Баннер
СРОЧНО!

Домой Добавить в закладки Twitter RSS Карта сайта

Домик из молочных пакетов Печать
15.09.2011 11:00

…Ближе к обеду опять зарядил надоедливый дождь. Илья надеялся, что уж сегодня он основательно побродит по всем известным ему грибным местам, вволю надышится чистым лесным воздухом, налюбуется ещё по-летнему нежной природой, посидит в раздумье где-нибудь на пенёчке, неторопливо покурит, посозерцает, повспоминает…

Ан нет! Дождь, как и вчера, медленно собиравшийся, к часу дня, размеренно застучал по листьям, настраиваясь на долгий и заунывный ритм…

 

Взглянув из-под козырька кепки на плотную пелену однотонно-серого неба, Илья с сожалением вздохнул, посмотрел на едва прикрытое грибами дно корзинки и, покрутившись в берёзово-осиновом перелеске, повернул к тропе, которая должна была вывести к знакомой грунтовке, убегающей к городу.

«Похоже, на сегодня – шабаш! – с горечью констатировал тридцатилетний мужчина, вздрагивая от неприятно-холодящих назойливых струй, затекающих за воротник штормовки. – Когда же наконец погода установится? Тепло-то пока ещё держится, но вот дожди… Никак не удаётся спокойно грибы пособирать. Что за напасть?..»

Да и грибов-то, если честно, совсем мало сегодня попалось. Видимо, бродят постоянно чересчур «озабоченные» любители лесных кушаний, выбирают всё подчистую. Им, бедным грибочкам, и подрасти некогда. Выгребают их беззастенчиво, едва те проклюнутся на свет Божий…

Покружив ещё минут пятнадцать вдоль обочины раскисшей тропы, Илья углубился в чащобу, пытаясь скоротать путь и выйти сразу к намеченной цели: утоптанной лужайке, от которой до города рукой подать. Но вместо редеющего сосняка на пути почему-то стали попадаться такие непролазные дебри, уводящие к болотистой низине, что незадачливый грибник приостановился и внимательно огляделся. Если бы высветило солнце, то сориентироваться не составило бы труда. А сейчас какое тут солнышко? Дождик то усиливается, то затихает, намокшие деревья и кусты не успевают стряхивать с себя надоедливую влагу.

Кое-как собравшись с мыслями, Илья решил идти на звуки или на заметные проплешины в лесу. Ведь чем деревья разреженнее, тем, значит, ближе они к какой-нибудь дороге или просеке. Прокултыхав ещё с полкилометра, мужчина понял, что окончательно сбился с пути: эти заболоченные места были ему совсем не знакомы…

И тут… То ли показалось, то ли в самом деле… Где-то справа будто кукарекнул петух. Илья даже кепку с макушки сдёрнул, весь обратился в слух. Вот опять! Уже отчётливо… Точно! Петух! В этой-то глухомани? Неужто прямо в лесу?..

Илья решил не куражиться над волей случая и повернул на звук. Обойдя маленькое болотце, он почувствовал, что земля становится твёрже, деревья постепенно редеют, а крики петуха стали вполне различимы.

Ещё через несколько шагов он разглядел в молодом ельнике то ли будку маленькую, то ли сарай, то ли копну сена. Однако подковыляв поближе, Илья удивленно уставился на небольшой пёстрый домик, похожий на шалаш, который, как выяснилось, был сделан из множества… картонных молочных пакетов, чем-то скреплённых между собой. Возможно, каким-то спецклеем. Домик имел крохотное окошко без стёкол, крышу из обтёсанных жердин и невысокий проём, похожий на дверной. Но самой двери не оказалось. Зато рядом с домиком над полутлеющим костром висело на палке (между двух рогатин) какое-то закопчёное ведерко. Из него аппетитно потягивало вкусным варевом. Илья даже непроизвольно сглотнул подступившую к горлу слюну…

В нерешительности потоптавшись за густым ольховником, мужчина хотел было окликнуть кого-либо из «хозяев» этого домика, поскольку был уверен, что рядом кто-то должен быть (не зря же коптил костёр?). И тут он увидел… Такое, наверное, бывает лишь в надуманных сериалах. Или в бредовых снах…

Из-за домика к костру вышла миловидная ясноглазая женщина в спортивном костюме и бросила на землю охапку собранного хвороста. Следом за ней уверенной походкой туда же подошёл высокий, немного сутуловатый мужчина. И тоже с большой вязанкой поленьев. Они присели около костра на маленькие складные стульчики, подбросили в огонь несколько узловатых коряг, прикурили от головешек и о чём-то очень мило и доброжелательно заговорили. Похоже, даже непрекращающийся дождь не стал им помехой.

