Баннер
СРОЧНО!

Домой Добавить в закладки Twitter RSS Карта сайта

Испытание судьбой Печать
29.10.2020 06:43

Каждому человеку за отпущенный ему на земле временной путь предопределено судьбой пройти через разные испытания. Кому несколько, а кому одно, но такое, что и врагу не пожелаешь. И от того, как он их проходит, так или иначе, - складывается его жизнь. По молодости особо не задумываешься над тем, почему один уверенно шагает по терниям, а другой раз споткнется и сдается. И лишь с возрастом начинаешь понимать значение заложенных в тебе качеств от рождения, осознавать роль в твоей судьбе твоих предков, тех самых, о которых мы зачастую так мало знаем и которыми даже не всегда интересуемся…

 

Тимофей Зотов ежегодно, освободившись от всяких дел, обязательно уезжал на недельку-другую в свои родные с детства края, в Псковскую область. Земля исконных россиян, не побывавших под татаро-монгольским игом и веками боровшихся против засилья Запада. Вот и сейчас, едва разложив вещи в старом родительском, уже несколько лет пустующем, доме, торопливой походкой направился к своему любимому месту на обрывистом берегу реки Великой. Устроившись поудобней на старом высохшем пне, огляделся вокруг: «Красота какая!»

Здесь деревенской тихой ранью

На зорьке загалдят грачи.

Здесь на глухой лесной поляне

Исходят током косачи.

Здесь озорник растрепа ветер

Березкам косы теребит.

А ива, загрустив под вечер,

О чем - то с омутом молчит.

Душа его наполнилась чувством нежной любви к этой древней и родной земле русской. На глазах навернулись не прошенные слезы. Он невольно задумался, всматриваясь туда, где за поворотом, вниз по течению, по обоим берегам реки расположился Псков. Здесь его предки стояли насмерть, защищая свой город от недругов. Деды и прадеды во многих поколениях были искусными мастерами кузнечного дела, выковывая с одинаковым усердием и мечи, и плуги. Даже ему по молодости пришлось постоять у горна, раздувая меха. В детстве, забегая к отцу в кузню, он подолгу заворожённым взглядом смотрел, как раскаленный кусок металла, полыхающий неистовым светом, под ударами молота постепенно приобретал знакомые формы. Но каждый раз после этого подолгу вглядывался в небо, в его голубую бездонную высь, невольно соизмеряя в душе тайну кузнечного искусства с тайной свободного полета.

Как ни хотел отец видеть в нём продолжателя семейной профессии, но пятый океан манил мальчишку с необъяснимой силой. Тем более что до аэроклуба ДОСААФ было рукой подать. Для начала его приняли в отряд парашютистов. Первый прыжок, первый восторг от заставляющего замирать душу падения, от нахождения в огромном воздушном океане. Первые попытки управлять своим телом в свободном падении. При этих воспоминаниях Тимофей, сдвинув густые черные брови, даже головой покачал в осуждение своего юношеского порыва быстрее познать неизвестное. Небо испытывает смелых, но не всегда из этих испытаний они выходят победителями. Ему тогда удалось.

