Баннер
СРОЧНО!

Домой Добавить в закладки Twitter RSS Карта сайта

Весенние свадьбы Печать
09.03.2011 13:20

Семнадцатилетняя Марина Ронова сидела за столом и тоном престарелой классной дамы поправляла произношение своего приятеля и соседа, пятнадцатилетнего Герки Мошкина, который пытался прочитать сонет Шекспира в подлиннике.

 

Марину смертельно раздражал этот непоседливый конопатый паренек, постоянно демонстрирующий ей свою преданность. По ее меркам он не вышел ростом, был простоват, беден и чересчур помешан на гимнастике. К тому же Гера начал усиленно заниматься английским только из-за того, что на этом настояла его мать – учительница литературы местного колледжа – той не терпелось пристроить сыночка к девушке, много лет обучавшейся в закрытом интернате Лондона, которая в силу семейных обстоятельств застряла в их забытой богом Малой Сосновке.

 

Дело в том, что в недавнем прошлом родители Марины были успешными бизнесменами, которые делали все, чтобы дать своей дочери прекрасное образование. Однако случилось несчастье – около года назад они погибли в автокатастрофе. После этого все имущество Роновых молниеносно испарилось из-за кредиторов, которые разорвали его на части, в результате чего их единственное чадо из богатой наследницы превратилась в бездомную нищенку. В итоге Марина, приехавшая на летние каникулы из Англии погостить к бабушке в Малую Сосновку, так и осталась у нее – благо, отец девочки позаботился о своей матери и записал на ее имя дом, построенный им в дальнем Подмосковье. Тогда никому и в голову не могло прийти, что через несколько лет тот окажется единственным прибежищем Марины. И вот теперь, когда бедность в полной мере достала девушку, она попыталась хоть как-то облегчить свое и бабушкино существование, давая частные уроки английского.

Герке смертельно надоели менторские замечания подруги, и он решил ее отвлечь:

– Знаешь, Мэри, я в августе ходил в Черный бор на Запретную гору. Бродил часа три. Добрался до бурелома, который ее охраняет, и залез на самую высокую ель. Что я увидел!!! За буреломом сад, а в нем дамочка в алом платье. Порхает с цветка на цветок! Как бабочка… Она посмотрела мне в глаза и засмеялась. Да так, что я свалился! Не разбился – джинсы зацепились за сук. Когда вернулся домой, все рассказал матери, ну, она мне и выдала! Говорит: Это фея любви. Раз в столетие она улыбается простым смертным, и те становятся счастливыми… Вот чушь! Очередная сказочка. Моя матушка их знает много – она   помешана на литературе… Осенью я вернулся на то же место, а там – ни одного высокого дерева, будто все верхушки бритвой срезали!

– Любопытно, – пробормотала Марина и тут же отпустила Мошкина домой. Ей захотелось поразмыслить о том, что рассказал приятель. Она тоже слышала болтовню старух о том, что в их лесах живет какая-то волшебница, однако считала это местным фольклором. Рассказ же Герки – мальчишки, не склонного к мистике, был для нее полной неожиданностью. Немного подумав, она решила, что если его мать права и фея любви живет поблизости, то грех не попытаться познакомиться с ней и не выпросить себе немного счастья.

Как ни странно, но эта нелепая затея не была лишена здравого смысла: дело в том, что Фрейя – северная фея любви, красоты и плодородия четверть века назад перебралась в Подмосковье из предместья Амстердама, где жила с 1275 года. К этому времени она уже осознала, насколько ей претит разрушение моральных ценностей, совершённое хиппи в шестидесятых, в результате которого общество окончательно распрощалось с иллюзиями, свойственными подлинной любви. Немалую роль в отъезде феи сыграл и СПИД, лишивший многих желания иметь потомство. В общем, госпожа волшебница, разочаровавшись в достижениях европейской цивилизации, с 1975 года стала именовать себя «сударыней» и обосновалась в Подмосковном Черном бору. Свою главную фрейлину Гортензию она прихватила с собой и помогла обустроиться в Москве, где та за короткое время приобрела славу превосходной свахи, умеющей подобрать отличную пару даже самому неказистому жениху. За последние годы Гортензия стала популярной и в кругах олигархов, для которых менять жен стало столь же престижно, сколь обзаводиться новыми машинами.

