Баннер
СРОЧНО!

Домой Добавить в закладки Twitter RSS Карта сайта

В двух словах не расскажешь Печать
13.02.2020 05:42

Цикл зимних заседаний программно-консультативных комитетов ОИЯИ завершила 52-я сессия ПКК по физике частиц, состоявшаяся 3-4 февраля

В начале первого заседания председатель комитета Ицхак Церруя представил информацию о выполнении рекомендаций предыдущей сессии, вице-директор ОИЯИ Рихард Ледницки рассказал о решениях осенних сессий Ученого совета Института и Комитета полномочных представителей государств – членов ОИЯИ. Затем была заслушана информация о проекте Стратегического плана долгосрочного развития ОИЯИ – сообщение о подготовке раздела, касающегося физики частиц, сделал вице-директор ОИЯИ Борис Шарков.

Основной темой этой (как, впрочем, и ряда предыдущих) сессии ПКК по физике частиц стало обсуждение мега-проекта по созданию коллайдерного комплекса NICA. Этот фантастический по масштабу и сложности проект естественным образом разделяется на несколько подпроектов. Прозвучали и обсуждались четыре доклада. О ходе работ по реализации проекта «Нуклотрон-NICA» рассказал заместитель руководителя ускорительного отделения Лаборатории физики высоких энергий Анатолий Сидорин. О ходе работ по развитию инфраструктуры, включая нуклотрон – главный инженер ЛФВЭ Николай Агапов. О ходе работ по реализации проекта многоцелевого детектора MPD – руководитель проекта Адам Кищель. О ходе работ по реализации проекта «Барионная материя на нуклотроне» (BM@N) – руководитель проекта Михаил Капишин.

Предлагается интересная работа

Комментируя для прессы свой доклад, где, в частности, речь шла о затягивании сроков создания узлов бустерного ускорителя (согласно «ускорительной цепочке NICA, пучок тяжелых ионов из ионного источника должен поступать сначала в линейный ускоритель, оттуда – в бустер, из него – в нуклотрон и только после этого – в коллайдер), А.О. Сидорин отметил, что задержки объясняются в большой степени внешними причинами:

– ...Контрактами по производству элементов ускорителя, по строительству зданий. Не всегда выбираются адекватные производители, не всегда в договоры включаются какие-то меры воздействия на исполнителей, чтобы они придерживались контрактной дисциплины. Но вместе с тем есть и наши внутренние проблемы. Мы реализуем ускорительную установку на самом современном научно-техническом уровне, опыта работы с такими установками в Российской Федерации нет – это вызывает некоторые трудности. И есть трудности, связанные с подготовкой квалифицированных кадров – до сих пор ускорительная часть проекта NICA испытывает их недостаток.

Я обращаюсь к молодым людям (которые, возможно, увидят это интервью): приходите к нам на работу. Нам может быть даже не столько нужны глубоко образованные специалисты в очень широких областях, сколько люди, желающие работать. За короткое время мы сможем их научить тому, что необходимо делать у нас. А у нас работать очень интересно, необычайно интересно...

А с точки зрения физики-техники, в ближайшее время мы рассчитываем завершить сборку и тестирование бустера. От линейного ускорителя мы уже можем довести пучок до входа в бустер и в ближайшее время стартуем работой с пучком на этой новой ускорительной установке.

Когда пучок из бустера пойдет к потребителю, сказать трудно – это зависит не только от ускорителя, но и от инфраструктуры экспериментальной, от того, готовы ли потребители к нашему пучку. В лучшем случае к концу этого года мы надеемся получить пучок на выходе нуклотрона. Но это под большим вопросом. И, наверное, еще нет материально подтвержденной потребности в таком пучке. Конечно, хочется чем быстрее тем лучше, но посмотрим, как получится. Во всяком случае, 2021-й год можно более-менее уверенно называть началом программы фундаментальных исследований на NICA.

– Это в рамках плана?

– Наши планы корректируются в соответствии с нашим продвижением. В принципе мы укладываемся в рамки федерального проекта «Наука» (как известно, проект NICA вошел в число шести поддержанных правительством РФ проектов класса мега-сайенс). Конечно, у нас были более агрессивные планы, но не всегда агрессивные планы выполняются.

Делается очень много

По просьбе журналистов общую картину нынешнего этапа реализации мега-проекта NICA обрисовал заместитель директора ЛФВЭ по научной работе Юрий Потребенников:

– Мы официально провели стартовый сеанс запуска энергетических систем бустера, ввели в эксплуатацию компьютерный кластер, в целом работы идут по плану. Что касается детекторов (так обычно называют устройства, призванные фиксировать результаты столкновения частиц в ускорителях), то в эксперименте «Барионная материя на нуклотроне» сейчас первый физический результат готовится от имени коллаборации BM@N к публикации в реферируемом журнале. Сформирована коллаборация MPD, которая эффективно работает – уже четыре совещания прошли.

