Баннер
СРОЧНО!

Домой Добавить в закладки Twitter RSS Карта сайта

Многодетная семья Мартыновых-Скавронских: «Наши дети, как на лугу цветы, все радуют» Печать
30.07.2020 00:00

Священник Олег Мартынов-Скавронский, воспитывающий вместе с матушкой Екатериной восьмерых детей, назвал лозунг «Все лучшее - детям!» бомбой замедленного действия. Жить надо ради Бога. А дети - это задача, задание, но не смысл жизни. Нужно, чтобы дети чувствовали, что есть вещи гораздо важнее, чем они сами. С этого начался наш разговор в многодетной семье Мартыновых-Скавронских, где дружно живут 19-летний Герман, 18-летняя Женя, Вика 12 лет, Егор и Полина, им по 8 лет, Надя 6 лет, Гриша 5 лет и трехлетний Саша.

Первое, что встречаешь во дворе таунхауса, мотоцикл, на котором батюшка добирается в село Спас-Угол в храм Преображения Господня, где он настоятель, множество велосипедов и… крохотных цыплят. Домик для них построил отец Олег, с гордостью сообщила матушка Екатерина. Собственные куры - хорошее подспорье для большой семьи. Разговаривали мы в беседке. Разговор получился откровенным и захватывающим.

Всё лучшее - Богу

- Отец Олег, Вы назвали бомбой замедленного действия выражение «Все лучшее - детям!» Почему?

Отец Олег: Вообще-то все лучшее - тому, от кого всё. Всё лучшее - Богу. Всё самое лучшее человек отдавал Богу: первый кусок, первые начатки урожая. Потом отдавал тому, кто трудится больше всех, это отец и мать. А то, что остается, - детская доля. Это правильно расставленные приоритеты. Если ребенок чувствует, что всё ради него, это станет его подсознательным требованием к миру. Ему будет трудно жить, он будет постоянно от всех что-то требовать: от государства, общества, мамы, папы, жены.

Почтение, забота - родителям, честь и слава - Богу. А дети - это задача, задание, но не смысл жизни. Чтобы дети чувствовали, что есть вещи гораздо важнее, чем они сами.

- Вы, когда познакомились, в голове держали, что у вас будет много детей?

Матушка Екатерина: Нет, ничего такого не держали. Родили сына и дочку, решили, что на этом и закончим. Мы жили на даче, где у соседей было по двое-трое детей, и договорились, что один кормит всех их вместе завтраком, другой - обедом, третий - ужином. Приходит толпа детей - твои и не твои - мы их кормим, и они убегают. Потом за них уже другие родители отвечают. А мы в это время свободны. Вот и сейчас вы не видите детей.

- Да, детей не вижу, а ожидала, что во время нашего разговора они будут вас то и дело дергать…

О: Секрет оказался в том, что дети умеют дружить, умеют ухаживать за младшими, им это нравится. Мы этого не знали, оба были в семье единственными. Старшие, у которых разница с младшими большая, любят малышей. Тоже удивительно. Подростки, которые должны быть колючими, с ними возятся, сказки рассказывают, на гитаре им играют на ночь. В итоге получается детский коллектив, который сам по себе очень хорошо существует.

И наказание на всех, и мороженое на всех

М: Бывает, что ссорятся, это же не выключишь из семьи, они же устают друг от друга. Всех, кто ругался, мы разводим по углам. Посидят, успокоятся. Или дадим всем тряпки и задание: «Все, кто ругался, моют холодильник. Или стену на лестнице».

О: Работа их объединяет. Важно, чтобы они переключились с ссоры на другое. Детям важна справедливость. Одна из трудностей большой семьи: если мороженое, то на всех. В нашей семье всё всегда на всех. И наказание на всех, кто виноват, и мороженое на всех.

- Как вы справляетесь с еще одной проблемой - детскими болезнями?

О: У нас циклических эпидемий не было. Они все привиты, все закаленные. А закаленные, потому что любят ходить босиком, шлепать по лужам.

Мы меньше их контролируем. Если ребенок один, он в фокусе внимания всех: отца, матери, всей родни. А быть «фокусом внимания» психологически сложно. Все несбывшиеся надежды, планы возлагаются, как правило, на ребенка. А ребенок ничьи надежды не должен оправдывать. У него свои способности, свой жизненный план. Когда ребенок один, то весь груз родительских ожиданий ложится на одного, а в многодетной семье - на всех. У старшего не получилось, у младшего получится. В большой семье видно, что дети разные, с разными физическими и умственными возможностями. У нас всем комфортно, мы, по крайней мере, так чувствуем. Наши дети, как на лугу цветы, все радуют.

- Знаю, что у матушки образование связано с воспитанием детей. Это помогает?

М: У меня педагогическое образование. (Прим. редакции: отец Олег окончил Российский православный университет, философско-богословский факультет). Некоторое время трудилась в детском саду музыкальным работником. Там я почерпнула многое в плане организации детского коллектива. Поняла, что дети могут есть аккуратно, надо просто сделать то-то и то-то, требовать то-то и то-то. Многое в нашей семье срисовано с садика.

В нашей семье старшие не разрешают младшим нарушать правила, устраивать беспорядок. Они применят все свои средства влияния, чтобы справедливость восторжествовала. В итоге убирают все! Получается, что часть воспитательной работы они выполняют за нас, сами того не замечая.

Только лучшим родителям

- Ваша семья не совсем обычная, у вас есть приемные дети.