Рождественские праздники волшебница проводила в преотвратном настроении – ей показалось, будто она зря сменила место жительства: Фрейя внезапно сообразила – не пройдет полувека, как и здесь понятие любви станет анахронизмом. Ей даже пришло на ум, что оно вообще скоро станет архаикой, пригодной лишь для творчества…

Главной радостью пребывания феи в Черном бору стало ее знакомство с богом древних славян Авсенем – рыжекудрым гигантом, приезжающим дважды в год: он всегда появлялся на огненно-красном коне, возвещая о начале весны и осени. В последний приезд он даже помог Фрейе убрать верхушки елей и сосен, окружающих ее апартаменты – ведь именно оттуда за ней однажды подсматривал какой-то вихрастый парнишка. Он, конечно, был сама юность и очарование, но в тот момент общение с людьми не входило в планы волшебницы.

Гортензия, приехавшая на Рождество в гости к своей госпоже, попыталась разогнать ее хандру. В качестве развлечения она предложила открыть проход к замку, чтобы выслушать и исполнить просьбу того, кто сумеет до них добраться. Это было столь необычно, что, немного подумав, Фрейя согласилась.

Одно ее заветное слово – и на время праздников исчез бурелом, охранявший Запретную гору, и появилась тропинка, ведущая к порталу замка. После этого не прошло и суток, как на пороге объявилась заиндевевшая и порядком замерзшая Марина.

– Как ты нас нашла, девушка? – вместо приветствия удивилась Фрейя.

– Меня привел Мошкин. Сейчас стоит на морозе, не решается войти.

– А, тот мальчик, что видел меня летом, – догадалась хозяйка замка. – Ну да ладно, все в порядке – я же сама открыла сюда дорогу. В общем, я волшебница, могу выполнить одно твое желание, так что рассказывай, милочка, что тебе надо?

 

– Сейчас я живу в Малой Сосновке, а полтора года назад… Тогда я училась в Лондоне. Мои родители были уважаемыми и состоятельными людьми. Потом они погибли. Их приятели нас ограбили. Нормальное образование я получить не успела. Теперь с бабушкой перебиваемся на ее пенсию. Я подрабатываю учителем английского. Платят мало – у нас в городке вся интеллигенция считает копейки.

Фрейя долго смотрела на Марину, и чем пристальнее вглядывалась в ее облик, тем меньше он ей нравился. Очень высокая, тощая и сивая, она, пожалуй, могла похвастаться только темно-карими глазами, которые выдавали настоящий характер.

«Я не буду ей помогать!» – решила фея и предложила Гортензии стать ее попечительницей.

– Ну, так что же ты просишь, деточка? – проворковала фрейлина, взяв девушку за руку.

– Я хочу выйти замуж за одного молодого человека. Он красив, умен и богат. Я его знаю – он приезжал к нам в колледж, как один из его попечителей. На меня он не обратил внимания, но, пораскинув мозгами, я поняла, что хочу стать его женой.

Марина протянула Гортензии немного помятую фотографию, фрейлина взглянула на нее и сразу узнала Алекса Голанова – тот, действительно, был одним из самых завидных столичных женихов и принадлежал к весьма обеспеченной фамилии.

– С позволения волшебницы я займусь твоей судьбой, – пообещала сваха. – Только учти: ты переезжаешь ко мне и беспрекословно слушаешься. Следующей весной станешь женой этого павлина. Счастья не обещаю, но твое желание будет исполнено. И запомни, дважды я никому не помогаю!

– Больше я и не попрошу. Выйду замуж, а с остальным сама справлюсь!

В этот момент раздался голос Фрейи:

– Дорогуша, позови-ка своего приятеля, того, что мерзнет неподалеку. Мы уже виделись, а потому в нашей встрече нет ничего нового.

Марина записала адрес Гортензии, поблагодарила и вышла. Вскоре на пороге появился Гера.

– Послушай, мальчик, скажи, у тебя есть мечта? – поинтересовалась волшебница.