В данной ситуации ничего бы сверхъестественного не произошло, если б та женщина с каштановыми волосами не была так близко знакома Илье. До такой степени, что в скором времени они собирались расписаться. Илья даже пару раз протёр глаза непослушными руками: но видение, или правильнее сказать, реальность, увы, не исчезали…

«Что же ты здесь делаешь, Ксюшка? – пронеслось в воспалённой голове Ильи. – Как ты сюда попала? И кто этот мужчина, сидящий рядом с тобой?.. Ведь три дня назад тебе срочно понадобилось уехать в Чехов. Как ты объяснила, в командировку от работы. Чтобы узнать, как там выполняется заказ по выпуску новых учебников для вашей гимназии… И через два дня, в среду, ты обещала вернуться… Я так тебя ждал, очень скучал, считал буквально часы до нашей встречи. А ты?.. Как же так, Ксения? Что за нелепый обман? Зачем ты в этом лесу? Рядом с каким-то странным шалашом? С незнакомым мне мужчиной?..»

Но вместо того, чтобы смело выйти из укрытия и сразу же во всём разобраться, Илья, сам себе не отдавая отчёта, резко развернулся и, обойдя шалаш стороной, вышел на лесную просеку, вдоль которой тянулась линяя электропередачи. Он и не заметил, как с просеки автоматически свернул на дорогу, ведущую к огородным участкам. И очнулся от глубокого забытья только тогда, когда совсем рядом, будто издеваясь, хрипловато прокричал петух.

«Боже, так вот куда меня занесло! – дошло наконец-то до Ильи, когда он разглядел знакомую улочку, где стоял и его садовый домик на стандартных шести сотках. – Выходит, ноги сами принесли на родной участок. Теперь понятно, откуда так истошно вопил петух. От моих же соседей… Но каким непостижимым образом, совсем неподалёку, в лесу, возник этот странный шалаш из молочных пакетов? Почему эту болотину я никогда раньше не видел? И уж совсем невероятно, – как там оказалась моя Ксения? Да и моя ли теперь?..»

Стараясь не думать о последнем, Илья открыл знакомую калитку, нашарил в заветном месте спрятанный ключ, отпер свой старый дощатый домик и шагнул в его полутёмные, неприветливые «апартаменты». Оставив корзину на сырой террасе, он прошёл в «комнату», стянул с себя мокрую штормовку и задубевшие резиновые сапоги. Присел на разобранный, повидавший виды диван.

В голове снова болезненно запульсировало: «Тебя обманули, как последнего салагу! Ты не нужен Ксении! Она вовсю флиртует с другим!.. И надо же было такому случиться, что именно сегодня, в этом лесу, у какой-то замшелой болотины… Не иначе, как всё сегодня случившееся – промысел Божий… Тебе, дураку, указывают, с кем ты связался, кого полюбил, кому доверился… А ты, словно последний идиот… Готов был хоть завтра в загс с ней бежать. Чтобы потом всю жизнь ходить с рогатой башкой!.. Так тебе и надо, простофиля! Впредь, слюнтяй, будешь осмотрительнее и умнее!..»

От этих мыслей спокойней не стало. Наоборот. В груди тяжело заворочался холодный, противный комок, перехватывая дыхание и «притормаживая» часто бухающее сердце. Вдобавок, похоже, и температура подскочила. Илья почувствовал, как мелкий озноб начал подбираться к позвоночнику, заставляя всё тело непроизвольно вздрагивать и зябко ёжиться. Сейчас хорошо бы горячего чайку с мёдом! Или с малиновым вареньем… Или просто таблетку аспирина проглотить. Да где их взять?..

Мужчина решил для начала хотя бы немного полежать под свалявшимся на диване пледом. А чтобы совсем не стало тоскливо, включил ещё работоспособный старенький транзистор, поймал одну из молодёжных программ. Кряхтя и поёживаясь, забрался с ногами под плед и напряжённо затих.

Вместе с лёгким шипением приёмник вещал о последних новостях. Закрыв глаза, Илья устало внимал монотонному голосу диктора. Затем пошла музыка, в эфир запустили программу по заявкам радиослушателей.

Сколько уж он так пролежал, Илья при желании ответить бы не смог. Поскольку пребывал в тревожно-бредовом оцепенении. Однако и в таком состоянии мозг чутко реагировал на каждую новую мелодию.

После очередного шлягера в динамике послышался далёкий-далёкий, но очень знакомый и волнующий голос. Илья настороженно прислушался, приподнялся на локте и прибавил громкость. Милый женский голос (через телефонную связь) продолжал приятно щебетать: «Очень скучаю, люблю… Жду нашей встречи… Если ты меня слышишь, Илюша, то надеюсь, с радостью послушаешь мой музыкальный привет из подмосковного Чехова… Скоро я приеду… Наверное, в среду… Очень грущу и хочу тебя видеть… Целую… Твоя Ксюшка…»

Смягчившимся тоном диктор повторил название заказанной песни, и в тишине огородного домика стало вдруг совсем тесно: радиоволны донесли сюда проникновенный голос Марины Капуро. Нежно и задушевно она исполнила прелестную «Аве Мария». Илья сначала ошеломлённо вникал Ксюшиному посланию, затем с не  меньшим изумлением слушал популярную певицу…

«Что же это получается? – с трудом «переварил» он отзвучавшие эфирные инсинуации. – Заранее, что ли, эту передачу записали? А теперь вроде как издеваются надо мной?.. Ведь не прошло и двух часов после того злополучного видения на болотистой опушке. Не могла же Ксения одновременно находиться в двух местах? Да и диктор утверждает, что программа идёт в прямом эфире. Постоянно напоминает номер телефона, по которому можно передавать свои заявки на радио… Господи, прямо мистика какая-то целый день! Включил приёмник, а тебе оттуда: «Привет, дорогой! Очень скучаю, люблю…» А сама… Или в лесу была другая? Совсем не Ксения? Тогда кто же так на неё похож? И фигура, и голос, и улыбка, и даже причёска… Не понимаю! Вообще уже ничего не соображаю!..»

