Баннер
СРОЧНО!

Домой Добавить в закладки Twitter RSS Карта сайта

Аллилуйя «АВОСЬ»! Печать
24.03.2011 10:32

Строчки из поэмы Андрея Вознесенского «Юнона и Авось»: «Ты меня на рассвете разбудишь…», «Белый шиповник…», «Аллилуйя любви!» – навсегда остались в памяти миллионов любителей искусства на одной шестой части суши, еще недавно называвшейся СССР, благодаря мелодиям из знаменитой одноименной рок-оперы Алексея Рыбникова.

 

С 1981 года они звучат в наших душах голосами актеров Московского театра имени Ленинского комсомола Николая Караченцова и Елены Шаниной. Казалось, что по-иному эту музыку просто невозможно и представить. Однако 23 июля на Водном стадионе нашего города на суд дубненцев и их иностранных гостей было представлено другое прочтение этого сочинения – его привез Музыкальный театр А. Рыбникова.

 

Сначала несколько слов о театре Алексея Рыбникова: организован он был композитором в подвале того дома, где находилась его квартира. Театр был весьма скромный по размерам – зрительный зал вмещал около 40 человек. Несмотря на это, там смонтировали хорошую сцену, которая была оснащена отличными акустическими установками. Этот театр на многие годы стал местом, где собиралась московская творческая и политическая элита. Так продолжалось до 1996 года, до тех пор, пока спонсоры театра в силу экономического спада в стране не потеряли свой капитал. Возродился Музыкальный театр А. Рыбникова только в 1999 году, но уже при поддержке Комитета по культуре правительства Москвы.

Теперь о самой постановке. Спектакль «Юнона и Авось» в огромной мере обязан своему мировому признанию Пьеру Кардену – знаменитому французскому модельеру, тонкому ценителю искусства, и в частности русского. Увидев «Юнону» в Москве в 1983 году, Карден тут же пригласил «Ленком» и Рыбникова к себе в Париж, а после организовал гастроли театра по городам мира: постановка стала доступна зрителям  Амстердама, Нью-Йорка и многих других городов.

Успех авторской версии рок-оперы «Юнона и Авось», ныне привезенной театром А. Рыбникова в Дубну, тоже в значительной мере обязан любви П. Кардена к этому сочинению. Весной 2009 года выдающийся кутюрье предложил композитору сделать новую постановку  «Юноны» и показать ее на театральном фестивале в замке де Сада, на площадке, которая находится под открытым небом.

К этому моменту спектакля как такового уже не было, поэтому работа над ним приняла авральный характер. До выступления оставалось всего два месяца, и за это время необходимо было разработать художественную часть, записать фонограмму, создать костюмы и декорации, а также выбрать актеров и выучить с ними музыкальный текст. Композитор, режиссер Александр Рыхлов, постановщик вокальных номеров Жанна Рождественская, хореограф Жанна Шмакова и актеры театра сделали все возможное, чтобы новый спектакль получился современным, интересным и запоминающимся.

 

Гастроли театра прошли во Франции с оглушительным успехом. Чуть позже критики в своих статьях отмечали: «полная авторская версия Алексея Рыбникова является серьезной новацией в жанре мирового музыкального театра и призвана возвратить изначальную идею авторов. В новой версии оперы соединились традиции русской духовной музыки, народный фольклор, жанры массовой «городской» музыки, с образными, идейными и эстетическими приоритетами композитора».

Между тем эти комментарии достаточно формально описывают действо, представленное на суд дубненской публики.

Начнем с ее музыкального языка. А. Рыбников – один из талантливейших учеников  Арама Хачатуряна – композитора, получившего всемирное признание как автор музыки к балету «Спартак» и скрипичного концерта, вошедшего в репертуар самых известных инструменталистов современности. Наряду с другими выдающимися воспитанниками Хачатуряна – Андреем Эшпаем и Микаэлом Таривердиевым, Алексей Рыбников унаследовал от своего наставника неистребимую тягу к ярким, колоритным образам, открытой эмоциональности, легко запоминающемуся мелодизму. Все эти качества более сотни лет составляли основу романтического музыкального языка. Между тем во второй половине XX века многие из этих составляющих в кругу музыкантов строгой классической ориентации стали восприниматься как анахронизм. И тогда на свет всплыло новое искусство, взявшее на себя груз броской, искренней и понятной миллионам людей эмоциональности. Возникло оно на основе новой культуры, которая в первую очередь была связанна с рок-музыкой, мюзиклом и городским фольклором. Во-вторых, эта новая культура вобрала в себя старинные  музыкальные традиции всевозможных культов и народных обрядов. И, в-третьих, несмотря на всю свою новизну, она сохранила связь с манерой организации музыкального материала по оперному образцу. Именно на перекрестке этих путей и возник новый музыкально-драматический жанр – рок-опера.

