Баннер
СРОЧНО!

Домой Добавить в закладки Twitter RSS Карта сайта

ОИЯИ: 25 лет новой эры Печать
19.04.2018 00:00

Международная конференция Объединенного института ядерных исследований «ОИЯИ: 25 лет новой эры», которая состоялась в день рождения Института и собрала в Доме международных совещаний высоких гостей, по сути предварила заседание весенней сессии Комитета полномочных представителей, состоявшееся на следующий день.

Оба дня для присутствовавших оказались насыщены эмоциональными и научными событиями. Нельзя не отметить интерес, с которым центральная пресса и участники международного форума задавали вопросы руководителям лабораторий после презентаций ведущих инфраструктур ОИЯИ. Мы тоже присоединились к коллегам и поговорили об ускорительном комплексе НИКА, о научной дипломатии и о сроках ввода в эксплуатацию фабрики тяжелых ионов.

Просто о сложном

Заместитель министра образования и науки РФ, председатель Комитета полномочных представителей ОИЯИ Григорий Трубников очень популярно и доходчиво объяснил уникальность ускорительного комплекса НИКА.

­ Никто в мире, подчеркиваю, это очень важная вещь, никогда не создавал подобных ускорителей, есть много коллайдеров (порядка 10­20) в мире, все они рассчитаны на высокую энергию.

На высокой энергии легче управлять пучком, легче организовывать взаимодействие пучков, столкновения, а вот коллайдер низких энергий, еще и сталкивая тяжелые ядра, которые очень трудно удержать в плотном сгустке, из­за кулоновского взаимодействия они все одинаково заряжены…

Их силами магнитов и диэлектрического поля стараются сжать в очень маленькое облако размером в доли миллиметров, а ядерные силы настолько огромны, что пытаются это облако «растолкнуть», чтобы частицы разлетались друг от друга в разные стороны.

Так вот,  создать такое маленькое облако из частиц сверхвысоких плотностей при сверхнизких температурах и на базе несколько сотен метров попасть по доли миллиметра, в точку, попасть так, чтобы с максимальной эффективностью произошел эксперимент ­  эта задача не удавалась пока в мире еще никому.

Мы понимаем, как делать ускоритель, как делать детектор, у нас очень хорошая профессиональная команда, которая проектирует и сооружает комплекс, но вот увязать эти три очень сложных процесса, не увязываемых, очень сложно. То есть мы постоянно вносим изменения в строительную документацию, потому что у физиков, у  ускорительщиков практически ежемесячно возникают какие­то нововведения, модернизация, только потому что в ЦЕРНе сейчас идет похожий эксперимент, но они у себя сделать уже ничего не могут  и пробуют статистикой накопить большее количество данных.

У нас есть уникальная возможность, глядя на ошибки наших партнеров, в хорошем смысле конкурентов, понимая, каких инструментов, каких рычагов не хватает на их установках, мы имеем уникальный шанс все дошлифовывать, донастраивать, но опасность здесь  ­  не увлечься. Потому что это очень серьезно влияет на строительную часть проекта, и нужно выдержать разумный баланс, чтобы учесть самые передовые технологии, уровни точности, но при этом выдержать сроки строительства. Это задача очень нетривиальная. Мне кажется, что у нас в стране подобные проекты, с подобной сложностью не создавались несколько десятков лет.

Поэтому здесь, кроме ОИЯИ, работают десятки крупнейших российских институтов, это  сибирские и уральские институты и  Санкт­Петербург, естественно, московский куст институтов Академии наук и ФАНО, потому что такой проект одному институту едва ли можно построить. Только сложением усилий, компетенций, квалификаций можно решить такую задачу.

Конечно, для России как страны­участницы это тоже крайне важно. Все ресурсы, которые идут на проект, мы распределяем на страны­участницы, они что­то  проектируют, изготавливают, поставляют сюда, то есть тем самым мы поддерживаем их производство, воспитываем инженерные и научные кадры. А те, кто занимается наладкой, сборкой оборудования, все работают здесь, ­ заключил Григорий Владимирович.

