Баннер
СРОЧНО!

Домой Добавить в закладки Twitter RSS Карта сайта

Борьба с коррупцией = борьба с ветряными мельницами? Печать
24.03.2011 11:42

Взяточничество и коррупция – это одно и то же? Вроде да, а вроде и нет.

Исследовал эти понятия в своей кандидатской диссертации Николай Смирнов, руководитель направления НИСИПП. Выяснились любопытные детали.

Она или не она

– Когда я писал о коррупции,– рассказал Николай Смирнов на сайте НИСИПП,  – то, в первую очередь, думал про институты государственного управления. К сожалению, когда у нас речь заходит о коррупции, то все понимают, что это такое, но никто не может дать ей точное определение. Ведь если называть коррупцией взяточничество, то мы понимаем: это не так. У нас очень много коррупционных сделок проводится не с помощью взяток, не с помощью денег, а путем натурального обмена – услуга за услугу. Но это – тоже коррупция, а значит: коррупция – это не только взятки. За рубежом коррупция определяется достаточно просто, но не совсем точно. И самое распространенное определение, которым, например, пользуются Transparency International и Мировой банк, это использование должностных полномочий, или злоупотребление ими, в личных целях.

Коррупция – это структура

Я бы сказал, что коррупция – это структура управления оппортунистическим поведением, в том числе, чиновников. Что сюда входит? Негласные правила, согласно которым это поведение осуществляется. Это – взаимные сигналы, распространенные в обществе, а чаще – в определенных сообществах. Это и всевозможные личные связи, и рыночные структуры-посредники. Одним словом речь идет обо всех тех общественных, социальных и других технологиях, обрамляющих этот оппортунизм. Это – вся та структура, которая позволяет чиновничьему оппортунизму не только существовать, но и процветать, быть сравнительно эффективным.

Коррупция – явление структурное. И захватывает она не просто людей, а государственные институты. Если речь идет о неэффективном административном барьере, заведомо созданном для получения административной ренты, причем созданном таким образом, чтобы в нормативно-правовых документах отсутствовали определенные подробности, которые определяются как коррупционные риски, то тут все понятно. Это и есть коррупция – определенные правила выполнения оппортунистических действий с соответствующими механизмами, обеспечивающими их реализацию на практике.

Коррупция может быть не только официально регламентирована законом. Она вполне может быть создана и неформальным образом – путем назначения на определенные должности определенных лиц, которые будут принимать нужные решения путем заключения так называемых неформальных контрактов с нужными персоналиями во власти.

Чиновник с прейскурантом

– В интернете можно найти списки должностей чиновников с прейскурантом. Есть такое понятие – коррупционный капитал. Вся коррупционная система сложилась в результате вполне определенных инвестиций. Это бизнес и конкуренция. Только в своеобразной форме. Все мы помним про борзых щенков. Но дело в том, что, запрещая брать деньги, запрещая брать подарки, мы избавляемся лишь от каких-то особенно заметных признаков коррупции. Коррупция тут же перетечет в другие формы. И формы эти окажутся более изощренными, и произойдет это мгновенно. И так просто вскрыть эти новые формы уже не получится. Взять чиновнику подарок открыто – почему бы и нет. Пусть задекларирует, и нет проблем – наоборот, будет только лучше видно, кто от кого подарки получает. Тогда и с коррупцией легче справиться будет. Запрет приводит просто к сокрытию и не более. Чиновничья преступность, связанная со злоупотреблением должностными полномочиями, – все это должно быть уголовно наказуемо. Но собственно наказание за эти преступления не может считаться борьбой с коррупцией. Это все равно, что пойти ночью голым в лес и бороться там с комарами. Только проблема в том, что в этом лесу, кроме комаров, еще и серьезные хищники водятся, а кое-где и динозавры из юрского периода.

А как бороться?

– Надо трансформировать коррупционный капитал. У людей есть представление о том, что хорошо и что плохо, как поступать правильно, а как – неправильно. Вот у нас в стране принимаются законы, пишутся инструкции, создаются органы, государственные институты, которые противоречат общественным представлениям о государственном устройстве, о справедливости и целом ряде других основополагающих вещей. Более того, они противоречат общественному благосостоянию. У нас сегодня бесплатное образование – это коррупция, бесплатная медицина – это коррупция. Любое столкновение с милицией чревато коррупцией. Естественно, возникает спрос на то, чтобы эти институты скорректировать, поскольку их сущность не отвечает общественным запросам. Поскольку производить нормальные институциональные изменения очень дорого и даже невозможно, они деформируются частным образом. И создаются структуры, которые позволяют поступать так, как поступают коррупционеры. Это люди, которые сознательно нарушают правила, поскольку они сами обеспечили себе такие возможности. Так что борьба с коррупцией должна вестись не в плоскости борьбы с нарушением законов, а при помощи перенастройки самих законов и формальных правил. Формальные правила должны разделяться обществом. Тогда жить в соответствии с ними будет выгодно. Не нужно будет делать инвестиции в коррупционный капитал, не нужно будет создавать структуры, дающие возможность эти правила нарушать. Проблема в том, что коррупционный капитал против. Ему и так хорошо, он это создал и к этому привык. Ну, так надо ему показать, что можно жить лучше. Возвращаясь к примеру с дремучим лесом, от комара можно оградиться, а волка одомашнить, чтобы он дом охранял и даже пропитание помогал добывать. Но тут сноровка нужна и коллективное действие.

Любое государственное регулирование, если оно скрыто от контроля гражданского общества, подвержено коррупции. В силу двух причин: во-первых, действия чиновников ограничены в рациональности (не могут чиновники в принципе создать совершенные институты). Вторая причина – их склонность к оппортунизму, что, так или иначе, можно отнести к любому человеку: все мы грешны. И в силу этих двух причин распространяется коррупция. А в качестве топлива в данном процессе выступают инвестиции в коррупционный капитал. Но есть и другая сторона вопроса: регулирование необходимо. Ведь рынок и общество сами по себе тоже не совершенны. Здесь важен формат (или режим) регулирования. Когда все под контролем чиновников, когда с ними надо согласовывать любую мелочь, они каждый день приходят с проверками, а сами в массе своей бесконтрольны – это идеальные условия для распространения коррупции. И если мы хотим с коррупцией бороться, надо устанавливать нужный формат: где-то чиновникам нужно помочь, а где-то и вовсе от них отказаться. А если они не хотят, нужно для них найти более интересное занятие. Договориться с ними нужно так, чтобы коррупционный капитал трансформировать в иной – позитивный. И это куда сложнее, чем просто запретить, а потом следить, кто кому и что подарил.

Подготовила Екатерина Славская

 
 

Простая математика
Данные с ЦБР временно не доступны. Приносим свои извинения за неудобство.
Встреча, Газета , Ооо