Баннер
СРОЧНО!

Домой Добавить в закладки Twitter RSS Карта сайта

"Легкое поведение" на сцене Дворца Печать
06.02.2014 06:42

В субботу, 15 февраля, актеры Андрей Биланов, Ольга Тумайкина, Олег Акулич,  Жанна Эппле  и Елена Валюшкина приглашают всех на комедию «Легкое поведение» во Дворец культуры «Октябрь». Мы продолжаем знакомить дубненцев с исполнителями главных ролей в спектакле, и сегодня наш гость – Андрей Биланов (на фото).

– Андрей, с кино у вас давно сложившийся союз, а теперь определенную  роль в вашей профессиональной деятельности играет и театральное творчество.  Волновались перед премьерой?

– Да, очень! Был большой перерыв, последний раз я выходил на сцену после того, как закончил ВГИК, мастерская Армена Джигарханяна. Потом, в 90-е годы, все приостановилось, а я хотел заниматься любимой профессией и зарабатывать.

– Действительно, в 90-е годы это было сложно совместить. Актеры  зарабатывали как могли.

– Конечно, ты же помнишь, что не снималось ничего! Начинающим актерам получить роль было практически невозможно. Снимали более-менее раскрученных и известных. Пришлось заниматься многим – и барменом работал, и фитнес-тренером. Тогда был еще хорош собой, молоденький, шесть кубиков пресса, загорелый. Очень много было рекламы, и я не отказывался. А почему бы и нет? Деньги нужны были, и я представлял себе,  что я играю в кино.

– Как будто это роль?

– Да!

– И с театром до сегодняшнего времени был тоже значительный перерыв…

– Да, я слышал от своих коллег, что и платят там мало. Пойми меня правильно, я очень люблю свою профессию, но я не альтруист. Я не хотел, чтобы меня «тянули», а я занимался чистым творчеством. Я старался быть в профессии и зарабатывать, а не сводить концы с концами. Любимое кино в этом плане – это мое основное и самое  дорогое. Это мои прямые, любимые и  обожаемые обязанности.

– Андрей, когда актер сочетает кино и театр – это дополняет его актерскую копилку или отвлекает и не дает сосредоточиться на одном деле?

– Мое личное мнение: то, что у меня срослось с антрепризой, это я правильно делаю. И то, что я вышел на сцену – это огромное дополнение к тому, что я делаю в кино. Да, в кино есть свои шаблоны, клише, я там как рыба в воде, а театральные подмостки для меня открылись заново. Я переживаю так, как будто это очередной курсовой прогон в институте.

– Из-за того, что не получится переснять?

– Да, я не хочу ударить лицом в грязь. Хочу, чтобы зритель радовался. Боюсь проколов, когда вдруг забываешь текст.

– Если вы любите свою профессию, делаете все от души, наверняка и в кино-то хочется все сделать хорошо и с первого раза.

– С первого раза. Другое дело, что режиссер может попросить сделать еще один дубль или два, чтобы сделать сцену интонационно по-другому.

– Но это уже его видение, а вам, как я понимаю, изначально важно сделать на совесть. А вот в театре все происходит с одного единственного раза…

– И в этом спектакле наш режиссер Рената шлифует и создает тот контекст, который обязан быть, а не то, что нам, актерам, в голову приходит. И это здорово, что она направляет, вводит нас в такие предлагаемые обстоятельства, что надо сделать именно так. По той причине, что это тянет за собой определенную последовательность событийных рядов. Держать одного героя в своем направлении, другого – в своем… Мы каждую реплику сохраняем, не меняем слова. Написано все  легким и доступным языком, нет высокопарной литературщины, где надо подбирать интонации, тембр голоса, темпоритм, для того чтобы попасть в это состояние, чтобы это было органично.

– Внутренне должно быть гармонично и совпадать с тобой.

– Да, должно все сойтись с каждой моей клеточкой. Все должно быть оправдано. Почему я улыбаюсь, почему смотрю в одну точку,  почему я наклонил голову, почему я говорю, обращаясь к актеру, а не к залу. Это все важно!

– Существование на сцене складывается из  точности нюансов, телесной правды, физиологической достоверности… Вы со своим героем как вместе сосуществуете?

– Я его очень хорошо понимаю. Сценическая история отчасти повторяет то, что происходило лично у меня в жизни. Получается быть органичным, потому что я уже был в таких обстоятельствах.

– Читая пьесу, становится понятно, что буквально каждый на сцене увидит ситуацию, с которой так или иначе уже сталкивался в жизни.

– Все, что написано в пьесе, взято из жизни. Мы не прилетели с Марса и не придумали нечто несуществующее. Каждый человек, сидящий в зале, обязательно вспомнит, что и в его жизни точно такое же было. Может быть, не буквально, но очень похоже.

– Премьера состоялась буквально на днях. Как первые зрители приняли ваш спектакль?

– Я очень ответственно к этому всегда отношусь и очень стараюсь. Не потому, что первый раз, а потому что я такой человек. И в кино я так же делаю: не могу расслабиться, даже если подобное я уже играл.