Не за горами синтез 119­-го

Директор Лаборатории ядерных реакций Сергей Дмитриев уточнил ход работ по строительству фабрики сверхтяжелых ионов.

­ Должен сказать, что сейчас самый ответственный момент. Когда вы собираете детский конструктор, первая часть идет очень быстро, а вот прилаживание всех маленьких деталей занимает самое большое время. Так сегодня и у нас. Мы завершили монтаж основного магнита, резонатора, вертикальной инжекции ­ теперь нужно сделать так, чтобы все системы работали в едином ритме. Такие пусконаладочные работы мы завершим примерно в мае и приступим к получению разрешительной документации.

В некоторых западных центрах, кстати, разрешения добиваются в течение нескольких лет, но мы надеемся, что к осени все разрешительные документы получим и в сентябре начнем реальный запуск ускорителя, нашего нового сепаратора, а в ноябре выйдем на первый эксперимент. Конечно, он не будет сразу нацелен на 119­й и 120­й элементы, это будут наши известные элементы – 114, 115, на них должны проверить отладку всех систем и добиться заложенных параметров. Уже в начале следующего года приступим к синтезу 119 элемента, ­ пообещал директор ЛЯРа.

Научная дипломатия ­ в действии

Полномочный представитель правительства Словацкой Республики в ОИЯИ профессор Станислав Дубничка, говоря о влиянии международной обстановки на физиков-­ядерщиков, отметил:

­ Если честно, политическая обстановка на науку не действует. Я здесь, в ОИЯИ, вырос. Впервые приехал в Дубну в апреле 1971 года, потом приехал еще на три года, но в итоге пробыл пять лет, потом работал в Институте по три месяца, затем занял пост заместителя директора Лаборатории теоретической физики, а когда академик Владимир Кадышевский возглавил ОИЯИ, остался директором ЛТФ. Поэтому могу твердо сказать: никаких политических влияний на науку не может быть. Мы знаем друг друга от «дальнего востока до дальнего запада», встречаемся с учеными из США, западной Европы. Другой вопрос  ­  политика играет огромную роль в поддержке этого сотрудничества, и здесь, могу сказать, что есть проявления некоторых лиц, которые не очень положительно относятся к такому сотрудничеству, но мы боремся и не позволим, чтобы это стало сколь­нибудь значительным.

Полномочный представитель правительства Болгарии в ОИЯИ Лачезар Костов по этому поводу сказал:

– Более 60 лет болгарские ученые имеют возможность сотрудничать с лабораториями ОИЯИ, поставляют эксперименты на уникальные установки, что дало большой толчок развитию не только физики в Болгарии, но и вычислительной техники, разных инженерных направлений, прикладных исследований и т.д.

Относительно научной дипломатии, думаю, что Дубна как место нахождения Объединенного института ­  самый ярчайший пример того, что может делать наука в этой области. Когда мы отмечали 50­летие со дня основания Института, он прошел под девизом «Дубна ­ остров стабильности», поскольку все очень хорошо знают, какие в конце прошлого века были изменения, многие структуры, многие государства распались, но ОИЯИ остался и продолжил приумножать своих участников. И лозунг «Наука сближает народы»  ­  не просто слова, здесь работают ученые многих стран, причем не только стран­участниц, и мы часто встречаемся на площадках Объединенного института. Вообще ОИЯИ ­  уникальный центр, который утвердился в своей истории  и будет играть большую роль в будущем, ­ подытожил Лачезар Костов.

Подготовила Татьяна КРЮКОВА

 

 
 
< Апреля 2018 >
П В С Ч П С В
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30            

Простая математика
Данные с ЦБР временно не доступны. Приносим свои извинения за неудобство.
Встреча, Газета , Ооо