О: Мы тайны не храним. Пока еще вопросы происхождения наших приемных детей не интересуют.

М: Полина знает, что её нашли, любит, чтобы ей об этом рассказывали. Как сказку слушает: «Мы шли, смотрим - девочка. Спрашиваем, чья это девочка? - Ничья. - А кому эту девочку отдадут? - Только самым хорошим родителям. «И что?» - затаив дыхание, спрашивает Полина. Мы говорим: «Отдайте, пожалуйста, нам! - И нам отдали!» На этих словах Полина начинает радостно смеяться. И так каждый раз. Для неё пока достаточно этой истории. Надя тоже знает о себе. Ей мы рассказываем, что она жила в больнице, где её все любили и поэтому никак не хотели отдавать. Она так переживает на этих словах: «И что?» - Мы так просили, говорили, что же она в больнице-то живет? А нам отвечают, что отдадут только самым лучшим родителям. И отдали!» Тут Надя с таким облегчением вздыхает…

Когда мы Сашу взяли из больницы, у детей почему-то даже не было вопросов: а кто его родители, почему он был в больнице?

- Вы готовы еще детей в семью принимать?

М: Мы этого специально не ищем. Если будет ребенок брошенный, если никто его не возьмет, сейчас ведь очереди за детьми, то посмотрим.

О: Мы не охотники за младенцами, не записаны в очереди, но если Бог даст, если будет ясно, что это наша задача, тогда надо будет браться за эту задачу. Как с Сашей получилось. Хороший, совершенно здоровый мальчишка, его приходили и смотрели десять (!) семей, и никто не взял. Тогда мы пошли, такой парнишка пропадает, и взяли его.

Встреча с Богом, как любовь, у каждого своя

- Еще один важный вопрос - вера, воцерковление. Как в вашей православной семье он решается?

М: По воскресеньям ходим в храм, молимся перед едой, рассказываем про праздники. Но это все предельно минимально. Общая молитва у нас редко когда получается.

О: Не хотелось бы, чтобы это было одной из обязательных вещей. Как чистка зубов. Научить обряду или сделать обряд частью быта - это просто. Воцерковить быт или воцерковить человека, это разные вещи.

Дети возьмут то, что видят, что почувствуют у родителей. Религиозный опыт - это личный опыт, а не коллективный. Встреча с Богом, как любовь, у каждого своя. Это встреча двух душ: души человеческой и Духа Божия. Главное, чтобы дети знали, что вера предков - это православие, что та встреча с Богом, которая у них произойдет, есть, у кого спросить про это - у родителей. Главное, чтобы они видели искренность веры родителей. Даже если они уйдут из церкви, им будет куда возвращаться. Больше всего я боюсь, что мы им привьем быт православный без самого главного. Вопросы они задают, иногда очень глубокие. Это их вопросы, а не вопросы, навязанные им.

М: Старшие у нас сейчас не ходят в храм, но и шуток каких-то около религиозных себе не позволяют. Когда они придут в храм, они будут себя там чувствовать, как в детстве. Это не будет для них чужим местом. Им легче будет там получить помощь, если они будут её искать.

В песочнице с виртуальными героями

- Как в семье решается проблема гаджетов?

О: У них нет ни у кого своих гаджетов. В качестве поощрения дозволяется поиграть на мамином планшете.

М: Полчаса мы читаем, 15 минут играем. «Я пойду читать, засекай, мама, время!» Читают то, что по программе положено.

О: Играют не больше 15 минут. Ужасная зараза. Это, конечно, беда, зависимость возникает мгновенно.

М: Ребенок выходит во двор. Там сразу вопрос: «Ты на каком уровне?» , и весь разговор вокруг компьютерной игры.

О: Зато включенность в социум. Если мир вокруг такой, в него надо включаться.

М: Сын пришел, пожаловался, что его обидели, назвали нубиком. Оказывается, в игре это означает того, кто плохо играет. Новое обидное обзывание.

О: Для них это значимо. Их поколение вступает уже в мир, где все перемешано, где персонажи игр играют вместе с ними в песочнице, и от этого никуда не денешься. Мы им предлагаем играть в казаки-разбойники, а они играют в существ. У меня супер-способности огня, у меня супер-способности воды, они в это играют в песочнице. Мир игровой переходит в их реальный мир, и как в этом мире жить, не знает никто, рецептов пока нет. Родители, кому это надо, ищут какие-то возможности, чтобы это не представляло, по крайней мере, опасности для жизни и развития ребенка.

Маленькие трудности большого счастья

- Как вы справляетесь с хозяйственными делами? Одного только супа на всех надо, наверное, ведро.

М: Да, гречки надо больше, чем на двоих, чай сразу в большой кастрюле завариваем, сами наливают, пьют, бутерброды делать все умеют.

О: Да, еда - тяжелый момент.

М: Особенно посуду мыть… Должны же быть какие-то трудности в счастливой многодетной жизни.

- Отец Олег, у Вас еще служение в Преображенском храме и реставрация его. Вы успеваете помогать семье?

О: Помогаю. Сейчас, правда, меньше, ведь у нас в храме стройка века. Хотим успеть с ремонтом к престольному празднику Преображения Господня, который отмечается 19 августа, и в народе именуется Яблочным Спасом.

Беседовала Светлана Козлова

 
 

Простая математика
Данные с ЦБР временно не доступны. Приносим свои извинения за неудобство.
Встреча, Газета , Ооо