Баннер
СРОЧНО!

Домой Добавить в закладки Twitter RSS Карта сайта

О духовной закваске брака Печать
28.07.2016 08:15

«Они жили долго и умерли в один день», – так заканчивается одна из повестей Александра Грина. Эти слова звучат словно сказка, и, кажется, такого не может быть на самом деле.

 

Тем не менее, сказка эта становится былью в жизни празднуемых ныне святых: благоверных князей Петра и Февронии Муромских. Удивительно звучит их житие: Они молили Бога даровать им смерть в один день и в один час, а также завещали положить их тела в одном гробу, заранее приготовив соответствующую гробницу, имеющую между собой тонкую перегородку. Однажды Петр почувствовал, что умирает и послал послушника в соседний монастырь к жене. В это время Феврония золотым шитьем вышивала воздух (покрывало чаши для причастия). «…Пусть подождет, мне надо закончить…», ­ просила передать Феврония. Через некоторое время опять прибежал послушник с сообщением, что умирает ее супруг. И опять просила Феврония подождать… И когда в третий раз посыльный сказал, что князь отходит, Феврония сделала последний стежок, воткнула иголку в шитье, обмотав иголку золотой нитью, и умерла. Так на этих святых исполнились слова Священного Писания, что два человека в браке становятся одним телом.

Мы с вами живем в эпоху семейного кризиса, когда традиционные семейные ценности забыты. А чтобы возродить эти ценности,  надо подумать, на чем строится счастливая семейная жизнь. Сегодня хотелось бы поговорить о духовной закваске брака.

В церковном учении часто выделяют в человеке три уровня: дух, душу и тело. В соответствии с этим можно выделить три уровня влюбленности.

Совершенная любовь в браке не имеет никаких уровней, или, точнее сказать, охватывает все уровни, когда два человека становятся в плоть едину.

В самом низком случае брак начинается влечением на телесном уровне. В этом случае все решает внешняя привлекательность. Ясно, что здесь очень много возможностей потерять влюбленность.

Лучше, когда брак начинается влечением на телесном и душевном уровне. В этом случае есть некое желание прикоснуться к душе человека, больше с ним общаться, возникает множество общих интересов, которые еще больше сближают души влюбленных, между ними завязывается серьезная дружба.

Но в идеале брак должен начинаться влечением на всех уровнях, когда к предыдущему варианту добавляется еще и желание стать частью другого человека, что невозможно без самопожертвования.

Чтобы объяснить, в чем заключается духовный уровень, придется вспомнить о фундаментальных понятиях «быть» и «иметь», которые определяют самую глубину отношения человека к жизни и к другим людям. Можно ставить вопрос так: «Когда вы хотите вступить в брак, вы хотите иметь хорошую жену? иметь хороших детей? иметь уютный дом? Или же вы хотели быть хорошим мужем? быть хорошим отцом? или быть хозяином дома?»  В одном случае эгоистическое желание чем­то обладать, а в другом – изменить самого себя для других.

Вот это желание быть кем­то для другого человека и есть то самое третье духовное влечение, которое в идеале должно быть перед вступлением в брак. Именно это третье желание и является самым главным творческим началом в строительстве новой семьи. Если есть только оно одно, его уже достаточно для построения семьи. Вот почему  раньше часто отдавали в брак, не спрашивая молодых об их желании. Душевное и телесное влечение не так важно, если есть желание у мужчины стать настоящим мужем, а у женщины стать настоящей женой. И здесь не так важен выбор другого человека, поскольку нет мучений: «С кем связать свою жизнь? с этим? или с этим? А вдруг ошибусь? А вдруг он (она) будет негодяем?»

Эрих Фромм в своей книге «Искусство любить», опираясь на библейское представление о браке,  объясняет, что проблема любви заключается не в проблеме выбора субъекта любви, а в способности любить.