Решительно откинув плед и быстро встав с дивана, Илья натянул сапоги и ещё не просохшую штормовку, выключил приёмник и, прихватив корзину, вышел из домика. Заперев его, он положил ключ в тайничок и неторопливо двинул к городу. Озноб и чувство недомогания исчезли сами по себе. Илье даже показалось, что после переданного по радио «приветствия» ему стало намного лучше. Однако жуткая неопределённость всё более усиливалась. Надо было срочно что-то предпринимать!..

И Илья предпринял… Через два дня, в среду, взяв билет до Москвы, он с раннего утра примчался на Курский вокзал, купил букет гладиолусов и вышел на многолюдное скопление пригородных перронов. Туда, где тормозили усталые электрички, идущие через Чехов.

Около трёх часов дня, шипя открывающимися дверцами, к перрону подполз очередной электропоезд. Слегка загрустивший Илья оторвал глаза от головного вагона, пристально всмотрелся в озабоченно-суетливые лица волнообразно замельтешившей толпы и… Не причудилось ли?.. Нет!! Это была Ксения! Она! Она!! Кто же ещё?.. Уже не чувствуя под собою ватно-одеревеневших ног, встрепенувшийся мужчина бросился к своей возлюбленной…

Сейчас, в этот момент, он уже не думал о странном лесном домике из молочных пакетов, о ещё более странной радиопередаче, о почти двухнедельной, слишком изнурительной разлуке… Он видел только немного осунувшееся и задумчивое лицо Ксюши, видел её мгновенно преобразившиеся глаза, заметившие его в толпе, чувствовал её тёплые губы, нежное дыхание. Ощущал знакомый запах дезодоранта и шампуня… И ещё голос… Драгоценный, тихий, ласковый и… несомненно любящий. Разве такое обаятельное создание склонно к предательству? Да и зачем?..

…На следующий же день, чтобы окончательно развеять все дурацкие сомнения, Илья и Ксения вместе отправились в лес. Именно по тому же маршруту, где совсем недавно на пути незадачливого Илюши встретилось непонятное строение-шалаш. Погода, к счастью, не подкачала. Солнце и разомлевшие птицы старались вовсю.

Вот только домика того «молочного» обнаружить так и не удалось. Сколько мужчина и женщина ни старались, даже приблизительно они не смогли выйти к предполагаемой болотистой низине. Хотя исколесили близлежащий лес вдоль и поперёк…

Вечером, когда Илья сообразил наконец-то извиниться перед Ксюшкой за свои подозрения, он почему-то только в этот момент вспомнил, что увиденная им около лесного домика женщина беззастенчиво курила, сидя у костра рядом с мужчиной. Его же Ксения табак не переносила ни под каким видом. Отчего эта маленькая, казалось бы, деталь не «всплыла» раньше?  Хотя бы в тот момент, когда он дрожал под своим пледом в огородном домике?

Стас Волгин

 

 

Стас ВОЛГИН родился в Дубне в 1957 году. По образованию – микроэлектронщик, по призванию – литератор. Более 15 лет проработал в ОИЯИ. Автор 7 литературно-художественных книг (из них 2 романа). Член Союза писателей России. Член Союза журналистов России. Награждён медалью «За верное служение отечественной литературе» от МГО Союза писателей России (2009 г.). В настоящее время является литсотрудником ряда московских журнальных изданий.

Читайте еще на эту тему:

О Марфуше и комарах

Городские бобры

Первое знакомство с Дубной

Город крылатых ракет

Молоко из автомата

Читайте ещё:

Осенний призыв: эхо демографического провала

Город, где болеют за водные лыжи,как за футбол

Будет нам «Макдональдс», будет нам и мост

Ракеты – это круто!

Почувствовать настоящую науку

Как САХАРОВ послал в космос ГАГАРИНА

Повелитель меченых нейтронов. История Михаила Сапожникова

Борьба с коррупцией = борьба с ветряными мельницами?

Дубна – центр российской Европы

На озере «забилось» сердце

Честная музыка и не только...

Хроника Чемпионата мира

Домик из молочных пакетов

Кодо «железных сердец»

Между ракеткой и информатикой

Путешествие в Древнюю Русь

Предельная винтокрылость

Фантазии в стиле техно-арт

Европейский стиль Дубны

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 
< Сентября 2011 >
П В С Ч П С В
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    

Простая математика
Курсы валют на 26 Апреля (cbr.ru)
byrBYR29.78(-0.12)
usdUSD55.85(-0.23)
eurEUR60.79(-0.05)
uah10 UAH20.97(-0.05)
Встреча, Газета , Ооо