Все эти качества в полной мере продемонстрировал и спектакль, представленный театром

А. Рыбникова на Водном стадионе накануне дня рождения Дубны. В нем также проявилась и традиционная для сочинений этого жанра тяга к образам, связанным со стихийным протестом против существующего порядка. (Здесь невольно вспоминается рок-опера Э. Л. Уэббера «Христос – суперзвезда», где образ Спасителя напрямую увязывается с идеями бунта против общественного порядка).

Включение композитором в язык «Юноны» многочисленных интонаций, уходящих корнями в аскетичные церковные песнопения, повлекло за собой и визуальное оформление действа. Декорации, сделанные с учетом традиций минимализма, носят ярко выраженный графический характер – извивающиеся линии канатов в свете софитов вызывают ассоциации с нервными прочерками пера «оглашенного» художника. Костюмы актеров также решены в черно-белых тонах, в их ряду появляется только одно яркое красочное пятно – платье очаровательной и юной Кончиты.

 

Между тем не только внешнее оформление спектакля, но и его содержание в авторской версии  заметно отличается от получившей всенародную любовь постановки М. Захарова. Новая «Юнона» представляет любовь сорокалетнего Рязанова к «глупому ангелу пятнадцати лет» как одно из труднейших испытаний, которое выпадает на долю героя, но и только…

 


– В основу первой редакции «Юноны и Авось», сделанной Алексеем Рыбниковым и Андреем Вознесенским, положены идеи достаточно далекие от естественного, а потому несколько банального увлечения зрелого мужчины наивной девочкой! – рассказывает  режиссер новой версии рок-оперы Александр РЫХЛОВ. – Ее фундамент составляют духовные поиски мятущейся личности, оценивающей себя с точки зрения «божественного замысла», выясняющей отношения с собственной судьбой, занятой поисками гармонии внутри себя. Именно поэтому в партитуре, написанной композитором в начале восьмидесятых, главную роль играют монологи героя и хор. Однако в те годы хоровые разделы, состоящие из старинных церковных песнопений, по идеологическим причинам пришлось сократить. Теперь же они получили право на существование – в этот спектакль они включены в полном объеме. Звучать они стали еще современнее, так как в них внесены некоторые изменения в плане оркестровки. Перемены коснулись также качества звучания фактуры и ритмического рисунка многих фрагментов. Всем этим занимался Дмитрий Алексеевич Рыбников – композитор, продюсер и звукорежиссер «Юноны»… В любом случае «Юнона и Авось» изначально была задумана авторами как оперная рок-мистерия, что мы и попытались донести до слушателей в ее новой версии. Хочется надеяться, нам удалось раскрыть эмоциональную канву этого сочинения: ее суть – богоискание героя, который, пройдя через все жизненные коллизии, приходит к покаянию и примирению...

– Расскажите о своем образовании, о работах, которые вы уже делали с маэстро.

– Я окончил Институт имени Баумана, позже – режиссерский факультет ГИТИСа. Много лет работал в сфере музыки в Росконцерте. В театре Алексея Львовича ставил мюзиклы «Буратино», «Красная Шапочка», а также рок-оперу «Звезда и Смерть Хоакина Мурьеты». Занимался новой версией «Юноны», которую сейчас вы увидели... Впереди работа над юбилейным вечером композитора. Полагаю, это будет спектакль-концерт, в котором прозвучат фрагменты из его самых ярких и известных сочинений.

Наталия Белага

Читайте ещё:

Балет или цирк? А может, их симбиоз?

Саламандра

Комическое в киномузыке

Король инструментов

Музыка игрового кино

Опера в кино

Киномузыка и «Великий немой»

Что вы знаете о докторе Фаусте?

Орфей

Нет повести печальнее на свете…

Прометей

Дон-Жуан – имя нарицательное

Поцелуй Саломеи

Пейзаж в инструментальной музыке

 
 

Простая математика
Данные с ЦБР временно не доступны. Приносим свои извинения за неудобство.
Встреча, Газета , Ооо