Незаметно затесавшись в группу парашютистов сборной ВДВ, он оказался на борту самолета АН-12. Выброска произошла на высоте 4000 метров. До этого он прыгал с гораздо меньшей высоты и в коротком свободном падении успевал лишь слегка ощутить на своем теле воздушный поток. А теперь можно было падать больше минуты и как опытные спортсмены покрутить виражи, спирали, сальто. Несколько неудачных попыток и он в штопоре. Воздушный поток вращал его тело с такой скоростью, что отдельные кучевые облака в синем небе превратились в сплошную белую массу. От ощущения смертельной опасности в груди повеяло ледяным холодом, сжимающим сердце. Но мысли не путались, память работала как никогда четко: парашют раскрывать нельзя, стропы закрутятся в жгут. Чтобы остановить вращение нужно сгруппироваться и резко раскрыться, вытягивая руки и ноги. Одна попытка, другая. Вращение продолжается. Драгоценные секунды уходят, земля угрожающе приближается. Отчаяние прибавляет сил. Ещё раз!!! Вращение ослабевает. Вспыхивает радостная надежда, что еще успеет, что самого ужасного не произойдет. Вот и долгожданная остановка. Он падает на спине лицом вверх, туда, где безмятежно продолжали плыть белоснежные облака. Быстро перевернувшись, рванул кольцо и, уже физически ощущая близость земли, ждал, с тоскливой болью в сердце ждал как чуда раскрытия парашюта. Он принял землю уже ослабевшими ногами, привычно кувыркнулся набок и долго лежал на траве не шевелясь, заново оценивая жизнь, как огромное счастье. С тех самых пор и дал себе зарок не идти на поводу необдуманных желаний.

Тимофей поднял голову и, вглядываясь в мелкую водную рябь от внезапно налетевшего ветерка, попытался освободиться от нахлынувших воспоминаний. Но мысли помимо его воли текли и текли сами собой, как воды реки Великой.

Судьба сложилась так, что путь свой в военную авиацию он прокладывал уже на берегах другой великой русской реки. И путь этот был не самым коротким. Сначала учебный авиационный центр, полеты на поршневых, а затем и на реактивных самолетах. Инструктор, бывший летчик-истребитель, фронтовик, вручал ему ключи от неба, посылая в первый самостоятельный. Освоение лётного дела шло легко, с радостным ощущением того, что воздушные просторы – это его стихия. Небесная любовь окончательно поселилась в его сердце. Но не она одна. Его сердце готово было тогда впитать в себя всю радость жизни, романтический взгляд на которую он перенес и на Татьяну. Ему казалось, что именно она, веселая, задорная, может стать его подругой на том пути, который он выбрал. Но разве можно предугадать какая из молоденькой девушки может получиться женщина в будущем. Один Господь Бог знает.

Чтобы значительно сократить время до получения желанного диплома летчика-инженера, решил экстерном закончить высшее военное лётное училище. Каких трудов это стоило! Но не зря же он из породы кузнецов. Ковать, не семечки щелкать, работа мужская. Вот и профессию себе выбрал - не на печи лежать. Впереди боевой авиационный полк, служба по охране воздушных границ. Но, чтобы стать надежным щитом, еще предстояло научиться воевать. С этими мыслями и летал, упорно совершенствуя мастерство воздушного боя. Летная работа обязательно подбрасывает - и не раз, и не два, особые случаи в воздухе. Кто выдерживает, тот продолжает идти вперед. Выдерживал испытания и он. Как-то на взлете сломалась основная стойка шасси. Посадил истребитель на оставшуюся, сохранив его целым. Когда попал на посадке в сильнейший снежный заряд, не растерялся, сумел сесть без приключений. Собрались было представить к ордену, да передумали, - молодой ещё, как бы не зазнался.

Три-четыре года пролетели как один. Теперь он летчик первого класса, командир звена, инструктор, уже учит молодых. Дорога к военной карьере открыта. Но не она занимает его мысли. Внутри давно тлело и чем дольше, тем больше разгоралось желание стать испытателем. Мозги требовали научной, творческой работы.