Действительно, если хочешь иметь хорошую жену, то выбирать можно долго и тщательно, и все равно идеальную не найдешь. А если ты хочешь стать мужем, стать­то им ты можешь при любой жене. Какая бы жена не попалась, ты сам будь хорошим мужем – вот и все!

Уверен (и убежден на примере нескольких семей), если есть эта закваска в молодых супругах, то в скором времени у них появляются и глубокая душевная привязанность, и утрясаются все интимные стороны их жизни, несмотря на всю разность темперамента, воспитания и т.д. Например, девушка, выращенная матерью­одиночкой, не видевшая правильных отношений между мужчиной и женщиной, как правило, либо долго не может преодолеть скованность в отношениях с мужчиной, либо формирует свои представления об этих отношениях через телевидение и долго не может построить их правильно. Парень, не испытавший в детстве влияние отца, тоже часто впитывает женский образ поведения в семье и долго не может научиться принимать решения и отвечать за них. Но все это преодолевается (примерно через два­три года, иногда и четыре­пять лет), если есть желание не только получить что­то от другого, но дать самому.

Поэтому далеко не всякая влюбленность приводит к истинной любви в браке. Очень часто влюбленность оказывается пустоцветом. Сама по себе  жизнь в браке не рождает любовь: мол, распишемся – и любовь появится. Влюбленность только семя, но это семя должно иметь необходимый зародыш любви – желание быть мужем или женой. Если же человек не имеет этого зародыша любви, то она когда­нибудь да уйдет.

На людях, имеющих подобную духовную «закваску» – желание быть кем­то для другого, а не иметь для себя что­то от другого, – держится жизнь любого общества, в том числе и семьи.

Эту закваску можно назвать жертвенностью, готовностью жертвовать собой или своим ради другого. Истинная любовь немыслима без жертвенности. Иногда самопожертвование – это большой решительный шаг. Например, отказ от своей работы или карьеры ради семьи. Но чаще жертвенность проявляется в, казалось бы, незначительных действиях: например, на просьбу вынести мусор легко оторваться от телевизора и сразу пойти. Из таких ежедневных «мелочей» и состоит семейная жизнь.

Конечно, жизнь не состоит только из хороших и плохих людей, но в каждом человеке есть и много хорошего, и много плохого. Духовной закваски может быть больше или меньше. Чем больше в человеке желание служить другим, тем лучший он будет семьянин. Вступать же в брак с человеком, не имеющим хоть малую часть духовной «закваски», почти безнадежно. Такой брак, скорее всего, не удастся сохранить. Есть несколько признаков, по которым можно четко судить об отсутствии жертвенности в человеке.

Первый признак – не желание сохранить целомудрие своего избранника до брака. Это замечательная лакмусовая бумажка, с помощью которой огромное количество людей могли бы сохранить свою судьбу не разбитой. Ставишь условие: «Сначала ЗАГС, потом постель». И всё сразу встает на свои места. Если человек с этим согласен, значит, есть надежда на крепкий брак. Если не согласен, то надо бежать от такого подальше, ибо он не ценит ни вашу чистоту, ни ваше намерение. С таким человеком вступать в брак нельзя. Сейчас он переступает через вашу чистоту, а в браке он легко переступит через вас самих, через детей, которые должны появиться.

Второй признак – желание вступить в пробное сожительство, так называемый гражданский брак. Это – не брак, это – просто блудное сожитие. Молодые люди рассуждают так: «Поживем годик­другой, присмотримся. Если все будет хорошо – распишемся, если нет – разойдемся». Безумные! Никогда не распишетесь, точно разойдетесь! Потому что в гражданском браке настоящая любовь не рождается. При истинной любви обязательно бывают дети, но, как правило, в гражданском браке детей не заводят. Какие дети, если взрослые с собой разобраться не могут? Если же пара решается иметь детей, значит, их отношения уже серьезные, и они учатся любить друг друга, и вскоре распишутся.

