У нас этот угол самый опасный, все что происходит, происходит исключительно в этом месте. Да там еще очень неудобная для обзора береговая линия. Берег имеет форму естественной бухты, удален, да еще и за строениями находится. Но овраг расположен существенно за зоной пляжа.
– Не было попыток огородить это место, выставить хотя бы буи.
– Когда-то они там стояли, и, когда у нас есть возможность, то мы сами их ставим, но,  вообще–то, этим должен заниматься «Протон». Мы сами выставляем аншлаги, обозначаем места для купания, а их выдергивают ежегодно, не знаю, кому они нужны.
Кстати, место для купания детей установили мы, спасатели. Единственный аншлаг, который стоит на пляже – это ограничение места для купания детей. В прошлом году писали предупреждение, что запрещено купаться как раз там, у оврага. Но все это временно, ненадолго.
В этом году, поскольку пляжем никто не занимался, обозначить вопрос с аншлагами  было некому. Спасатели туда ходят регулярно, предупреждают, что здесь купаться нельзя, здесь овраг. И нарываются на ненормативную лексику…
– Если возвращаться к трагедии…
– Последний раз с мальчиками разговаривал приятель в полвосьмого вечера, а мы обнаружили их вещи в 22.00. В тот день был очень сильный шторм, высота волны 90 –110 см. Купающихся не было, были загорающие, день был солнечный, и на пляже было много детей. За зоной пляжа серфингисты «летали», видимо, профессионалы. Больше никого.
– Яма, где нашли ребят, в зоне видимости спасателей?
– Если только специально туда идем, а со станции, с обычных точек обзора это место не видно. Мы ходим пешком по береговой линии.
– Это то, что положено делать по инструкции?
– По инструкции мы обязаны выставить вахтенного наблюдателя, а уж, с каких точек ведется наблюдение, определяем сами.
– Вещи ребят, когда их обнаружили, оставались на месте, где их нашли, или их перенесли?
– В 23.00 вещи были уже на станции, была полиция и родители. Шел процесс описывания вещей. В пять утра (ночью поисковые операции не проводятся) начались поиски. Конкретно в тот день и ночь дежурили Алексей Федоров и Анатолий Колесов, именно Анатолий и нашел ребят, сначала одного, затем другого. Это профессиональные спасатели, аттестованные, как положено.
– Станция оборудована водолазным снаряжением?
–  В нашем подразделении своего снаряжения нет. Есть первоклассные специалисты–водолазы, но работать им не в чем. На второй день поисков спасатели, несмотря на все ограничения и правила, погружались с личным оборудованием…
– Какие Вы считаете в дальнейшем должны быть предприняты меры, чтобы трагедия не повторилась?
– В первую очередь нужно поставить запретительный аншлаг… В администрации города обещали поспособствовать в приобретении аншлагов и водолазного оборудования. Что касается оврага – он естественный, и даже если его будут чем–то засыпать, он все равно в этом месте снова намоется. Единственное – можно восстановить косу по границе пляжа бетонными блоками, как мы уже предлагали лет пять назад, тогда весь песок будет намываться в сторону пляжа, и можно будет его расширить.

Татьяна Крюкова

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 
< Июля 2012 >
П В С Ч П С В
            1
2 3 4 5 6 7 8
10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

Простая математика
Курсы валют на 26 Апреля (cbr.ru)
byrBYR29.78(-0.12)
usdUSD55.85(-0.23)
eurEUR60.79(-0.05)
uah10 UAH20.97(-0.05)
Встреча, Газета , Ооо