Баннер
СРОЧНО!

Домой Добавить в закладки Twitter RSS Карта сайта

Странные струнные Печать
06.08.2014 05:54

Иностранцы в Дубне – это не всегда туристы или привычные для наукограда зарубежные ученые,  иногда и сам город на несколько часов будто переносится за пределы России. В прошлый четверг жители Дубны благодаря трем иностранным музыкантам оказались в средневековой Франции и солнечной Каталонии. Как? Очень просто. Музыка – если она прекрасна – способна управлять и пространством, и временем.

Как все начиналось

Вечером 24 июля в библиотеке ОИЯИ звучала музыка. Кто­то, как и я,  попал на выступление дуэта из Франции Alysma и испанского исполнителя Марка Эжеа случайно, просто услышав на улице звуки флейты. Афиш не было: концерт задумывался как дополнительный, поскольку официальный финал «МузЭнергоТура» (продолжение фестиваля «МузЭнерго», прошедшего в Дубне 18­-й раз и хорошо известного городу) состоялся за несколько дней до этого в Красноярске.

Более чем за месяц до этого 25 приглашенных музыкантов стартовали отсюда в сторону Улан­-Удэ и объездили всю Россию, играя и на больших фестивалях, и на таких камерных площадках, как залитый солнечным светом тихий зал дубненской библиотеки. Камерность даже больше располагает к правильному восприятию такой необычной в наше время, ювелирно-­тонкой музыки. «Для меня, например, совершенно не важно, десять человек на концерте или тысяча, если мы попадаем в контекст, – объясняет организатор «МузЭнергоТура» Юрий Льноградский. – Если людей приглашают на некий условный эксперимент, то никакой проблемы с неправильным восприятием нет, какая бы аудитория ни пришла. И уже задача музыкантов – достучаться до аудитории».

Концерт, часть первая: музыка эльфов

– Здравствуйте, как вас зовут? – подлетаю после репетиции к одному из участников французского дуэта.

– Алёша, – произносит как «Альоша».

– Не может быть.

– Да, – смеется музыкант. – Это мое имя, и в Россию я приехал впервые. Просто моя мать прочитала книгу Достоевского.

– «Братья Карамазовы»?

– Да, точно! Люди думают, это сумасшествие – звать кого-­то Алёшей, особенно во Франции.

Музыка  Алёши Реньяра и Патрика Рудона кажется мне эльфийской; но какая еще может получиться, если она – это сочетание барочной флейты и шведского инструмента с непроизносимым названием никельхарпа? Истоки музыки, которую исполняет Alysma, нужно искать в Средневековье, а также в традиционных мелодиях востока – например, Индии и Турции; к слову, все композиции, сыгранные в этот вечер, были авторскими. «Встреча» поговорила с музыкантами о России, российских дорогах и о них самих.

– Как давно вы играете вместе?

Патрик: – Мы странно встретились – это было лет 12 назад. Я слышал об Алёше, мы жили в одном городе, он был известным скрипачом, я – джазовым музыкантом. Мы познакомились в баре. В это же время один организатор – такой французский Юрий – предложил участвовать в концерте для дуэтов, и через пять минут у нас был дуэт.

Алёша: Мы начинали с того, что играли в госпитале, только для одного человека.

– А сколько людей вы привыкли видеть на концертах сейчас?

А.: По-­разному: иногда мы играем в церквях, и может быть около сотни человек. Но удобнее небольшие площадки – в первую очередь, из-­за акустики.

– Что можете сказать о нашей стране – теперь, после целого путешествия?

А.: Она  очень  своеобразна. Для нас это огромный опыт – делиться с вами нашей музыкой, потому что в большинстве мест, где мы играли, люди никогда ничего подобного не слышали.

П.: Мы раньше играли в Марокко, в пределах Франции, но это первый раз, когда мы заехали так далеко на восток.

– Вы не устали от России?

А.: Нет, совсем не от России. От дорог – да! У вас такие дороги... Иногда мы отыгрывали концерты, потом проводили 26 часов в пути – и потом должны были играть снова. Я не знаю, сколько километров мы проехали на автобусе.

П.: Организаторы ищут не только талантливых музыкантов, они ищут тех, кто способен выжить месяц в автобусе и не съесть остальных. Но мы всегда получаем энергию от концертов.

Концерт, часть вторая: музыка, вызывающая дождь

«На самом деле, Марка здесь, в Дубне, знают больше других, – представляет следующего исполнителя Юрий Льноградский. – Сегодня это уже его четвертый приезд. И его диск с жизнеутверждающим названием «Цветок смерти» имеет на обложке пляжный зонтик с дубнинского пляжа. Он неровно дышит к этому городу, здесь у него началась вся эта российская эпопея, и играет он на инструменте не менее безумном, чем никель-харпа, наверное, даже более безумном».

Объясняю: каталонец Марк Эжеа играет на харди-­гарди, или колёсной лире – говорят, что во всем мире этим умением обладают не больше 15­-20 человек. Это инструмент очень древний, и выглядит он как микс из шарманки, музыкальной шкатулки, баяна и гитары (на самом деле, ничего подобного).

Если французы приветствовали зал на своем родном языке – «bon soir», то Марк Эжеа по­-русски говорит «привет» – чем мгновенно заслуживает любовь всех детей в зале. К середине второй песни оказывается, что он еще и поет – причем поет захватывающе. Каталонский фольклор в его исполнении звучит как магические сказки и трагические баллады; в нем есть и композиции для вызывания дождя. В Улан­-Удэ, по рассказам очевидцев, во время выступления Марка на ясном небе появилась туча, пролилась дождем прямо на фестиваль и исчезла. Не остается никаких сомнений, что он волшебник.

– Марк, а вы можете петь фламенко?

– Нет, фламенко – это очень трудно. Ты должен быть из Андалузии, хотя есть и исключения: например, один японец, который очень странно поет.

– Что тянет вас в Дубну – уже в четвертый раз?

– Река, например. И многолетняя дружба с Юрием. Впервые я приехал сюда в 2009-­м с моей бандой Kaulakau.

– Композиция, где вы меняли голоса – это была сказка?

– Я использовал разные вокальные техники. Эта песня – исследование каталонского юга, Сардинии и Корсики, тех стилей, которые привычны там.

– У вас было много учителей?

– Да, очень много. В разных местах. Я, например, работаю с певицей, которая учит меня приемам азербайджанской, японской традиционной музыки, и у нее невероятный диапазон – шесть октав.

– А кто сделал ваш инструмент?

– Мастер из Вены. Он гений. Но харди-­гарди существует даже в России – где-­то недалеко от Украины на нем играют. Люди с этим инструментом – трубадуры, они путешествуют по Европе. Харди­-гарди можно услышать во Франции, Испании, Италии, Германии, Венгрии.

Марк Эжеа с колёсной лирой и дуэт Alysma с никель-харпой оправдали название концерта «Странные  струнные». Однако для всех, кто там был, эти инструменты уже не неведомые –  после можно было их разглядывать и обо всем расспрашивать музыкантов. «Увидимся в следующем году!» – завершает выступление Алёша Реньяр. «Надеемся, что так», – отвечает аплодисментами зал.

Дарина ГРИБОВА

Фото Ольги БУШКОВОЙ

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 
< Августа 2014 >
П В С Ч П С В
        1 2 3
4 5 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Простая математика
Курсы валют на 26 Июля (cbr.ru)
byrBYR30.75(+0.16)
usdUSD59.82(+0.16)
eurEUR69.70(+0.23)
uah10 UAH23.13(+0.02)
Встреча, Газета , Ооо