Продюсеры сказали, что был полный зал, зрители едва ли не дрались за билеты, чтобы попасть на премьеру. И самый большой показатель успеха: никто не ушел после первого действия. Наш спектакль идет в двух действиях, и по современным нормам зрителей не удержишь, если что-то не нравится – они уходят. Случается, что остается ползала, а на нашем спектакле остались все! Я в зал не смотрел, чтобы меня это не сбивало, но знаю, что было именно так, и нас долго держали аплодисментами.

– В фильме «Легкое поведение» звучала такая фраза: говорить легко удивительно тяжело.  А каково это – создать легкость спектакля?

– Создать легкость как раз очень трудно! Это не я придумал. Комедию играть достаточно тяжело по сравнению с  драматической пьесой. Не могу сказать, что это кардинально разные вещи, но комедия – это когда ты не можешь даже улыбнуться на сцене, хотя тебе действительно смешно от того,  что ты говоришь партнеру. Но ты не имеешь права расколоться. Все очень серьезно. Она легкая из-за того, что очень много сложных и грустных моментов, но подано иронично.

– В пьесе сплошная ирония…

– Действительно, сплошная ирония! Но  подать ее нужно так, чтобы зритель, начиная грустить, все-таки засмеялся или улыбнулся над самим собой. В наш XXI век всем не до этого – нанотехнологии, гаджеты, а  тут вырвана из контекста деревенская история. В зрительном зале не только женщины, много и мужчин. Самые последние  циники улыбаются и взахлеб смеются. Если спектакль неинтересен, зрители начинают кому-то звонить, отправлять смс, ждут не дождутся конца представления, словно отбывают  наказание. А на нашем спектакле все находившиеся в зале не отрывали глаз от сцены.

– Андрей, а какая основная тема спектакля?

– У каждого своя, совершенно реальная история. Мой герой Сергей искренне любит свою жену Нину, уважает ее. Но со временем любовь трансформируется, и происходит дисбаланс, наслоение всего, как коса на камень. И в итоге люди живут только из-за того, что у них есть дети. Это самое страшное, когда люди друг друга ненавидят, но находятся вместе.

Здесь подобная ситуация. Автор сценария детей не прописал, но у них есть другие причины – она его постоянно достает, хотя любит, оба по очереди ищут пути соприкосновения, желая  пробить эту стенку. Мы предлагаем зрителям этот вырванный из жизни фрагмент разразившегося конфликта. Мы его не решаем, а показываем варианты, как можно избежать подобной ситуации или выйти из нее.

Мы играем в реальном времени, и временных сжатий там нет. К примеру, случайно выстреливает ружье Федота, и происходит физиологическое соприкосновение – я боюсь за нее, прижимаю к себе, и на этом фоне возникают парафразы. И не понимаем, о чем говорить.  Первая находится она, спрашивает: «Что там, на рыбалку не пошел?» А я в ответ: «Не пошел». Она просит ее отпустить – я отпускаю. И опять проблему не решили. И так весь спектакль. Все как в жизни. А причина в том, что Сергей один раз в жизни «прокололся» как мужчина, не хотел, но так получилось. И это камень преткновения на всю оставшуюся жизнь. Он тысячу раз уже клялся, задарил ее подарками, но это не спасает. Есть женщины, которые прощают, есть те, которые категорически расходятся. Кто-то дарит бесконечные подарки, снова изменяет и снова дарит, и это как гипербола на всю жизнь. Это уже кому как нравится.

– Получается, они-то хотят решить, но всегда  возникает недосказанность, какая-то недоделанность…

– Недосказанность, правильно! Повторюсь, недоделанность! Весь смысл этого спектакля, чтобы найти пути к примирению. Хочется успокоиться, жить как бы обнявшись, вдвоем смотреть телевизор и разглядывать небо и три часа молчать, и это будет доставлять удовольствие. Не надо специально заполнять паузы.

– Не надо ничего придумывать в отношениях…

– Да, все стремятся  к одному – не придумывать! Мы попали в некий разрез, взяв эту пьесу. Я когда первый раз ее прочитал, подумал – это «Любовь и голуби»! Они очень похожи по энергетике и по подаче. Про давно забытое. Кино мы можем поставить в любой момент. А здесь это в современном варианте. Мы практически ничего не придумали, не изобретали велосипед, не усложняли. Просто сделали живьем и показываем это сейчас. Кто в альтернативе в Москве может что-то подобное показать? Никто! Поэтому такой ажиотаж.

Мне нравится, что  у нас в спектакле тема, которая всех цепляет, и, забывая обо всем на свете, зрители получают удовольствие.Пока мы только скромно начинаем, не можем сразу 25 дней в месяц показывать спектакль.

– Пока у вас 25 дней съемки…

– Да, и слава Богу. Но надеюсь, что и с театром это станет константой. Я хотел бы 7-10 раз в месяц выходить на сцену. И репетировать новые спектакли. Лишь бы было здоровье. С графиком, как у меня, я не имею право заболеть. Теперь вот жду встречи с Дубной!

Беседовала Элеонора Ямалеева

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 
< Февраля 2014 >
П В С Ч П С В
          1 2
3 4 5 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28    

Простая математика
Данные с ЦБР временно не доступны. Приносим свои извинения за неудобство.
Встреча, Газета , Ооо