Инфраструктура развивается. На площадке уже стоят основы криогенного корпуса, хотя с ним задержка была большая. очень интенсивно ведутся работы по возведению здания № 17. В нем будет коллайдерный комплекс: кольцо, каналы два павильона MPD и SPD – это всё называется здание № 17. Его должны закончить к концу нынешнего года, это самая важная работа.... Ведутся работы по доставке сюда холодной части магнита... Очень трудно в двух словах описать, что делается на NICA. Очень много делается.

– А что будет в здании, обозначенном на схеме как «центр NICA»?

– В соглашении, которое мы подписали с правительством РФ, предполагается, что мы создадим центр для пользователей комплекса NICA. Люди, которые будут пользоваться услугами этого центра, должны быть где-то размещены, иметь соответствующее оснащение – компьютеры, залы для совещаний и т.д. Такой центр мы спроектировали предварительно, однако первый вариант оказался очень дорогим, пришлось его перепроектировать. Сейчас подготовлен проект в пределах тех средств, которыми мы располагаем. Планируется, что весной он будет передан в Главгосэкспертизу, надеемся, в апреле экспертиза завершится, после чего проведем тендер, и будем строить рядом с корпусом коллайдера это здание.

Там будет примерно 350 посадочных мест, большой конференц-зал на 250 мест, который можно трансформировать в несколько малых залов, четыре переговорные комнаты – залы на 20-30 человек, где можно проводить небольшие совещания, видеоконференции и т. п. И будет вычислительный центр – главный кластер нашего компьютерного комплекса, обладающий основными компьютерными ресурсами комплекса NICA.

Предусмотрен круглый павильон наверху здания – планируется в нем сделать смотровую площадку и кафе.

Ни в коем случае

не потерять

– Что представляет собой вычислительный центр комплекса NICA?

– Вычислительный центр NICA сделан исходно распределенным, он будет состоять из четырех кластеров. Первый кластер, так называемый онлайн-кластер, в который будет стекаться вся информация со всех установок комплекса и с ускорительного блока комплекса, – все события будут собираться воедино и рассылаться на обработку в офлайн-кластеры. И, кроме того, будет мониторироваться, как работает сам комплекс.

Еще три вычислительных кластера будут территориально разнесены. Один – в 216-м корпусе ЛФВЭ мы открыли в прошлом году, – уже запущен, по производительности он равен или чуть мощнее, чем Tier-2 в Лаборатории информационных технологий, то есть хороший кластер. Он пока загружен на 30-35 %, потому что еще не все задачи решаются на комплексе.

Аналогичный по вычислительным ресурсам кластер, как мы предполагаем, будет размещен в ЛИТ, однако он должен обеспечивать еще и хранение больших объемов данных. Сейчас они купили «робот» на 40 петабайт, из которых 16 выделили на NICA. При том что предполагается (в ходе экспериментов на коллайдере) получать порядка 10-30 петабайт в год, выделено не так уж много, но на данный момент это огромный объем данных. Уже стоит, уже монтируется этот «робот». И третий кластер – в «центре NICA», о котором я говорил. Он примерно вдвое мощнее будет, чем тот, что запущен в 216-м корпусе.

Почему делается территориальное распределение? Необходимо обеспечить надежность хранения данных. Если что-то случится в одном из кластеров, информация сохранится в других. Кроме того, везде хранение данных организовано с полным дублированием. Например, если надо хранить 5 петабайт, то монтируются 10 петабайт, чтобы не потерять ни в коем случае важную информацию.

Помимо этих 4 кластеров, каждый детектор и ускорительный комплекс обладает своей технологической сетью, которая и выдает нам нужные данные.

Отдельно о строительстве

- Как я уже сказал, 17-й корпус – самое главное, что сейчас делается. Мы находимся на стадии подписания последнего дополнительного соглашения, которое предполагает, что к концу года все строительные работы будут закончены. Параллельно с этим договорились с генподрядчиком, что мы сможем начать монтаж оборудования, не по завершению стройки, а по мере готовности зданий. И первое здание нам обещают сдать в марте, чтобы можно было начать монтаж ярма магнита детектора MPD.

Криогенная компрессорная станция – важный объект, который мы также должны в этом году достроить. Еще очень важно построить питающую подстанцию, которая будет обеспечивать каналы, идущие на детектор BM@N. Без этой подстанции мы не сможем в середине следующего года провести очередной сеанс.

Вернемся к сессии

Традиционно в ходе сессии прозвучали доклады о других проектах в области физики частиц, в том числе – проектах, реализуемых с участием сотрудников ОИЯИ в ЦЕРН (на Большом адронном коллайдере) и других зарубежных научных центрах. Членам ПКК были представлены научные доклады и стендовые сообщения молодых ученых. Завершили программу сессии общая дискуссия и принятие рекомендаций.

Подготовила Анна Алтынова, фото Игоря Лапенко

 
 
< Февраля 2020 >
П В С Ч П С В
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29  

Простая математика
Данные с ЦБР временно не доступны. Приносим свои извинения за неудобство.
Встреча, Газета , Ооо