Окунувшись с головой в полеты, не сразу заметил изменение в поведении Татьяны. Жизнь в авиационном гарнизоне её явно не устраивала. Хотелось городских развлечений, новых впечатлений. Начались обиды, упреки, жалобы на пропавшую молодость. На его неоднократные предложения завести ребенка отвечала категорическим отказом: «Чтобы он рос в таких условиях? Никогда!». Его земная любовь не выдерживала испытаний, а он не находил сил расстаться с ней. Домашние ссоры начали сказываться на работе. В очередной раз не выспавшись, стал замечать, что в полете ему не хватает собранности, концентрации внимания, особенно при перехватах цели ночью в сложных метеоусловиях. Упускал показания некоторых приборов, поздно реагировал на изменение ситуации. Внутри нарастало ощущение надвигающейся опасности и понимание того, что ходит по самому краю. Спасибо командиру, организовал перевод за границу. Узнав новость, Татьяна повеселела, превратившись в прежнюю веселую хохотушку. Гарнизон в Венгрии оказался довольно солидным, ухоженным, располагался недалеко от крупного города. Жизнь в семье наладилась, и полеты пошли веселей. Только вот мечта стать испытателем не покидала его и толкала на принятие активных действий. Узнав, что для новой профессии требуется иметь серьезные инженерные знания в области самолетостроения, добился поступления в академию на заочное отделение.

С рождением сына земное счастье хлынуло свежим потоком неизвестных до этого чувств. Как он радовался малышу, его первым неуверенным шагам, впервые произнесенным словам, маленьким ручкам, крепко ухватившимся за шею отца. Казалось, небесная любовь в его душе соединилась и тесно переплелась с земною.

Поиски путей к испытательной работе однажды увенчались успехом, – он зачислен слушателем в Центр подготовки летчиков-испытателей. Год-другой напряженной учебы и он будет причислен к той небольшой группе летчиков экстра-класса, которые дают самолетам путевку в жизнь. Да, среди небесных дорог он выбрал не самую легкую, и более опасную, но зато впереди его ждет интересная, полная творческих поисков жизнь. И действительно, впереди его ждали неизвестные испытания и не только в небе.

В этом месте своих воспоминаний Тимофей неожиданно встал, спустился к реке, нагнулся и, нервно зачерпнув ладонями холодную воду, несколько раз плеснул себе в лицо. Постоял, невидящим взглядом уставившись в противоположный берег, вытерся, и нехотя поднялся к своему пню.

Он предполагал, что Татьяна негативно отнесется к их новому месту проживания в степях, где располагался испытательный полигон. Но чтобы так категорично: «Я в этой « дыре» жить не буду ! Выбирай, или мы, или твоя работа». Никакие доводы и просьбы не помогали. Значит ему выбирать между сыном и своей мечтой? Так пришло к нему первое испытание.

Жить без творческой испытательной работы он уже не мог. Но чтобы успешно испытывать в небе, нужно научиться владеть своими чувствами на земле. Это стало правилом его жизни.

Неизвестно, как сложилась бы его дальнейшая судьба, если бы не один случай. Сейчас, уже после всего, что ему пришлось пережить, он все равно благодарен ему. Видимо кто–то сверху решил компенсировать его потерю в семейной жизни.

Прилетев в командировку в один из крупных городов на Волге, он поздним зимним вечером добирался на электричке до завода, где рассчитывал поселиться в гостинице. Устав в дороге, задремал и проснулся, когда кто-то мягко толкнул его в плечо. Открыв глаза, увидел перед собой молодую миловидную женщину, сообщившую ему, что дальше поезд не идет и надо выходить. На платформе выяснилось, - обратно электричка пойдет только утром. Незнакомка, увидев на его лице полную растерянность, вдруг засмеялась одними добрыми глазами и предложила переждать до утра в её квартире. Так он познакомился с Наташей, потерявшей мужа в Афганистане, и её маленьким сыном, лепетавшим что-то на своем языке. Потом не понадобилось много времени, чтобы понять, - она и есть его половинка, друг и жена, понимающая тебя с полуслова. Началась новая полоса жизни, даже не светлая, а вся искрящаяся счастьем. В небе испытания, минуты огромного напряжения нервов и сил. К примеру, в полете в кабину вдруг начинает валить дым. Что делать? Сигнала о пожаре нет, но ведь дыма без огня не бывает. Самолет просто так не бросишь. Чтобы было чем дышать, разгермитизировал кабину и до самой посадки сидел как на углях, ожидая самого худшего. В другой раз за 500 км от аэродрома отказала одна гидросистема. Перешел на резервную, лечу и думаю: «А если и эта сдохнет?» Останется только покидать неуправляемую машину. А под крылом бомбы висят. Так и вез их на собственных нервах до запасного аэродрома. Однажды на опытном истребителе отказало автоматическое управление и самолет швырнуло на такую отрицательную перегрузку, что глаза кровью налились. Слава Богу, высоты хватило, успел выйти из крутого пикирования. И так каждый раз: на нервах, на нервах. Но какая радость, когда выходишь победителем и знаешь, что на земле тебя ждут. Ждут с нетерпением все и семья, в которой царит климат всеобщей любви. Не от этой ли любви у них с Наташей появился на свет ребенок, теперь уже общий сынок.