– Я люблю Марину, хочу быть с ней. Но я некрасив, беден и способностей у меня мало. Даже английский не могу одолеть! А ведь зубрю его, как проклятый!

Фрейя задумчиво поглядела на коренастого застенчивого паренька, потом тяжело вздохнула и протянула ему серебряное колечко с начертанными на нем письменами.

– Там слова, повторяй их по утрам. Этого достаточно. Будешь счастлив, однако придется много работать... Меня бы порадовало, если бы твоей избранницей была другая. А так? Не знаю, что и сказать. Боюсь, из-за тебя и Марины мои дороги с Гортензией разойдутся. Но раз я пообещала тебе помочь, то помогу.

– Ваше Величество, я шагу не сделаю против вашей воли! – в испуге возопила фрейлина. – Только выдам Марину за Голанова, и все!

Гера растерянно вздохнул, надел перстенек и откланялся.

Фрейя долго стояла, опустив голову, – она размышляла. Потом поднялась к себе в кабинет и позвонила в крошечный золотой колокольчик. На его поверхности тут же появилось изображение встрепанной физиономии Авсеня.

 

– Я тут подумала и решила, что стану твоей супругой, древнеславянский бог! – сказала волшебница. – Кстати, раньше я встречалась только с теми, кто был совершенством во всех отношениях. Не поверишь, но Микеланджело ваял Давида с одного из моих возлюбленных... Видимо, теперь от печали я вконец одичала… Ну да ладно, речь не об этом! В общем, я буду с тобой, мой Дикий ветер. Покажу тебе самые прекрасные уголки Европы, ну а ты повезешь меня на Байкал… Надоело мне здесь киснуть и ворчать, как обмельчал род людской. Раз Гортензия взялась помогать этой заурядной девчонке, значит она еще получше многих. Однако мне с такими скучно. Я вручила милому парнишке перстенек на удачный брак, и хватит. Когда и на ком он женится – мне безразлично. В любом случае, я жду тебя, дружок, в первую же оттепель!

И действительно, в начале марта Фрейя укатила с буйным и непредсказуемым Авсенем, а Марина отправилась в Москву под крылышко Гортензии.

С помощью фрейлины феи любви Ронова уже к новому году стала одной их самых привлекательных моделей столицы, так что никто не удивился, когда три месяца спустя,  в марте, она стала женой самодовольного и богатого Алекса.

…С тех пор прошло около десяти лет. За эти годы многие из тех, кто являлся завсегдатаями элитарных приемов, концертов, выставок и самых дорогих европейских курортов, неизменно обращали внимание на необычайно живописную пожилую пару:  крупного мужчину с всклокоченными рыжевато-седыми волосами и элегантную изящную даму, будто сошедшую с полотен голландских художников. Почти всегда они оживленно беседовали, преданно глядя друг другу в глаза. На этих же мероприятиях изредка можно было встретить и другую чету: чрезвычайно модная худая и нервная молодая женщина с близнецами на руках в обществе нагловатого мужчины, источающего презрение на всех, кто не входит в круг избранных. Однажды на прогулке они столкнулись: молодая женщина, вцепившись в ручки детей, робко поздоровалась с хрупкой дамой и стыдливо отвела глаза. Через секунду Фрейя услышала злобный шепот ее спутника, который пытался выяснить, сколь высокое положение в обществе занимает особа, которую так стесняется его жена.

…Был  первый теплый весенний вечер, когда Фрейя вернулась в замок в Черном бору – она соскучилась по своей обстановке, покою и тишине. Авсень, который ее привез, отбыл по делам, пообещав по первому же зову прислать за ней своего коня.

 

Едва Фрейя появилась в своих апартаментах, как туда нагрянула Гортензия. От волнения у фрейлины тряслись руки.