В гражданском браке люди держат себя на расстоянии друг от друга. Они в постоянной готовности разбежаться. Они не хотят брать на себя ответственность друг за друга, а без этого любовь немыслима. Один молодой человек рассказывал мне про своего друга, жившего в гражданском браке. Этот «гражданский муж», а точнее сожитель, просил молодого человека поухаживать за его сожительницей, а тот проверил бы тем самым, сохранит ли она ему верность. Это, видимо и называется пробным браком.

Но вернемся к признакам, по которым можно сразу судить о будущих серьезных проблемах в браке. Следующий признак, если человек говорит: «Сначала институт надо кончить, потом квартиру заработать, потом можно и детей». И вроде звучит все правильно, но это речи не мудреца, а безумца. С таким человеком нельзя вступать в брак, ибо для него комфорт важнее детей. Он не любит детей, он их боится. А человек, который не может любить детей, не сможет полюбить и жену (или мужа). Слабых и беззащитных любить гораздо легче, ведь они нуждаются в нашей заботе. Человек обычно умиляется не только при виде маленьких детей, но даже при виде щенка или котенка, настолько они милы и беззащитны, что хочется взять их под защиту. Когда взрослый любит ребенка, взрослому не приходится смиряться перед ним, сильно подстраивать под него, поскольку характер у ребенка еще мягкий и его можно лепить по своему усмотрению. А в любви ко взрослому человеку все иначе: надо смиряться перед равным, надо много под него подстраиваться, притираться с его уже сложившимся характером. Поэтому человек не способный на малое (любовь к детям) не будет способен и на большее (любовь к супругу).

Последний признак отсутствия духовной «закваски», который мне хотелось сейчас упомянуть – это аборт. Семьи, в которых совершился этот тяжкий грех, разваливаются гораздо чаще. Во­первых, аборт – это признак настроя человека на комфорт, уют, благополучие. Всего этого может лишить ребенок, и поэтому он приносится в жертву желанию жить комфортно. Все слова о том, что этому ребенку родители не смогут обеспечить достойное будущее, просто красивое оправдание. Достойное будущее обеспечивается любящим родительским сердцем. Оно может заменить все, а его не смогут заменить никакие деньги или связи. Во­вторых, совершенный аборт, это не просто признак духовного состояния человека, но сам может начать разрушать семью еще больше. Людей должно соединять соучастие в добром деле. Ведение общего хозяйства, совместное воспитание детей – все это только соединяет супругов. Соучастие в грехе может только разрушать.

Воспитать самому в себе такой настрой очень нелегко, и, скорее всего, даже невозможно. Изменить в себе самом основное свое содержание – это и есть покаяние. В греческом языке для обозначения покаяния используется слово «μετανοία» (метанИя), которое буквально можно перевести, как перемена ума, по­гречески «νους» (нус). Греческое слово «νους» – это не просто ум, а весь внутренний мир человека, на русском языке этому понятию больше соответствует слово «сердце». А истинное покаяние, изменение себя невозможно без Бога. Бог как Творец нашей души может помочь нам изменить свое сердце. Здесь обязательно должна быть синергия (со­трудничество, со­работничество) человека и Бога. Сам человек без Бога себя не изменит. И наоборот, Бог насильно не может человека изменить, ибо наделил человека свободой. Отсюда следует вывод, что и другого человека мы заставить покаяться, и изменить себя мы не можем. Если эту духовную закваску в себе взрастить очень тяжело, то в другом человеке почти невозможно.

Будем же начинать дело взращивания в себе жертвенного духа с собственного покаяния, с борьбы со своими страстями. И с помощью Божией по молитвам благоверных князей Петра и Февронии мы сможем получить от Него закваску любви.

Протоиерей Илия Шугаев, настоятель храма Архангела Михаила г. Талдома, преподаватель КДС, кандидат богословия

 
 

Простая математика
Данные с ЦБР временно не доступны. Приносим свои извинения за неудобство.
Встреча, Газета , Ооо