Годы идут. Вот и наши старшие выросли. Оба выбрали путь в авиацию. И это моя вина, это я передал им свою любовь к ней. Они выросли по моим рассказам о той, непередаваемой никакими словами и красками красоте, которая открывается человеку в небесных просторах. О том, что летать, значит жить в полную силу. Ох, знать бы тогда, чем все это обернется в будущем. Я всем сердцем одинаково любил их обоих. Но испытания в небе, небесная любовь, требовали к себе слишком много внимания, отнимая его у сыновей. А своего я и так видел два три раза в году. Может быть это была плата за ту гордость, которую носил в душе перед ними? Ведь они только вступали на тот путь, которым я шел уже много лет.

Такие невеселые мысли не дают покоя уже много лет. Тимофей горестно покачал головой, машинально вытер на щеке слезы и в который уж раз перед глазами возникла картина проводов старшего, Дмитрия. Пойти в летчики не получилось, зрение подвело, и он решил поступать в военное инженерное авиационное училище. Прощаясь на вокзале, весело воскликнул: «Отец, вот увидишь, я еще стану инженером-испытателем и напишу тебе своё первое полетное задание! Обязательно дождись».

Они дождались… его трагической гибели в этом училище. Следствие потихоньку замяли и они с Наташей до сих пор не знают подлинных обстоятельств, при которых Дима ушел от них навсегда. Да и не мудрено в начале 90-х. Тогда вся огромная страна, которой он служил верой и правдой, не знала, что с ней будет дальше, а хищники в образе человеческом рвали её на куски и спешили прибрать к рукам её богатства. Кому там было заниматься погибшим курсантом. Это только их безутешное горе, незаживающая в сердце рана.

И чувства, словно голые кусты,

И ночи, словно тени под глазами.

А дни, как ночи, темны и пусты.

Душа жива, но вся сочится болью.

И уж не светит огонек вдали,

И осенью изящной, золотою

Не принесут надежду журавли.

Не зря в народе говорят: коль пришла беда, отворяй ворота. Второй, его приёмный сын, собрался поступать в военное летное училище. Как они не отговаривали Игоря, он твердо заявил: «Отец, я хочу закончить тоже училище, что и ты. А когда стану опытным летчиком, пойду в испытатели, тебе на смену». Он бы добился своего, если бы не эта чертова война на Кавказе, смертельной преградой вставшая на его пути. Молодого летчика, только начавшего осваивать штурмовик, отправили участвовать в боевых действиях. Над Чечнёй и подбили самолет ракетой, у самой земли. Может и удалось бы Игорю удачно посадить штурмовик на брюхо, но впереди по курсу был аул. Очевидцы говорят, летчик до конца отворачивал от него плохо управляемую машину.

- Что же это за жизнь такая, - недоумевал Тимофей, - в которой счастье и горе идут рядом в обнимку.

Со стороны видней, но не больней...

И только через резь сердечной боли

Мы понимаем, что такое горе,

Как не хватает близких нам людей.

А горе, как лакмусовая бумажка, быстро проявляет, кто есть кто. Они с Наташей и устояли, потому что были как одно целое. Да и сынишку Антона надо было еще растить и растить. Но ничто не проходит бесследно. Земные испытания изменили его и внешне, и внутри. Походка уже не прямая и бодрая, в глазах поселилась постоянная грусть.