– Понимаете, у нас тут, как в пьесах вашего любимого Шекспира. Страсти кипят, словно в XVI веке! – заверещала она. – Голанов надумал жениться на молоденькой стервозной модели и выгнал Марину без средств – это удалось из-за ловко составленного брачного контракта. С Мари он развелся, а после запер в сумасшедший дом, чтобы отсудить детей. Пригрозил, если миром не отдаст ему мальчишек, то подкупит врачей, и они превратят ее в овощ! Я бы попыталась ее выручить, но слово дала не вмешиваться. Помогите ей! Я знаю, вам эта девушка не симпатична, но вы же фея плодородия, а потому просто обязаны позаботиться о ее малышах. Им всего по шесть лет! Не отдавать же их на попечение мачехи! Представьте, они подрастут, станут полноправными наследниками, и что тогда? С одной стороны – мачеха с ее будущим потомством, а с другой – Маринины парни. Они же перережут друг друга, там ведь на кону миллионы!

– А чем занимается Мошкин?

– Он мастер спорта по гимнастике, работает в цирке. Не бедный, имеет зарубежные контракты. Но сейчас сидит в Москве и носит передачи Марине. Романы у него, конечно, были, но он так и не женился. Пару раз виделся с Роновой в Европе. Похоже, любит ее по-прежнему, поэтому живет один.

Фрейя долго размышляла, а потом, тяжко вздохнув, отправилась к Марине.

Как ни странно, но после беседы с молодой женщиной у волшебницы отношение к ней переменилось в лучшую сторону, возможно, это было результатом длительного общения Фрейи с людьми, после которого она стала более снисходительна к их слабостям. Важно другое: не прошло и месяца, как Голанов отдал Роновой мальчиков, обеспечив им приличное содержание. Единственное условие, которое он поставил бывшей жене, – она и дети навсегда отказываются от встреч с ним.

– Больше никогда не возьмусь помогать тем, кто вам не нравится! – возопила Гортензия, узнав развязку этой истории. – Все хорошо, но, может, вы мне объясните, из-за чего Алекс так переменился?

 

– Суть в том, что отцом мальчиков является Мошкин! Об этом не догадывалась даже Марина… Все случилось на курорте в Ницце: как-то на одном из приемов Алекс ужасно напился. Вернувшись в отель, он поколотил Марину и выгнал в одном платье, без кредитки и документов. Она перепугалась и позвонила Гере, который был там на гастролях – естественно, парень организовал ей ночлег и утешил… Однажды я видела детей Роновой и сразу все сообразила, но тогда меня это не касалось. Теперь же, после разговора с ней, мне многое в ее жизни стало понятно. Короче, я надоумила ее провести тест на отцовство, и это сразу все поставило на свои места: Алекс так трясется над собственным имиджем, так боится прослыть в своих кругах идиотом и рогоносцем, что поспешил откупиться от них.

– Это невероятно, дорогая Фрейя! Скажу по секрету: вам очень полезно быть замужней дамой. Просто удивительно, насколько счастливый брак сделал вас добрее. За все эти века не припомню, чтобы вы так милосердно обращались со своими подданными. Ни преступлений, ни самоубийств, ни рек крови! Куда все подевалось? Право, даже не интересно…

– Не вижу смысла будоражить нервы тех, кто не имеет чувствительности! Посмотри на телеэкран, там море жестокости – она давно отбила желание у людей сочувствовать. Да и на искренность у них аллергия. Я рада, что к подобной черствости не имею отношения! Другое дело юные Голановы: у Геры мое кольцо, которое заговорено на счастливый брак, – из-за него его мимолетная близость с Мари и принесла такие очаровательные плоды. Теперь они поженятся, так что в перспективе – нормальная семья, в которой будут расти эти мальчики… Ну не отдавать же их на откуп очередной новоиспеченной стервозной миллионерши? В любом случае, как великая Фрейя, я просто  обязана позаботиться об этих сорванцах, иначе какая же из меня фея плодородия?

Наталия Белага

 

Читайте ещё:

Балет или цирк? А может, их симбиоз?

Саламандра

Комическое в киномузыке

Король инструментов

Музыка игрового кино

Опера в кино

Киномузыка и «Великий немой»

Что вы знаете о докторе Фаусте?

Орфей

Нет повести печальнее на свете…

Прометей

Дон-Жуан – имя нарицательное

Поцелуй Саломеи

Пейзаж в инструментальной музыке

Непреклонная дама непреклонного возраста

 
 

Простая математика
Данные с ЦБР временно не доступны. Приносим свои извинения за неудобство.
Встреча, Газета , Ооо