Баннер
СРОЧНО!

Домой Добавить в закладки Twitter RSS Карта сайта

Субботник у разрушенного храма в Николо-Кропотках Печать
26.11.2015 07:55

В конце октября добровольцы из числа местных жителей, активистов «Молодой гвардии», представители Госадмтехнадзора и администраций Ермолинского сельского поселения и Талдомского района организовали и провели субботник, приведя в порядок территорию вокруг разрушенного храма в честь Казанской иконы Божией Матери, что находится в селе Николо-Кропотки в Талдомском районе.

Перед началом субботника благочинный церквей Дубненско-Талдомского округа протоиерей Владислав Бобиков и настоятель храма священник Владимир Федоров отслужили краткий молебен на всякое доброе дело.

Сразу после общей молитвы добровольцы активно принялись за работу: спилили деревья и кустарники, вросшие в стены и фундамент разрушенного храма, скосили траву, собрали старую листву и мусор, которых набралось около 25-ти кубометров.

Подобные мероприятия в наше время проходят по всей Московской области в рамках губернаторской программы «Чистое Подмосковье». Вместе с тем инициаторами наведения порядка вокруг заброшенных и разрушенных храмов выступил общественный совет Госадмтехнадзора.

Напомним, что этот храм вошел в число восьми храмов Талдомского района, которые будут восстанавливать при помощи Благотворительного фонда Московской епархии по восстановлению порушенных святынь.

Казанский храм в селе Николо-Кропотки имеет богатую историю. Кирпичная церковь в псевдорусском стиле построена в 1863 г. Закрыта в 30-е годы прошлого века. Находится в руинах.

В Дмитровской писцовой книге на время 1628-1629 годов записано: «За стряпчим сытного двора Афанасием да за братом его Дмитрием Васильевыми детьми Собакина отца с.Дмитровское и в нем церковь Николы Чудотворца древяна клецки вверх».

В 7162 (1654) году Дмитрий Собакин продал село племяннику Федору, который в 7195 (1687) году продал вотчину Федору Андреевичу Апраксину.

В 1760 году село продано графом Петром Федоровичем Апраксиным Якову Герасимовичу Баранову.

В клировой ведомости за 1789 год указаны уже две церкви: Никольская 1670 года постройки и Казанской иконы Божией Матери 1789 года. Однако в межевом описании за 1855 год указана только одна деревянная церковь и прихожан 473 человека. Помещиками в это время были Барановы, капитан и подпоручик, оба – Яковы Васильевичи. В селе было два деревянных господских дома.

В конце XIX века деревянная церковь сгорела и на ее месте поставили каменную. Старожилы говорили, что эта церковь была поставлена на крестьянские деньги и поводом для ее постройки послужила отмена крепостного права.

В настоящее время существуют только руины храма, который был построен в 1863 году. Главный престол был освящен в честь Казанской иконы Божией Матери, боковые приделы – во имя святителя Николая и в честь Обретения Главы Иоанна Предтечи.

Во время субботника местные жители рассказали, что в доме напротив храма живет человек, который был очевидцем разрушения здания церкви в 50-е годы прошлого века. Корнеев Николай Петрович рассказал, как его отец, Корнеев Петр Михайлович, кавалер трех Орденов Славы, придя после Великой Отечественной войны в 1947 году, сначала служил некоторое время в секретариате у Сталина, потом вернулся в родное село. Храм начали ломать примерно в 1953-1954 годах.

«Натянули веревку в проулок к соседям, накинув ее на крест. Были здесь Катанин, Савенков, председатель сельсовета и другие –  всего человек шесть. Отец рвался туда, мать его еле сдерживала, я помню это, хотя был еще маленьким, – рассказывал Николай Петрович. – Раскачивали главку за веревку. Когда она упала, то было ликование. Крест сломали. Ломали те, кто не любил работать, самая беднота. Я просто вырос здесь, знаю».

– Стали ли богаче эти люди?

– Да нет. Не то что богаче… просто тогда веяние такое было по разрушению церквей…

– Этих людей как-то отметили, может, грамоты вручили?

– Может быть… или стакан налили… Отец тогда выступил против этого, выбежал на улицу с ружьем и пальнул в воздух. Они сначала перестали ломать, а потом власти начали за это отца притеснять, уволили с работы, он был завклубом. Припомнили, что меня крестил в свое время…

– И не помогли три Ордена Славы?

– Это никого не волновало (отец Владимир, собирая историю храма по крупицам, все же узнал, что Петра Михайловича чуть за этот поступок не посадили, спасли именно три Ордена Славы. – Прим. автора).

– Как ваша семья жила дальше?

– Отец пошел работать простым колхозником: убирал сено, клевер, метал скирды. А позже ушел работать в лесничество.

– Какая-то цель в разрушении храма была, может, помните? Может быть, кирпичи были нужны для чего-то?

– Просто разрушали. Потом устроили зерносклад. В 70-х годах был клуб, спортзал.

– А как же фрески, их сбили?

– Их просто краской закрашивали, а они через какое-то время проявлялись сквозь неё, их опять закрашивали. И внутри и снаружи все закрашивали, пока штукатурка не отвалилась.

У каждого времени есть свое веяние…  и дай нам Бог разобраться вовремя к чему оно ведет…

Материал подготовила Елена Злобина

 
 

Простая математика
Данные с ЦБР временно не доступны. Приносим свои извинения за неудобство.
Встреча, Газета , Ооо