Баннер
СРОЧНО!

Домой Добавить в закладки Twitter RSS Карта сайта

О проектах и перспективах Печать
18.02.2021 08:10

В День российской науки директор ОИЯИ, академик РАН Григорий Трубников рассказал ТАСС о прошлом, настоящем и будущем института. Часть этого интервью публикуем на страницах «Встречи».

- Чем же интересен ОИЯИ миру и России? Что в ОИЯИ уникального, того, что отличает институт от других таких же международных центров?

- ОИЯИ - это не просто научная организация или исследовательский институт. Это большой интернациональный междисциплинарный центр. Нам часто задают вопросы: вот вы такие же, как ЦЕРН, - а вы лучше ЦЕРНа или хуже? Чем вы отличаетесь от большой национальной лаборатории в любой из ведущих научных держав? Мне кажется, что ОИЯИ - это в первую очередь совершенно уникальная среда, которая притягивает таланты, умы, ученых, инженеров. Среда - это не только сам Институт, это и внутригородская среда - это тоже очень важно.

 

Ну и в сравнении с ЦЕРН, а нас таких больших и ярких в мире - двое, у ОИЯИ есть определенные, как мы считаем, дополнительные преимущества. Наш институт - междисциплинарный центр, мы ведем международные исследования не только в области ядерной физики и физики высоких энергий, но и в радиобиологии, в области физики конденсированного состояния вещества, в информационных технологиях, в теоретической и математической физике. На самом деле ученому нужно для самореализации несколько ключевых вещей. Первое, что стоит в этом списке, - амбициозная задача. Ученый - это человек, который всегда должен мыслить амбициозно, пытаться заглянуть за границы известного, разобраться в явлениях и законах природы. Второе - это условия реализации задачи: приборы, коллектив, доступность данных, которые тебе нужны для эксперимента. Третье - это условия жизни и саморазвития: социальная культура, творчество, спорт, природа, экология и подобное. В этом смысле ОИЯИ - особая международная среда, развитая за 65 лет нашей деятельности, где во главе угла всегда стояла фундаментальная наука, и прикладная наука была непреложным дополнением, параллельным результатом фундаментальных исследований. И всегда здесь, в Дубне, были особенные люди - от ее основателей до тех, кто сейчас держит очень высокую планку.

- Можете рассказать о конкретных проектах ОИЯИ, которые в 2021 году могут, что называется, выстрелить?

- Мы развиваемся по семилетнему плану - это принятый в начале 2000-х годов цикл нашего развития. В рамках программы у нас есть несколько крупных проектов, которые расположены в Дубне. Мы их называем «базовые установки ОИЯИ». Кроме этого, у института есть такой очень интересный формат, как «базовые установки в странах-участницах». Например, в Казахстане был создан масштабный исследовательский циклотронный центр для материаловедения и радиационных технологий, ускорители для которого сделали в Дубне и кадры для которого обучаются тоже в Дубне. В Польше создается современнейшая экспериментальная станция для материаловедения на пучках из синхротронного источника «Солярис». В Румынии мы участвуем в крупном международном проекте по созданию сверхмощного лазера ELI. В Чехии с помощью ОИЯИ был создан циклотрон для ядерной и радиационной терапии - медицинский центр для лечения больных

Если говорить про яркие подобные объекты на территории России за пределами Дубны, то это в первую очередь уникальный телескоп «Байкал», который ОИЯИ создает совместно с Институтом ядерных исследований РАН, НИИЯФ МГУ и рядом других научных центров. Совсем недалеко от Иркутска, на озере Байкал, на 106-м километре Кругобайкальской железной дороги мы сооружаем гигантский нейтринный глубоководный телескоп кубокилометрового размера, который в этом году хотим дорастить до самого большого объема в Северном полушарии. Фактически у нас в стране скоро появится еще одна научная установка класса «мегасайенс», что станет важным вкладом ОИЯИ в программу научных мегапроектов России. Масштабный нейтринный телескоп «Байкал» должен начать работу уже в марте, и это будет одним из знаковых событий в программе Года науки и технологий - 2021.