Тогда он не знал, что судьба готовит ему новые испытания. После очередного полета на истребителе его из кабины вытаскивали техники. Боль в спине не позволяла двигаться. Через несколько дней отказали ноги. Затем операция на позвоночнике и год на то, чтобы заново научиться ходить. С небом пришлось распрощаться навсегда.

Впереди ждала пенсионная жизнь инвалида. Его отчаянию не было границ. После напряженной творческой летной работы в гражданской пенсионной жизни больше всего боялся растерять самого себя. Чтобы активно жить и работать, нужно инвалидность оставить в прошлом, - настойчиво стучало в мозгу. Началось лечение и специальные упражнения не один год. Иногда опускались руки, терял всякую надежду на успех. В такие минуты мысленно обращался в прошлое: «Не забывай, ты из породы кузнецов и будешь ковать, пока не получишь то, что задумал». К тому же жена была рядом, ободряя и помогая, чем могла. И успех пришел. Со стороны никто уж и не догадывался, каким он был раньше. Но он-то знал! Сердце не выдержало и стало работать с перебоями. Иногда надолго замирает, как бы раздумывая, стоит ли продолжать. В такие моменты мозг пронзала одна и та же мысль: «Не успел! Не успел поставить сына на ноги». Жена уговорила идти на операцию. Одна…другая…третья. Все обошлось. Сейчас вон, стучит потихоньку уже не один год. Антон отучился, психологом стал. Да и сам даром времени не терял. Новую профессию освоил. Задумчивое лицо Тимофея на крупной голове с сократовским лбом разгладилось от морщин, засветилось вдруг каким-то внутренним светом. Он смотрел на знакомый изгиб реки, на её берега, поросшие ивняком, на нежную зелень яровых, видневшихся вдали, и тепло любви к родным местам, давшим ему силы на все испытания, прихлынуло к сердцу.

Здесь можно тайно, со слезами, лицом уткнуться в лебеду.

Так в детстве бегали мы к маме, чтоб лаской отвела беду.

Без сожаленья кануть в Лету, но чтоб потом, в кругу ином

Ольхой подняться над рекою, увидеть снова отчий дом.

Тот сруб над безымянной речкой, где машет мне через века

России образок извечный – березы белая рука.

Тимофей чуть не задохнулся от полноты чувств: «Долго испытывала меня судьба на прочность, да видно успокоилась». В народе говорят: чем дольше борешься за жизнь, тем больше ею дорожишь. Так оно и есть. Внутри сейчас весенним ручейком снова звенит радость жизни. Радость к этому огромному и удивительному миру Природы.

Пусть дожди, пусть снега, ветры злые,

Мою память попробуй умерь.

Ведь со мной в небесах над Россией

Радость взлетов и горечь потерь.

Тимофей поднялся, распрямил плечи и уверенной походкой направился к родительскому дому.

Но его Судьба-злодейка не успокоилась. Впереди Тимофея ожидал самый черный день в его жизни - день, когда погибнет его третий сын, Антон. Казалось, был подрезан под корень весь смысл дальнейшей жизни. «Где найти силы, чтобы перенести это страшное испытание? Откуда почерпнуть само желание продолжать жизненный путь?» – будет спрашивать он без слов у Наташи, безгранично дорогого ему человека. И в мудрых глазах любимой женщины он прочитает ответ: «В любви, дорогой, в нашей любви. И наши дети будут с нами, пока мы будем жить».

В.Н.КОНДАУРОВ

P. S. Стихи летчика-испытателя и поэта Михаила Фролова.

 
 
< Октября 2020 >
П В С Ч П С В
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 30 31  

Простая математика
Данные с ЦБР временно не доступны. Приносим свои извинения за неудобство.
Встреча, Газета , Ооо