Еще одна яркая страница, которую мы открываем в наступившем Году науки и технологий, - это сверхтяжелые элементы. В Дубне в декабре 2020 года начат уникальный цикл экспериментов на так называемой фабрике по синтезу сверхтяжелых элементов. Напомню, что в таблице Менделеева десять новых элементов в последние десятилетия были открыты в Дубне. И как вклад Дубны в это большое дело в Периодической таблице элементов появились элементы дубний, московий, флеровий, названные, соответственно, в честь Дубны, земли Московской и в честь основателя лаборатории академика Г.Н. Флерова. А самый тяжелый на данный момент элемент №118 - оганесон, в честь ныне здравствующего выдающегося ученого, академика Юрия Оганесяна, лидера этих работ. Несколько лет назад Юрий Цолакович сказал, что неинтересно быть просто мировым лидером, мы должны опережать бегущих на дистанции партнеров не на корпус, а как минимум на круг. И предложил создать установку, которая к моменту запуска будет опережать не на проценты и не в разы, а скажем, в 50 или лучше в 100 раз по параметрам всех наших партнеров и конкурентов. Что позволит нашим ученым в Дубне как минимум лет десять спокойно работать и одновременно думать уже о следующем научном шаге. Такая фабрика была запущена в прошлом году, на тестовые эксперименты вышли в сентябре 2020 года. В декабре 2020 года мы включили установку уже в крейсерском режиме на программу синтеза новых элементов.

Наша цель - конечно, новые элементы следующего, восьмого периода таблицы Менделеева. Хотим понять, что такое 119-й, что такое 120-й и что такое 121-й элементы.

За первые четыре недели работы, к концу января, накопили столько событий, сколько до этого было набрано за десять лет работы установки предыдущего поколения. При этом наша фабрика сейчас трудится вполовину своей мощности, потому что нам важно последовательно и аккуратно выйти на пиковую производительность.

- Давайте поговорим об установке класса мегасайенс NICA.

- NICA - сейчас, несомненно, флагманский проект для института. Ничего подобного по масштабам в ОИЯИ не сооружалось, наверное, с 1960-х годов, а в России последний проект подобного масштаба был в конце 1980-х. Основной принцип технического проектирования NICA заключается в том, что проект должен быть самым амбициозным по параметрам не в тот момент, когда он проектируется, а в тот момент, когда он будет запущен в работу. И после этого 10–15 лет проект должен быть абсолютным лидером и в своей нише исследований, и по техническим параметрам. Пока нам это удается.

Надеемся, что в конце этого года сдадим комплекс зданий и сооружений NICA, то есть основное здание коллайдера, туннель, каналы, створы пучковых каналов. И начнем программу с тяжелыми ионами на втором каскаде, который будет состоять уже из двух сверхпроводящих колец-синхротронов, выдающих пучки тяжелых ядер для жаждущих физиков и биологов.

У нас на проекте NICA две точки встречи, в которых пучки будут сталкиваться на околосветовых скоростях. В каждой точке - огромный детектор. Один детектор для исследования экстремальных состояний ядерной материи, лабораторных исследований по моделированию начинки нейтронных звезд, то есть разогретой, расплавленной ядерной кварк-глюонной материи. Вторая точка - исследование природы спина ядра, то есть структурных свойств самого ядра и частиц, из которых оно состоит, протонов и нейтронов.

Это совершенно грандиозная задача. Она не дает ответа на вопрос о том, как образовалась Вселенная, как образовалось вещество во Вселенной. Но ее решение дает ответы на вопросы: как устроена ядерная материя, то есть вещество, из которого состоим мы все и окружающий нас мир, какие есть характеристики у этой материи и как ими можно было бы управлять, придавая материи те или иные свойства. Исследования экстремальных состояний ядерной материи - это ключ к альтернативным источникам энергии. Ключ к понимаю того, как можно заставить окружающую нас материю не только давать, но и производить энергию за счет определенных взаимодействий внутри этой материи, как когда-то открыли деление урана и приручили атомную энергию. Точно так же по современным представлениям мы рассматриваем возможность заставить уже ядерную материю - протоны, нейтроны - в определенных условиях генерировать энергию. Это безумно интересно и перспективно.

- Институт занимается еще созданием и внедрением различных инноваций, к примеру, подобных детектору взрывчатки и наркотиков. Над чем-то подобным еще работаете?

- ОИЯИ так устроен, что около 90% задач в его проблемно-тематическом плане относятся к фундаментальным исследованиям. Наши прикладные достижения и исследования совершенно логично идут параллельно с фундаментальными, но являются попутным результатом. Вот вы напомнили про детектор взрывчатых и наркотических веществ. Однажды наши физики, занимающиеся детекторами для большого физического эксперимента, заметили, что если облучать вещество нейтронами и при этом очень точно измерять спектр излучения от облучаемого вещества, то по нему можно очень быстро и точно судить о том, каков его химический состав. Это очевидные вещи, которые человечество уже сто лет знает. Но нужно было догадаться о точной временной привязке сигналов и разработать мобильную конструкцию. Именно в Дубне сумели создать компактный источник излучения с пучками частиц под определенные цели, то есть под обнаружение наркотических и взрывчатых веществ. И как одно из воплощений этой инновации - приборы, созданные по технологиям ОИЯИ.

Еще одно прикладное направление, развитое в промышленных масштабах у нас (спин-офф, как сейчас модно говорить), - исследование радиационной стойкости космической электроники.

Третий спин-офф для ОИЯИ довольно хорошо известен, это трековые мембраны. Еще академик Флеров предложил облучать полимерные пленки пучками заряженных ионов, чтобы в зависимости от энергии частиц можно было в этой пленке делать туннели (дырки) разных диаметров, (от десятков нанометров до микрон, с разной частотой, с разным распределением. Совсем новое использование эта технология обрела в марте 2020 года, когда наши физики, занимающиеся фильтрами крови и фильтрами для различных газов, веществ, жидкостей и прочего, предложили применять фильтры для борьбы с коронавирусной инфекцией.

- Что вы думаете по поводу состояния нашей российской науки сейчас?

- Ответ на этот вопрос многогранен. По счастью, турбулентности в политике почти не влияют никак на науку. Россия остается открытой к международному научно-техническому сотрудничеству, участвует в крупнейших и очень ярких экспериментах мира. Очень важно, что нас там признают ключевым партнером. Мир видит в нас сильную научную державу, признает нас частью элитного научного клуба. Это на самом деле так.

Сегодня ОИЯИ входит в тройку крупнейших по численности персонала международных межправительственных организаций и находится на шестом месте по объему финансирования в мире. С точки зрения состояния российской науки и национальных интересов меня лично тревожит то, что союз «государство плюс наука» не выполняет пока важнейшую функцию пространственной балансировки или сетевой связанности страны человеческим ресурсом и - в хорошем смысле - «удержания территории». Поэтому мы наблюдаем большую миграцию научных кадров в Москву и Санкт-Петербург. Есть, несомненно, отток из страны. Он небольшой. У нас в последнее время количество исследователей растет, доля молодых увеличивается. Одна из миссий российской науки, которая не реализуется, - это обеспечение пространственной связанности территории за счет поддержки развития человеческого капитала. Если сделать сбалансированные, комфортные условия, чтобы хороший ученый, исследователь, инженер, приезжая в регион, мог не думать о том, чем кормить семью и где он будет жить, а заниматься только исследованиями, мы тем самым сделаем эффективную внутреннюю академическую мобильность и абсолютно точно остановим вот эту миграцию в сторону столицы и из столицы уже за границу. Россия должна сформировать такую национальную научно-технологическую доктрину, которая позволит нам стать одной из самых привлекательных территорий в мире, предлагающей самые комфортные условия для проведения исследований.

Отмечу, что еще одним важным аспектом является имидж науки, в том числе как социально полезной и, если хотите, престижной сферы деятельности. И здесь тоже важно проводить последовательную линию на популяризацию научной отрасли в нашем обществе, прежде всего, восхищая молодое поколение - чтобы дети мечтали стать учеными. Мы также стараемся делать свой скромный вклад в этом направлении. Например, совместно с правительством Московской области и городом Дубной планируем в сентябре 2021 года открыть новый физико-математический лицей им. академика В.Г. Кадышевского в нашем наукограде...

Андрей Резниченко, ТАСС

 
 
< Февраля 2021 >
П В С Ч П С В
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28

Простая математика
Данные с ЦБР временно не доступны. Приносим свои извинения за неудобство.
Встреча, Газета , Ооо